Невестка требует от мужа брать на работе больничные, когда ребенок болеет. Тот против: «Уволят обоих»

1,9k full reads
2,3k story viewsUnique page visitors
1,9k read the story to the endThat's 80% of the total page views
3 minutes — average reading time

– У внучки день рождения в начале сентября, три года будет, – рассказывает пятидесятипятилетняя Ольга Андреевна. – В садик пойдет. Ну, естественно, все наши разговоры сейчас только об этом – как она там будет, сможет ли сама одеваться, кушать, как адаптируется вообще. Девочка нервная, боязливая, до сих пор везде только с мамой… Но невестка полна оптимизма – привыкнет, мол. Тут в выходные они ко мне на дачу приехали, и опять, конечно, зашел разговор про садик. Я говорю, надо готовиться к тому, что болеть Лерочка много будет на первых порах.

Невестка требует от мужа брать на работе больничные, когда ребенок болеет. Тот против: «Уволят обоих»

– Ну, может, и не будет еще, дети все разные…

– Ой, я таких детей не знаю, которые бы не болели первый год! – машет рукой Ольга Андреевна. – У меня Тимофей, сын, когда в сад пошел, так вообще только и делал, что болел. Но тогда выбора у нас с отцом не было, мы работали оба. Невестке говорю – хорошо, что сейчас не так, вам проще. А она мне – чем проще, мы тоже работаем! Третьего числа у Леры день рождения, четвертого-пятого выходные, а шестого мой первый рабочий день. Я, говорит, из декрета выхожу, сидеть дома не собираюсь, хватит…

В последнее время Марина часто говорила о том, что очень хочет поскорее закончить декрет, но о своем намерении сделать это почти одновременно с выходом ребенка в сад молчала. Ольга Андреевна услышала об этом впервые на своей даче в эти выходные и была в недоумении.

– Я говорю, Марина, погоди, а как же Лера? – рассказывает Ольга Андреевна. – Надо подождать, когда ребенок освоится в саду хоть немного… А она – Лера в сад идет в конце августа, у нас будет две недели, прекрасно успеет освоиться. Пару дней походим только на прогулку, пару дней до обеда, потом останется на сон, а там и на полный день. Я говорю, ну, в теории все это хорошо, но на практике вряд ли будет так гладко, те же болезни надо учитывать. А Марина – да ладно вам, Ольга Андреевна, у нас здоровый ребенок с хорошим иммунитетом, я не думаю, что будет много болеть прямо с первых дней. А если заболеет – будем брать больничные. По очереди, мол – один раз я, один раз Тимофей…

По тому, как вскинул глаза Тимофей, Ольга Андреевна поняла, что до этого момента вопрос больничных с ребенком в семье не обсуждался.

– Сын ей говорит – а кто тебе сказал, что я буду брать больничные? Я этого делать не собираюсь!.. С какой стати вообще? Ты мать, ребенок на тебе. Невестка взвилась тут же – я мать, а ты отец, такой же родитель, и тоже должен! Меня уволят, если я буду сидеть неделями. Сын ей – а если я буду сидеть, уволят обоих! В общем, поругались они, несмотря на то, что в гостях, не на шутку! В машину уселись молча, друг от друга отвернувшись, и отбыли. А я все успокоиться не могу. Вот ведь любит Марина всех на уши поставить, а? Что же за человек-то такой…

Тимофей, сын Ольги Андреевны, работает менеджером. Зарабатывает неплохо, на семью им вполне хватало. Сейчас в компании сложные времена – впрочем, как и во многих других компаниях. Волнами идут сокращения, людей увольняют, вместо одного уволенного на ту же зарплату берут двоих, и люди идут, желающих просто очередь.

Тимофей нервничает: потерять работу именно сейчас совсем не хочется, такого места потом не найти. Их компания вроде бы держится на плаву, в то время, когда многие конкуренты идут ко дну. И все чаще друзья и знакомые звонят и пишут в соцсетях – нет ли у вас сейчас вакансии? Ну хоть какой-нибудь, чтоб зацепиться? Будь другом, порекомендуй, а я уж не подведу… Тимофей, конечно, обещает поспрашивать, поузнавать, но сам уже точно знает, что никаких свободных вакансий в офисе у них нет. Сами оптимизируют все, что можно, только в прошлом месяце уволили троих, и это еще не предел…

Разумеется, сотрудники, и Тимофей в том числе, сидят сейчас тише воды, ниже травы, и всячески демонстрируют свою лояльность начальству. Никто не опаздывает, не отпрашивается, по звонку не уходит, на совещаниях не отмалчиваются, стараются обратить на себя внимание и так далее.

Обстановочка, в общем, та еще. И о том, чтобы сейчас начать ходить на больничные с ребенком каждый месяц, просто не идет и речи.

– Ну а почему нет? – хлопает глазами Марина. – Уволить тебя не имеют права! Ты отец, сидишь дома с больным ребенком, какие к тебе могут быть вопросы? И потом, ты же будешь не сто процентов времени сидеть на больничных. Мы будем делить эти дни пополам!

…Зарплата Марины меньше той, которую сейчас получает Тимофей, процентов на двадцать, поэтому она считает, что они в равных условиях, и больничные должны брать по очереди. Потому что, если с больной дочкой будет сидеть только Марина, на работе ее, пожалуй, не увидят. Все говорят Марине, что в первую зиму в садике дети болеют беспрестанно. А Марина очень хочет работать: в декрете она честно отсидела от звонка до звонка, с ребенком справлялась сама, ей никто не помогал. В четырех стенах она устала.

Бабушки помочь с больничными не могут: обе довольно молодые, и еще работают сами. Брать няню чисто на время больничных тоже проблематично: далеко не все хотят сидеть с нездоровыми детьми, особенно в наше время, когда народ напуган короной. К тому же няням нужна предсказуемость, четкий график работы, а тут неизвестно, когда и сколько ребенок будет болеть.

– Марина вполне могла бы и отложить свой выход на работу, пока ребенок не начнет в сад ходить уверенно, так многие делают! – рассуждает Ольга Андреевна. – Она поступает как эгоистка, думает только о себе! Скучно ей дома стало, видите ли!

А может, свекровь права, невестка действительно эгоистка: думает только о себе, ставит мужа под угрозу потери работы только потому, что ей, видите ли, «скучно дома стало»?

Или отец действительно должен брать половину больничных, и точка?

Что думаете?

Комментарии на сайте "Семейные обстоятельства"