Весёлая свадьба в колхозе!

10.12.2017

Свадьба у казахов – весьма интересное событие, впрочем, как и свадьбы других народов. Расскажу о свадьбе моего старшего брата – Каната, проходившей по изменённым казахским традициям, возникшим из-за столкновения двух культур: русской и казахской.

Как-то раз я спросил у матери: «Разве сначала не следует зарегистрировать брак, а потом ехать в мечеть? Она мне ответила: «Сынок, в первую очередь нужно получить Аллахом, а затем – перед людьми». Тогда мне ее слова показались странными, но с возрастом я стал больше верить в Аллаха и понял, что она хотела мне сказать.

Начало

На дворе стоял декабрь 2008 года. Мы всей семьёй, захватив с собой сватьев, поехали к мечети, которая располагалась в поселке Асламбаевка: примерно в километре от нашей деревни, если ехать через поле. Мечеть поразила меня старинной кладкой из плоских красных камней и высоким куполом зеленого цвета. Со всех сторон она была обнесена железным забором с большими воротами.

Перед входом в мечеть, мне пришлось надеть тюбетейку – это мужской головной убор, получивший название от тюрского слова «тюба» – вершина, иначе меня бы не запустили. «Зачем нужна тюбетейка?», – спросил я у отца. «Чтобы шайтан в голову не залез», – ответил он. Вместе с ним я вошел в мечеть. На входе нам пришлось поздороваться со всеми за руки, начиная от мужчин, заканчивая женщинами, таким образом, выразив всем присутствующим свое уважение.

Внутри мечети стоял холод, почти как на улице, только без бурана и снегопада. Посмотрев наверх, я увидел деревянный купол, изнутри завешанный коврами. Каменный пол также был устлан коврами. Возле окна, сделанного в виде арки, стояла стойка, за которой мулла читает суру из Корана. Мы прошли и сели с правой стороны от моего старшего брата, а с левой стороны невесты расположились ее родители и родственники. Это обязательное правило: в мечети семьи жениха и невесты садятся с разных сторон, за ними – свидетели.

Обряд венчания

Обряд начался. Мулла Кинесс зашел в зал, сел напротив невесты и жениха, начал протяжным голосом читать суру (главу) из Корана. Затем пододвинул вазу, почти до краев наполненную сладкой водой, и стал над нею молиться. Закончив, он взял у жениха обручальные кольца и бросил их в воду, опять прочитал суру из Корана. Затем передал сосуд отцу невесты, чтобы гости, присутствующие в мечети, отпили из него. Представьте, как в тридцатиградусный мороз пить ледяную воду! Но кувшин должен быть осушен весь, до капли! Я начал думать о том, кто будет за всех отдуваться, и решил выпить больше всех. Чтобы Ахгаке и Женишеке, так невесту зовут братья и сестры, а так ее имя – Келин, осталось пить поменьше. Но когда мне передали вазу, началось самое весёлое. Народа в мечети было около тридцати человек, а ваза осталась наполовину полной! У меня сразу возник вопрос, почему же гости пили всего по глотку, но я быстро нашел на него ответ. Вода была просто отвратительной на вкус, и, к своей досаде, я не смог выпить оставшуюся часть сладкой воды. Пришлось передать вазу брату и невесте.

Как и все присутствующие, я стал с интересом наблюдать, как жених и невеста допьют воду. Брату понадобилась передышка, чтобы всё осилить, но, сделав над собой усилие, он выпил остатки. На дне вазы лежали обручальные кольца. Пока жених их доставал, мулла говорил что-то непонятное для меня на арабском языке, но увидев улыбки на лице брата и невесты, я догадался, что он пожелал им счастья и дал важные наставления. По окончании обряда все встали и пошли на выход.

Чаепитие

Выйдя из мечети, мы с отцом первые сели в машину, чтобы быстрее приехать домой. Никогда не видел, чтобы мой отец ездил с такой скоростью. Молниеносно добравшись до дома, я выпрыгнул из машины, влетел в дом и крикнул: «Невеста с женихом едут!». На кухне хлопотали тетушки Рая и Рита, приходившиеся родными сестрами моей матери Апашке. В каждой комнате они уже накрыли достархан с разнообразными сладостями и фруктами.

Подъехали к дому гости. Встретив их на пороге и пожав руку тем, с кем ещё не здоровался, я пригласил всех в дом. Гости прошли в комнаты, и расселись вокруг столов на курпешки – плоские подушки, сшитые из ярких лоскутков ткани. Повесив полотенце на плечо, взяв в левую руку большой чайник с тёплой водой, а в правую – тазик, я начал обходить гостей, поливать им руки, наклоняясь так, чтобы каждый мог дотянуться до полотенца. Все говорили мне пожелания: « Балам, счастье тебе!», «Балам, здоровья!». Быстро внесли ошелог, началось грандиозное чаепитие во всем доме. После его окончания я снова побежал обмывать гостям руки.

Регистрация

Испив чай, жених с невестой, родителями и гостями поехали в сельский совет, чтобы зарегистрировать брак перед людьми. Сельсовет находился в деревне Балканы. Внутри него стоял такой же холод, как в мечети, и все, кроме жениха и невесты, остались в куртках. Во время регистрации царила полная тишина, лишь по ее окончании зазвучали пожелания родственников и друзей. Самое смешное, что к брату и невесте образовалась очередь из поздравляющих, больше похожая на паровозик в детском саду! Жениху жали руку, невесту целовали в щёку, но все говорили единственное слово: «Поздравляю!». Тот, кто поздравил молодоженов, шел на улицу, где курил или ввёл светские беседы с остальными гостями. Мать с отцом плакали от счастья.

Застолье

Выйдя из конторы, мы поехали в колхозную столовую и уселись за большой достархан. Началось вручение подарков: слово по очереди предоставляли друзьям, родственникам, родителям. Лицо невесты накрыли платком, конец которого завязали на палку, и тот, кто держал палку, читал пожелание песней (я бы назвал это казахским юмористическим рэпом). В основном, дарили конверты с деньгами, близкие – бытовую технику: кухонные комбайны, пылесосы, микроволновки. В общем, все то, что нужно молодожёнам для семейной жизни. Большая часть поздравлений звучала на казахском языке. Если честно, я мало, что понимал, но сразу заметил изменение в традиции – шкуру барана, лежавшую под ноги молодоженов. Спросил у матери: «Почему шкура барана?». Она мне ответила: «Обычно ковер стелют, а мы решили – баранью шкуру».

Сидя за столом, я познакомился с отцом невесты Келин – Баскудой, считавшимся самым уважаемым человеком в семье сватьев. Отец ещё пошутил: «Вот, сынок, смотри – Баскуда». Поняв его неправильно, я переспросил: «Паскуда – самый уважаемый человек в семье?». На что он ответил: «Лучше тебе запомнить, как его называют, а то сам понимаешь, что будет». Я заверил его, что все понял.

Баскуда по имени Туребек оказался весьма спокойным и добрым человеком, а не «весь из себя», как некоторые мои знакомые. Брат невесты Данияр, которого я должен называть Бажа, был таким же, как и его отец, но пил как алкоголик. По просьбе моего брата мне пришлось тащить Данияра домой, поскольку ноги его совершенно не держали. Всю дорогу до самой кровати он что-то бормотал, но я не стал на это обращать внимание.

А так, свадьба у казахов и у русских проходит почти одинаково. Идёт пир на вёсь колхоз, меня в столовой не было и, что там творилось, не видел, но могу предположить, что там была пьянка. Молодежь гуляет после взрослых, ближе к вечеру, но к этому времени я уже спал дома, устав от такого насыщенного дня.