Роман капитана ВДВ и рядового

17.05.2018

Капитан воздушно-десантных войск Водолагина стояла перед строем новобранцев, держа руки за спиной.

– Я военный психолог. Отвечаю за морально-психологическое состояние личного состава. Если есть какие-то проблемы – вы всегда можете обратиться ко мне. Всем всё ясно?

По рядам прошел гул: «Так точно!». Строгая, с такой не забалуешь. И симпатичная. Такую фигуру и в камуфляж… Эх...

– Отлично. Сержант, командуй, – кивнула Водолагина здоровенному сержанту. Проводив роту взглядом, она пошла в сторону штаба.

Начальник штаба майор Власов курил возле входа.

– Привет, Надя! – улыбнулся он Водолагиной.

– Товарищ майор, –­ нахмурилась она. – Я вам не Надя, а товарищ капитан.

– Ну ладно, ладно. Сегодня вечером что делаешь? – примирительно спросил Власов.

– Сегодня вечером я занята, товарищ майор, – она прошла мимо него и скрылась за дверью.

Власов хмуро посмотрел вслед. Подумаешь, недотрога! Бросил окурок в урну и пошел в сторону казарм.

***

Сержант Кретинин пнул лежащее на «взлетке» тело. Вот уже полчаса он занимался физподготовкой с одним очень борзым бойцом, рядовым Савченко. Традиционно через отжимания. Обессиленный Савченко лежал на полу и уже никак не реагировал на приказы старшего по званию.

– Встать, боец!

Едва Савченко встал, Кретинин ударил его в живот. Тот повалился на пол. Сержант попытался ударить ногой, но Савченко его опередил – он перехватил ногу в кирзовом сапоге и из последних сил резко дернул. Кретинин повалился на пол, бешенно вращая глазами. Рядовой медленно поднялся.

– Ты что же это, солобон, на дедушку российской армии попер? – закричал Кретинин и вскочил на ноги. Он ударил рядового в лицо, тот упал, но тут же поднялся на ноги и схватил табурет.

– Ты вообще берега попутал?! – взбесился Кретинин.

Хлопнула казарменная дверь.

– Смирно! – истошно заорал дневальный. Все вытянулись по струнке. Кретинин застегнул воротничок и рванул к майору. Сегодня он дежурный по роте.

– Вольно! – скомандовал майор Власов. Выслушал доклад дежурного. Прошелся по казарме, ища косяки. Ему надо было выпустить пар – эта недотрога-психолог, капитан Водолагина, корчит из себя не пойми кого! Все принца ждет, а от него лицо воротит!

– Кретинин! Ты вообще охренел? Что за бардак в роте?! Или под дембель совсем расслабился? Так я могу посодействовать: поедешь домой в новогоднюю ночь без пяти двенадцать.

– Виноват, товарищ майор. Исправим! – Кретинин вытянулся перед ним по стойке смирно.

– Исправляй! А это еще что?! – взгляд майора упал на солдата с характерными следами побоев на лице.

– Рядовой! Ко мне!

Рядовой уставным шагом подошел к начальнику штаба.

– Товарищ майор! Рядовой Савченко по вашему приказанию прибыл!

Власов внимательно осмотрел лицо солдата.

– Кто тебя? – спросил Власов и сразу же предупредил. – И только не надо мне тут лечить про падение с лестницы!

– Упал с лестницы, товарищ майор! – бодро ответил Савченко.

Власов вздохнул и повернулся к Кретинину.

– Этого на плац! В ОЗК! Я лично займусь. Выполняй!

– Есть, товарищ майор! – сержант Кретинин довольно осклабился.

***

Савченко лежал в противогазе и общевойсковом защитном комплекте на нагретом бетоне плаца. Сил уже не было никаких. Сначала пробежка, потом вспышки слева, вспышки справа, теперь вот отжимания. И все это в ОЗК и противогазе. Он просто лежал, а разъяренный майор ожесточенно бил его ногами по телу.

– Встать, рядовой! – орал начальник штаба. Дело принимало нешуточный оборот, даже сержант Кретинин, стоявший рядом, своим маленьким мозгом понимал это.

– Товарищ майор, может не надо? Уже больше часа вы его тут воспитываете, – робко сказал он.

– Заткнись, кретин! Это ты роту распустил! – крикнул Власов и тут его осенило. – А, кстати! Сержант Кретинин, упор лежа принять!

