Епископ Игнатий: Грехи смываются слезами покаяния

Суббота. Вечер. В Соборе святого равноапостольного князя Владимира довольно многолюдно. Вечернее богослужение возглавляет преосвященнейший Игнатий, епископ Мариинско-Посадский, викарий Чебоксарской епархии.
В ноябре прошлого года он назначен настоятелем храма. Родился 7 декабря 1978 года в селе Тобурданово Канашского района.  

— Епископ Игнатий, как вы пришли к Богу?
— Всегда уклоняюсь от этого вопроса, потому что сам не знаю на него ответа. Не было, как может подумать простой обыватель, несчастной любви или какого-то жизненного потрясения. Напротив, у меня все было хорошо. Возможно, именно поэтому пошел в Церковь — благодарить Бога.
В детстве по большим церковным праздникам и в родительскую субботу крестная мама брала меня с собой в церковь в Канаш. Помогал ей читать поминальные книжки, которые передавали
односельчане, так как сами не могли поехать в храм. Таких книжек набиралась целая сумка, и я всю службу только и делал, что читал их.
Моя крестная была воцерковленной. Хотя объяснить, кто такой Бог, рассказать о заповедях, наставлять и учить меня она не могла. Из книг у нее были лишь псалтырь и молитвослов.

Прислушался и доучился
— В вашей биографии значится учеба на журфаке.
— На журфак попал случайно, но если подумать, не совсем так. Еще будучи школьником печатался в районной газете, сочинял стихи, прозу и пьесы, которые, кстати, ставили на сцене школьного драмкружка.
На четвертом курсе впервые побывал в мужском монастыре под Казанью. Мне там так понравилось, что захотел остаться и жить той жизнью, которую увидел. Решил уйти в монастырь, но один священник сказал, что сначала необходимо получить образование, а потом можно “хоть на четыре стороны идти”.
Недавно, на встрече со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, рассказал про этот разговор. Он улыбнулся и произнес: “Ну уж не на все четыре стороны, а в одну надо идти — в сторону Бога”.
— Прислушались и доучились?
— Конечно, ведь послушание — одна из основ монаше­ства. Правда, на гос­экзамены и защиту диплома приезжал уже из храма Крещения Господня Батыревского района, где исполнял послушание псаломщика и просфорника. Дипломную работу к тому времени написал, поэтому был свободен от учебы. А спустя пять лет вступил в число братии Свято-Троицкого мужского монастыря в Чебоксарах.
Отвечаю за него перед Богом
— Жизнь монаха и священнослужителя отличается. Вы отказались от всего мир­ского?
— Да. Отречение — смысл монашеского жития. Монах дает обеты безбрачия, послушания и нестяжания.
К белому духовенству относятся женатые священнослужители. Они не дают монашеских обетов. Им разрешено иметь семью и детей, обзаводиться собственной машиной, недвижимостью.
Удивляет, когда люди соблазняются и говорят: “Вот священники в своих домах живут и на дорогих машинах ездят”. А почему нет?  
— При этом вы все же стали отцом, точнее, опекуном несовершеннолетнего.
— Это благословение монастырского начальства. Мальчика привезла к нам в монастырь прабабушка, которая была уже в преклонном возрасте. Мать находилась в местах лишения свободы. Других близких родственников у него не было.
Какое-то время он жил с нами, а потом мне предложили оформить опекунство. Для этого прошел обучение в школе приемных родителей. Сейчас ему уже 21 год, но я по-преж­нему отвечаю за него перед Богом.  
— Как складывались у вас отношения?
— Временами бывало непросто. При этом я бы не сказал, что он плохой — неоднократно получал благодарности из школы. Хорошо или нет я его воспитал, увидим, когда у меня появятся внуки. Он трудится на строительстве Керченского моста.

