Длинная дорога в Германию

2,3k full reads
2,8k story viewsUnique page visitors
2,3k read the story to the endThat's 82% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Длинная дорога в Германию

«Большой процент моих уральских родственников, прошедших военную службу, служил в ГСВГ. Помню, году в 59 - 60 годах будущий муж моей двоюродной сестры принес с собой альбом в бархатной обложке "Воспоминания о моем пребывании в Германии" с солдатскими фотографиями. Был он в армии артиллеристом. Сейчас смотрю на свой альбом и понимаю, что ничего не изменилось с этих пор и до моего "дембеля".

Но также я уверен, что мне пришлось служить во время больших перемен, когда войска стали получать новые виды оружия, изменился образовательный уровень солдат, в войсках появились грамотные, вышколенные в училищах офицеры и еще многое, что изменило всю атмосферу солдатской службы. Кое-что менялось у меня на глазах, что-то после демобилизации. Например, уже на "гражданке" ехал на трамвае в институт и увидел строй солдатиков (именно солдатиков), которых сверхсрочник вел в баню. В моих глазах они были еще детьми, ведь на службу стали призывать с 18 лет.

Мы уходили в армию уже, в основном, самостоятельными людьми с трудовым стажем. И сейчас я понимаю, что у них (18-тилетних), пришедших нам на смену, все было по-другому. И поэтому решил описать в меру своих сил, конечно и памяти, атмосферу, время, обычаи, привычки, режим и всю внутреннюю жизнь того времени. При этом, несмотря на то, что после меня служили другие люди, но в этой же, ставшей нам родной гвардейской части, думаю, что им будет интересно прочитать, как жили и служили мы - их старшие товарищи.

В начале шестидесятых в ГСВГ можно было попасть двумя путями. Первое - это прямо с региональной солдатской пересылки (для Свердловской области это ст. Егоршино) эшелоном до ГДР. Так набирался основной солдатский состав Группы. Второй путь лежал через учебные части, готовившие специалистов и младших командиров, требовавших дополнительного обучения. Как подбирались кандидаты на обучения мне было непонятно, потому что со мной (а вы, думаю, уже поняли, что я начал свое движение в ГСВГ через такую школу) служили ребята и простых рабочих профессий, и с незаконченным высшим образованием, и даже один ветеринар!

И хотя в военкомате в графе воинская специальность у меня было записано - береговая оборона, попал я прямиком в инженерные войска. Что это такое, я представлял себе с трудом, а когда увидел эмблему с бульдозером посередине дисковой пилы сильно загрустил. Слово "инженерные", с одной стороны конечно впечатляет, но с другой стороны изображение бульдозера и черные погоны ... Потом была мандатная комиссия в отдельном учебном саперном батальоне. Выяснилось, что возможных специальностей будет три: сапер, понтонер и электрик.

Ну, в саперы никто не рвался. Сапер ошибается только один раз. Это было ясно даже ребятам без среднего образования. Понтонер - это было непонятным. Все мечтали стать электриками, представляя, что основная задача электрика вкручивать лампочки. Короче, нас всех распределили, не спрашивая нас. Самое забавное, что ветеринар попал во взвод электриков. Ну и я почему-то. Я к моменту призыва закончил в 1963 г машиностроительный техникум и отработал целый год в строительно-монтажном управлении. Добрался до должности мастера и руководил целым участком на строительстве газопровода "Бухара-Урал"

Пришла пора простится с родным сапёрным батальоном и покинуть барачного типа казарму, служившую нам домом целых восемь месяцев и согревавшую нас в лютые уральские холода. Расстаться с однополчанами, которые были, в основном, жителями Свердловской области- земляками, чтобы потом через два с лишним года возможно встретиться и понять, что служба сделала на родными по духу по военной судьбе, если будет суждено применить полученные навыки в бою! Вот это и есть солдатское братство.

Пришла пора проститься и с отцами командирами, которые нас учили, воспитывали и оберегали, подавая нам пример отношения к службе.

Хочу поблагодарить: -командира батальона подполковника Сухачева;

-начальника штаба майора Мучкаева;

-командира 2 роты капитана Купраша Леонида Трофимовича;

-командира взвода капитана Свистунова;

и др. офицеров дивизии, создавших и поддерживающих такой высокий уровень военной учебы.

Может мои записки эти прочитает кто-то из однополчан по Чебаркулю. Из саперного батальона только я один попал в наш замечательный полк. Другие курсанты были распределены по разным гарнизонам, но было бы здорово встретить хоть кого-то. Уже после выхода на пенсию, работая на Центральном стадионе г. Екатеринбурга встретил человека ,который , услышав, как я кому-то сказал "Не пыли пехота, понтонеры чай пьют!" обратился ко мне: "А ты что про понтонеров знаешь?" Оказалось, что он, Анташков Владимир, служил в саперном батальоне на год позже. Его уже нет, к сожалению, в живых. Трагически погиб. Царство ему небесное. Но вот ведь как бывает. Поэтому до сих пор верю и надеюсь, что еще не одного сослуживца встречу. И для этого пишу.

Сразу же хочу предупредить. Как я попал в Германию не помню. Как будто вычеркнуло из памяти. На чем мы ехали, как проходили границу, меняли ли состав или колесные пары? Как проезжали Польшу? Полный прочерк в моей голове. Очнулся только на групповой пересылке. Потом армейская пересылка в полку и наконец прибытие в комнату на втором этаже в здании, где располагался штаб. Вход в школу был с другого подъезда. На первом этаже находился медпункт, небольшое помещение для стационара и зубной кабинет. Вот с этого я и начну в следующем продолжении. Леониди.»

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!