Дембель в опасности!

Фото автора Пылаева Сергея.
Фото автора Пылаева Сергея.

Вначале краткий словарик для простоты понимания (только для гражданских лиц):

- БД – боевое дежурство;

- РД – ракетный дивизион (одно из подразделений полка);

- мехвод – механик-водитель;

- гарнизонка, она же губа – гарнизонная гауптвахта;

- дальник – телефонный аппарат дальней связи;

- ремзона – ремонтная зона;

- ПДРЦ – передающий радиоцентр;

- восьмидесятка, он же бэтэр – БТР80;

- 66 газон – ГАЗ 66;

- КПВТ и ПКТ – крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый и пулемет Калашникова танковый соответственно.

Зима, холодно, мерзнут войны-гвардейцы Советской Армии…

Нам впрочем все равно, мы сидим в каптерке на дизельной, гоняем петра ильича, лакомимся салом (на днях Очку прислали посылку и он незамедлительно поделился к господами старослужащими), скучаем. Мы, это я и Гоша, или Айдарик, а точнее гвардии старший сержант Гатауллин Айдар Камильевич, замстаршины группы к которой я прикомандирован и состою соответственно на котловом и прочих полезных довольствиях.

Гоша мой корешок, еще с мозырьской учебки, где мы в течении полугода постигали «все глубину наших глубин», вместе землю рогом рыли на тактическом, да и койки рядом были, в общем так получилось, корешок... Если быть точным, на дизельной мы втроем, за стенкой бдительно несет БД Гошин зам, Мыша, безобидный, но шарящий бульбаш, попавший на дежурство за компанию со своим старым по милости комгруппы, бывшим вчера в плохом настроении.

По его же милости, сегодня вместо Гоши поверку проводил я, ну и завернул на дизельную, типа доложиться, что все в порядке «во вверенном подразделении». По дороге посетил офицерку, где у хохлов разжился стандартным проднабором: хлеб, масло, лук, чай и сахар, у них этого добра хватает, чай господа офицеры не умрут от недоедания…

- Слушай, Питер, дембель в опастности, - задумчиво произносит Гоша, - ты бы звякнул земану?

Я начинаю судорожно соображать, что такого на этот раз придумала хитрая татарская морда (Гоша из Казани). Он неисправимый выдумщик и соответственно вечная залета.

Земан, это Серега Кисточкин, бывший мехвод из второго РД, а сейчас водила начальника штаба, по странной прихоти подбирающего «блатных сыроежек» исключительно из Северо-Запада (сам он москвич). Правда земан сказано с большой натяжкой - Серега из Лайдохи (Лахденпохьи Карельской АССР), но по армейским понятиям, где и 500 километром не крюк, конечно земан, наглый и бурый, как восьмидесятка.

- У меня тут девять пар нулевой кирзы лежит, надо сдавать, - поясняет Гоша.

В голове происходит нехитрая арифметика: девять пар, по литру за каждый, итого девять литров первача (сапоги в большом ходу), минус один Сереге, минус один на ГСМ, в общем не дурно так получается. Гоша логичен, за бортом минимум минус 15, до Павловки напрямки, лесом, километров десять, зама одного не пошлешь - заплутает тормоз, замерзнет, а это полный залет, пахнет даже не губой, трибуналом пахнет.

А мне тащиться по зиме туда-обратно тоже не резон, да и дембель не за горами. Служба в армии идёт к логическому концу. У меня конечно не как у Гоши – первой пайкой, но на конец мая, начало июня можно точно рассчитывать, если конечно еще чего не начудим. Гоша должен Родине девять суток, я семь, хорошо, что на гарнизонке наших не берут, а так-бы наверное еще мотали…

В общем понятно, что машина нужная, коли такой вариант приключился - нас никто до утра искать не будет: Гоша на БД, а я, как прикомандированный, на фиг кроме начштаба и комполка не нужен, а эти крендели будут только утром, к разводу, на который мне собственно еще и группу тащить, мать его етить, отца-командира. Прикинув к носу, звоню по дальнику в роту:

- Кисточкина позови! – вопрошаю.

- А кто его, ты кто такой будешь наглый, - ответствует дневальный. Понятно, в роте тоже залет, коли старого на тумбочку взгромоздили.

- Строевая, а где зема?

- А на ремзоне чалится, у УАЗ'ика вторую неделю движок барахлит, вот и парится, начштаба обещал из него лишенца сделать, если нормально не починит. Там поспрошай, он кажись в боксе должен быть, а то на улице, сам понимаешь, не Ташкент и даже не Алма-Ата.

Ну вот, думаю, придется на ремзону все-таки нести свое бренное тело… Напялил шинелку, пошел, благо не особо далеко, так километра полтора.

Серега действительно в боксе, весь в солидоле и прочем ГСМ, с матюками копается в движке своего пепелаца.

- О, здорово, Строевая, рад видеть! С чем пожаловал, не иначе какие траблы есть до доблестных военных водителей?