Пас коров с блокнотом и ручкой
— До назначения настоятелем в новочебоксарский Собор вы много лет возглавляли храм в селе Большой Сундырь Моргаушского района.
— Так и есть. Куда нас направят, туда и пойдем.
В Моргаушском районе при Свято-Троицком монастыре у нас было огромное подворье — восемь гектаров. Мне нравилось работать на земле. Для меня это отдых. Самыми счаст­ливыми были дни, когда я пас коров.
В эти редкие моменты оставался наедине с собой и Богом: молился, писал проповеди, готовился к службам, продумывал материалы для радиопередач, отвечал на вопросы читателей.
— Ваши рубрики в СМИ направлены на православное просвещение народа?
— Да. Религиозность многих людей крутится вокруг крещенской воды, освящения вербы на Вербное воскресенье и покраски яиц на Пасху.
А настоящей духовной жизнью — молясь дома утром и вечером, читая Евангелие, чтя посты, посещая церковь и, самое главное, исповедуясь и причащаясь Святых Христовых Тайн, — живет очень мало людей.
Радует то, что в последние годы церковь молодеет — молодежь и дети чаще идут в храмы. Бывает, родители сами не живут по заповедям Божьим, но хотят, чтобы их ребенок соблюдал хотя бы одну заповедь — о почитании родителей. Они приводят его в воскресную школу, а со временем и сами начинают посещать храм.
— А как привлечь молодое поколение в церковь?
— Над этим нужно работать нам, священнослужителям. Священник для молодого человека, который только что пришел в церковь, должен быть другом.
Сегодня в нашей стране остро стоит вопрос образования духовенства. Отрадно, что нынешние священники приходят с семинарским и академиче­ским образованием. Они найдут подход к молодым.

Сила святой воды
— Из года в год желающих окунуться в проруби на Крещение Господне не уменьшается, а даже растет. Обязательно ли православному христианину лезть в ледяную воду? Действительно, таким образом смываются грехи?
— Нет, конечно. Грехи смываются только на исповеди. И не водой, хоть и крещенской, а слезами покаяния. Вот что нужно нашей душе, а не купание в проруби. Если есть желание и, самое главное, здоровье, то, конечно, пожалуйста, окунайтесь. Только нужно еще и о глубоком смысле праздника помнить — посетить храм.
К святой воде нужно подходить без войны. Не следует роптать, если очередь длинная, а напротив, порадоваться, что есть время для молитвы Богу. Не надо ругаться, если кто-то наступит на ногу. Должно быть трепетно на душе, словно мы подходим к распятию Христа Спасителя, из ран которого капает кровь — святая вода.
Некоторые флягами и бидонами набирают воду, а потом не знают, что с ней делать. А крещенскую воду необходимо не только бережно хранить, но и регулярно употреблять ее натощак, а больным — как лекарство, независимо от приема пищи.
По учению православной церкви, на Крещение после полуночи ангел Господень освящает все воды. Если человек искренне верит в чудодей­ственную силу воды, верует в Бога, то даже вода из-под крана святая.
— Встречались вам случаи исцеления крещенской водой?
— Знаю человека, страдавшего винопитием (алкоголизмом). У него было сильное желание бросить пить, но он не мог, так как силы воли не хватало. Жена прятала от него спиртное, а самого закрывала в доме, когда тот хотел выпить.
В такие моменты он пил крещенскую воду и исцелился. Теперь непьющий, верующий в Бога и посещающий церковь человек.
Восстановить молодежный клуб
— Освоились уже на новом месте?
— Привыкаю пока. Конечно, до сих пор вспоминаю и, чего скрывать, плáчу по своим прихожанам в Большом Сундыре. Надеюсь, что и здесь у нас сложатся теплые отношения.
— Уже имеются планы по преображению Собора?
— Главный храм в золоте блестит, в благолепии. Меня там все устраивает. А в нижнем стены плачут. Еще нужно отремонтировать помещение, где занимаются дети воскресной школы, трапезную.
Я слышал, что раньше здесь был молодежный клуб. Надо собрать молодых людей и восстановить его. Тем более я теперь возглавляю отдел по работе с молодежью Чебоксарской епархии и будет стыдно, если в нашем храме такая деятельность не будет организована.

Мы живем в хорошее время
— Монахи часто говорят: оскуде преподобный — нет сегодня таких старцев и учителей, как Василий Великий, например. Но мне кажется, что мы тоже живем в неплохое время, потому что у нас есть книги. Это такое богатство.
У тех сподвижников их не было. Они спотыкались, падали, вставали и учились на собственных ошибках. С этой стороны нам легче — мы учимся на чужих ошибках. Они и показывают нам тот единственный путь к Богу, путь к Цар­ству Небесному.
Всем читателям и горожанам желаю найти этот един­ственный путь спасения.