Попавший под горячую руку, Кретинин упал рядом с бездыханным телом рядового Савченко и принялся отжиматься.

– Делай раз! Делай два! – командовал майор.

Наконец, сержант обессиленно лег на бетон. Форма на нем взмокла, руки дрожали от напряжения.

– Я вас научу Родину любить! Встать!

Кретинин поднялся на ноги. Савченко так и остался лежать, чем вызвал у начштаба новый приступ бешенства. Теперь он уже без разбору пинал лежащее тело: по ногам, по ребрам, по голове.

– Прекратить немедленно! Что вы делаете?!

Майор и сержант обернулись. К ним бежала капитан Водолагина.

Подбежала к лежащему бойцу и сорвала с него противогаз. Лицо солдата уже было синюшного цвета, он прерывисто дышал, закатив глаза.

– Сержант! Быстро в медчасть! Пусть пришлют кого-нибудь! – скомандовала капитан. Кретинин помчался с плаца.

Она перевернула Савченко на спину и расстегнула ОЗК. Затем ослабила подворотничок. Лицо солдата постепенно приобретало нормальный оттенок, дыхание восстанавливалось.

Водолагина встала и посмотрела на начштаба.

– Я доложу о вашем поведении командиру части, ­– ее красивые карие глаза гневно сверкнули.

– Докладывай, шлюха гарнизонная! – бросил Власов и пошел в сторону штаба. Навстречу ему уже бежали сержант Кретинин и двое бойцов с носилками.

***

Водолагина пришла в медчасть.

– Ты как, Костя? – она ласково гладила его по щеке.

– Нормально, Надя. Уже нормально. – Савченко взял руку любимой и поцеловал.

– За что он тебя так? Узнал про нас?

Костя помотал головой.

– Вряд ли. Об этом никто не знал.

Надя наклонилась и поцеловала его в губы.

Полгода назад, когда Костю вместе с другими новобранцами привезли в часть, капитан Водолагина проводила с каждым из них беседу лично. Костя ей понравился сразу, она даже не могла понять чем. Не был он похож на всех этих офицеров, от назойливого внимания которых она уже устала. Было в нем какое-то скрытое обаяние. Спокойный, доброжелательный, даже немного застенчивый. Еще тогда она удивилась, что служить его отправили именно в ВДВ.

«С таким мягким характером ему здесь будет трудно», – подумала Надя и решила незаметно присматривать за ним. Об этом Костя даже не догадывался, иначе неприятного разговора было бы не избежать: мол, что я за десантник такой, да и вообще мужик, если за мной женщина приглядывает?

Симпатия была взаимной. Они тайком начали встречаться. Водолагина во время их редких интимных встреч в своем кабинете старалась не задавать вопросов относительно синяков на его теле. Не хотела ранить его мужскую самооценку, хотя чисто по-женски переживала. В общем, влюбилась она в него как девчонка. Взрослая женщина тридцати лет и восемнадцатилетний мальчишка.

Они целовались, когда дверь резко распахнулась, и в палату вошел сержант Кретинин. От удивления он потерял дар речи. Наверное, если бы он увидел в палате самого Министра Обороны верхом на белом медведе, он бы удивился меньше.

– Что хотел, сержант? – Водолагина встала со стула, поправляя волосы.

– Товарищ капитан! Я… меня отправили проведать рядового Савченко, – козырнул сержант, еще не оправившись от изумления.

– Кто отправил?

– Командир части, – вытянулся Кретинин и добавил, – Военная прокуратура приехала по факту неуставных взаимоотношений. Майор Власов временно отстранен от своих должностных обязанностей. В общем завертелось…

Полтора года спустя…

Надя ждала Костю дома. Сегодня он демобилизуется, и по этому случаю она приготовила праздничный ужин. А потом они едут в его родной город знакомиться с родителями Кости. Она уволилась из армии и теперь работала детским психологом. Майора Власова перевели в другую часть с понижением в должности. Сержант Кретинин до самого своего дембеля считал Костю Савченко чуть ли не лучшим другом. Он был благодарен Косте за то, что он его тогда не сдал. А еще он считал Костю настоящим мужиком – ­ такую девушку заполучить! Это ведь уметь надо!

Если вам понравилась история, то поставьте, пожалуйста, лайк. Чтобы не пропустить новые публикации, подписывайтесь на мой канал! Спасибо всем дочитавшим до конца! Всем добра!