Вкратце обрисовываю ситуацию, стоим курим…

- Не, УАЗ'ик не вариант, сядем на брюхо к факиням, два дня подряд снег шел, - наконец-то произносит Серега, - тут надо чего посерьезней, типа 66-го газона, а он как на беду в Слуцке на ПДРЦ. Впрочем есть вариант, ты давно на восьмидесятке гонял?

Все думаю, кудесник хренов, приплыли тазики. На бэтэре я правда гонял, не водилой понятно, на броне и так, башнером (дали перед окончанием учебки побаловаться на стрельбище малехо). Все равно это не просто залет, если спалят, а жопа полная. Мягко говоря попахивает суток на пять-семь минимально, да и то, в лучшем случае и при благоприятном исходе.

- Да не ссы, зема, - авторитетно меркует Серега, - мы огородами и быстро.

- А?

- Все в полном ажуре, я ему еще утром полный бак соляры залил, хватит до Минска сгонять и обратно.

- Э?

- Да не ссы, - еще раз повторил Серега, - он три дня, как с консервации снят, так коробка с двиглом и колесами, даже рации нет, а стволов сам понимаешь и подавно. Так что много не дадут. Ты давай дуй за кирзой, я пока прогреюсь, да и вещмешки не забудь!

Одна нога, как известно там, вторая обратно тут. Захватив необходимое, я отвалил обратно на ремзону, оставив Гошу в тревожном ожидании, ибо ситуацию вкратце объяснил. На что Гоша отреагировал словом «придурки хреновы».

Кисточкин, к моменту моего возвращения благополучно грелся, т.е. конечно не сам, а бэтэр. Оценивающе посмотрев на меня, он протянул бушлат:

- На одень, хрена лысого ты там комфорт в шинелке словишь. Ну погнали, что-ли, молись своему пехотному Богу, Строевая! Да шлемофон подключить не забудь, а то не услышишь ни хрена.

Благополучно покинули ремзону, проломив кусок колючки, выехали за периметр и погнали по «бездорожью и разгильдяйству». Дорогу объяснять было не надо, земан рейсов в данном направлении нарезал гораздо больше, чем я, да и советовать водиле, тем более на восьмидесятке, весьма небогоугодное занятие. Только елки-палки мелькают в свете прожектора, красота, тудыть ее мать, родные леса Белоруссии…

До деревни долетели быстрее ветра, и тут бедной и не спящей еще Павловке немного не повезло. Дело в том, что туда добирались солдатики различными видами транспорта – от пешедрала, до КАМАЗ'а, но на бэтэре за самогоном приехали первый раз. Короче деревня малехо заволновалась, особенно, если учитывать, что темно и что с башни КПВТ и ПКТ сняты не видно, да и меня черт дернул башней крутануть для форсу бандитского.

В общем местные пейзане серьезно задумались относительно возможного начала третьей мировой. Свет в окошках начал гаснуть с необычайной скоростью, а тут еще зема в шлемак орет:

- Давай к бабаньке и побыстрей, я глушить не буду, наша задача быстро уехали – быстро приехали.

Ну я к бабе Олесе до хаты, она понятное дело вся на нервах. Но когда признала – засуетилась, выяснила что, чего и как и начала полезную бутилизацию, так сказать по трехлитровой таре. Я естественно успел стакан перемахнуть, на предмет дегустации, хапнул в карман кусок «кровянки» и знай распихиваю банки по вещмешкам. Дай бог здоровья тому кренделю, кто его проектировал – ровно две входит, причем ровнехонько-ровнехоньо, только газеткой проложить, от греха подальше.

Бабанька как обычно, на прощанье, сынка поцеловала, прочла что-то из церковного и сказав «заходите еще, только не на этом драндулете», мягко выпровадила из хаты.

Серега ничего выяснять не стал, просто быстро погнали обратным порядком. На ремзоне парканулись, т.е. Серега парканулся, а я оставив одну банку в качестве «оплаты проезда» (литр сверху за «поле чудес») и сердечно попрощавшись, захватил все отстатние и порвал на дизельную.

На дизельной сидел очень нервный Гоша. Пока меня не было, он в качестве развлечения третировал зама, популярно и в доступной форме демонстрируя последнему «все тяготы и лишения военной службы». Чтобы описать радостное выражение его физиономии, при моем появлении, нужно быть как минимум Репиным или Серовым, на худой конец.

- Ну, блин, скоростные! Кого зовем на фуршет? А я тут уже поляну почти накрыл, картофан доваривается, в казарме наши все в напряжении… Братьям нашим узбекам из солдатки пришлось раскошелиться, я им пообещал, если не дадут - свет рубануть и отопление заодно, в котельной сегодня тоже наш призыв банкует.

В результате на дизельной собрался почти весь наш призыв, пьянка конечно удалась, но с Гошей мы все-таки получили по трое суток. Такой вот был «дембель в опасности». Но это, как говорится, совсем другая история…

Гвардии старший сержант запаса Пылаев Сергей, бывшего 306 ракетного полка, бывшей 33 гвардейской краснознаменной 33 ракетной дивизии, орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского, а по простому в/ч 23464 (однополчане просили представится по полной)

Если Вам всё же интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!