Дембельский аккорд

Эта ПРЕДДЕМБЕЛЬСКАЯ история случилась примерно в конце сентября 1978 года. Командир госпиталя отбыл в Союз, в свой первый отпуск по прибытии к нам и за него остался начмед, майор Руденко. Наш дембельский призыв, все по-разному, получили так называемый "Дембельский аккорд" Как и полагалось в те былинные времена всем увольняющимся в запас. «Дембельский аккорд» - это крайний приказ по выполнению определённого, отдельного задания по работе в своей части. И чем раньше ты выполнишь эту работу, тем раньше и прозвенит этот самый пресловутый аккорд, указывающий в какой очередности дембелей ты взлетишь домой на гражданском самолёте.

Мне и моим друзьям: Валерию Черникову и Владимиру Солодову командир взвода гвардии прапорщик Золотарёв поставил задачу изготовить электрофицированный стенд в кабинет обучения водителей. Валера занялся электрикой, я самим стендом - изготовление, покраска, рисование всех знаков ПДД. Володя оказался на "подхвате"- подай, отнеси, принеси, не мешай, пошёл на ... В общем, работы хватило всем троим, и в процессе нашей деятельности закончилась краска определённого цвета. Встал вопрос срочной закупки латекса. Ибо, нас ждал Дембель и, как все знают, он был неизбежен, как крах капитализма!

Время было послеобеденное, ближе к 16.00 и в воздухе части витала какая-то расслабуха - территория пуста, как ни странно, будто всё вымерло. Пятница, однако! Пошли к прапорщику Золотарёву, просить машину и быть ему старшим, чтобы по-быстрому успеть до закрытия немецкого магазина. В пятницу у немцев магазины закрывались на час раньше, а в субботу работали только два универсама в центре, и то только до обеда. В воскресенье в плане торговли вообще ничего не работало. Товарищ прапорщик сослался на занятость, и как всегда в шутливой форме послал куда подальше с нашим дембельским аккордом. Делать нечего, пойдём куда послали – дальше по инстанции.

И тогда мы обратились к и.о. командира госпиталя гвардии майору Руденко с тем же вопросом. Командирский УАЗ он нам не дал, дежурку тоже, молча вышел из штаба и пошёл домой в свой ДОС, который находился прямо рядом с госпиталем на немецкой улице. Полный игнор со стороны отцов – командиров. Дембель в опасности! Мы опять к командиру взвода, ну тот и говорит - мол, давайте, по-тихому сгоняйте, и приказал командирскому водителю Петру Минину свозить нас быстренько туда и обратно. Делов - то было минут на двадцать.

На КПП командирскому УАЗу открывают ворота, Петя "тапок в пол", поехали. Доскочили до магазина, я купил краску, и собрались мы обратно. А у меня оставались около пятидесяти марок, девать их более некуда, дембельский чемодан был забит под завязку и приготовлен полностью. Держать эти деньги не было смысла. Я от чистого сердца предложил парням сделать небольшой крюк до лесного гаштета на озере Нигриппер и отведать там знаменитых баварских сосисок на гриле под замечательным кисло-сладким горчичным соусом, да ещё – под пиво. Скажу откровенно, мои сослуживцы вместе с водителем не долго упрямились. Быстро принимаем волевое решение и летим прямиком к гаштету! Я покупаю всё, едим с наслаждением, запивая немецким пивом. Перекурили и на газ. Домой, нах Хаус! Прямиком через лес и выезжаем к госпиталю с обратной стороны.

Подъезжаем к КПП, сигналим, наряд открывает ворота, глаза по чайнику. Старший наряда подбегает и сообщает – как только вы рванули по улице, Руденко услышал звук надсадный и тут же прибежал из дома с вопросом: «Где УАЗ? Золотарёв пытался ему объяснить, что разрешил, что быстро, что для дела - бесполезно. Майор вызвал дежурного водителя с санитарки и с начальником МТО лейтенантом Есиповым поехали нас искать. В общем, мы ПРИПЛЫЛИ! Ждёмс! Приезжают, УАЗушка на месте, мы, как ни чём не бывало, занимаемся стендом и в шутливой форме пытаемся "отбрехаться", что, мол никуда не ездили и т.д. и т. п. Не проканало! Ровенко объявляет нам троим (водилу не-не!) по пять суток ГУБЫ и приказал собираться немедленно.

Попытки командира взвода как то разрешить проблему были тщетны. Мы пошли, получили полотенца и стоим "покорно" ждём у роты, когда лейтенант Есипов заполнит арестантские записки на каждого, чтобы отвезти в мотострелковый полк на гауптвахту. Стоим, блин, и думаем, как обидно за пару недель до ДМБ попасть на губу. И тут у меня созрел "авантюрный" план! Наши офицеры, что греха таить, очень часто по ночам устраивали себе охоту на автомобилях из-под фар на всё живое животного мира в лесах и полях Германии. А водилось в те годы не мало! И, конечно же, от немецких "отцов" города Бурга, были постоянные жалобы командованию гарнизона. Чтобы комендатура принимали какие не то меры по этим ночным стрельбам.

Конечно же, это всё было на плечах Особого отдела, который рвал и метал по таким делам, да и не только. И вот я помню, как то за неделю до этого, встречает меня особист гарнизона капитан Савельев, которого офицеры боялись как чёрт ладанку! Всегда улыбчивый такой, легко входил в контакт хоть с кем, не взирая на звание, будь ты солдат или полковник. Начинал беседу ни о чём, издалека, попутно ненавязчиво обо всём спрашивая. Работа была у них, блин, такая! Так вот, он и начал со мной разговор и как бы случайно об охоте и охотниках и прочее. Я сразу смекнул - ночных охотников ищут! Я сказал, что ничего даже и не слышал и даже понятия никакого не имею, да и какие тут у нас охотники, одни военврачи, скальпель только в руках держать могут, да кое-какой "ливер" отхватить, вот и все дела.

На самом же деле, за недельки две до нашего инцидента с Руденко, кое-кто из наших офицеров ночи две-три ездили браконьерничать в немецких лесах и при этом был привлечен мой дружок Володя Солодов, лучший наш водитель и которого в данный момент собирались вместе с нами определить на губу. Я ему и говорю:

- Вова, давай быстренько к майору и говори, что если нас посадите, то об ваших ночных "охотах" будет известно капитану Савельеву. Типа - мне терять нечего.

Дружбан вначале замялся, но мы с Валерой на него навалились, говорим: «Давай-давай вперёд, дембель в опасности» Пошёл наш Вовчик. Выходит минуты через три, с какой-то наглой улыбочкой и буквально следом вылетает Руденко и кричащим голосом, переходящим на визг, спрашивает:

- Это что же вы удумали?

А я ему спокойно так и отвечаю:

- Товарищ майор, мы что, преступление какое совершили? Съездили за краской, которую купили на свои же деньги для общего дела, а вы нас за это на "кичу"? Нехорошо!

Тут выходит лейтенант Есипов и докладывает, что записки готовы, и арестантов можно увозить. На что получает неожиданный ответ от майора: "Пусть идут работать, доделывают свой аккорд» Тут надо было видеть лицо Есипова, он совершенно ничего не мог понять; а Руденко, весь покрывшись красными пятнами и готовый разорваться от злости, пошёл в штаб.

Майор вплоть до нашего увольнения был какой то настороженный, всё чего ожидал. А мы с детства знаем, что стучать на своих – это западло! И в самом начале октября нас отвезли в Мальвинкель, там мы дождались свой рейс и через два дня я уже был дома и кушал "домашние шанежки"

Вот такая история, нисколько не выдуманная…

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!