Дорога на войсковое стрельбище Помсен

Гвардейский 67 МСП 20 МСД 1ТА ГСВГ (город Гримма, недалеко от Лейпцига) на своём войсковом стрельбище Помсен стрелял часто! Конечно, не все роты, но в основном пехота стреляла по восемь стрельб: четыре дневных стрельбы и четыре ночных. Некоторые МСР практически каждый день проводили на стрельбище. На трёх учебных БМП привозили ящики с выстрелами и патронами. На обед пешком возвращались в полк. После обеда опять пешком на Помсен на ночную стрельбу. По тропинке на Помсен можно было дойти за полтора часа, а по танковой дороге два часа в пыли и грязи.

Но однажды комбат 1 МСБ майор Савкин пробежал эти 9км до Помсена по танковой дороге за 45 минут.

При отправлении на стрельбище БМПшки стояли за полком. Пехота выходила из калитки и вместе с ящиками с выстрелами и патронами садилась в БМП. Приказано было сидеть всем внутри, а сверху на командирском люке сидел офицер. В каждый десант грузилось по пять бойцов, в башню БМП-1 садились двое. Ящики с выстрелами ставились на броню и придавливались пушкой.

В каждой роте была одна учебная БМП-шка. На стрельбы ехали три машины с батальона. На Помсене стреляли все по очереди. Механик-водитель у каждого наводчика-оператора был свой - тот кто стоит рядом в строю. Таким образом прирабатывались люди в экипажах.

Вспоминает гвардии сержант пехоты Анатолий Ханин: «Закрываю глаза и вижу наш пешеходный маршрут на Помсен: через калитку вниз мимо тактического поля, дальше через засеянное пшеницей поле. До сих пор удивляюсь, почему у них такие налитые колосья? 55 доппель-центнеров как сказал знакомый ганс с Румберга...

После краем Румберга и прямо на мостик через ручей. Там разведка устраивала засады нашему пешему войску, так что этот участок преодолевали в полной боевой готовности. После мостика идём по тропинке через пастбище. На колышках, огораживающих участки, растянута проволока-пара белая изоляция с оголённой медной жилкой. В узлах связки шнура слышны щелчки - это пробой электрического заграждения. Однажды когда подлезал, зацепил автоматом - током шарахнуло так что до сих пор помню. Идём дальше.

Шоссе на Гроссбух, асфальт и сливы по обе стороны дороги. Рота первого периода этот участок преодолевала в противогазах. Дальше карьер. Среди поля ямища метров двадцать и внизу вода плещется. Изгиб тропы мимо карьера и уже вдалеке на горизонте видно шоссе у Помсена. Машины едут в лучах закатного солнца...

Но, до него ещё три километра. Идем дальше. Тропинка узкая, на одного человека. Рота растянулась, но опасностей в виде полковой разведки мы не ждём. Справа невдалеке яблоневый сад, в котором яблоки собирали вплоть до Нового года. Но сейчас там делать нечего, и наш путь лежит на стрельбище. Слева вдалеке танковая дорога и там кто-то пылит. Наверно учебные БМП идут в полк на ужин.

А мы идём уже посреди картофельного поля. Картошка сильная, посажена в земляные валы. Но кормовая для свиней и поэтому жёлтая и мылкая на ощупь. Вдалеке уже виднеется насыпь - это шоссе Помсен-Оттервиш. Немного поднажмём, и вот уже белеют классы для снаряжения боеприпасов и мишени для тренировок. Асфальтовая дорожка ведёт нас к воротам мишенного двора и казармы полигонной команды, но нам не туда, а налево. Там расположена Центральная вышка и наш ротный уже там. Наши БМП уже здесь и привезли всё, что нужно для стрельбы

Однажды я получал боеприпасы для стрельб у Лопаткина и тот выдал осколочные выстрелы вместо инертных выстрелов для БМП-1. Ими и стреляли в тот раз. Много мазали. Осколочный выстрел тяжёлый и часто били с недолётом. Но потом приспособились. На занятиях и стрельбах сержанта можно было определить только когда он с флажком стоит, а так-точно такие же вьючные как и все! Схватил что потяжелее и поволок!

Когда рота выбегает по тревоге последний выходит сержант. На нём пара автоматов, ночной прицел, десять биноклей, пулемёт РПК, ящик со снаряженными магазинами и большой сундук с противогазами. И всё это на время!

Да, стреляли мы дофига, даже мы "спецы" получали цинки с патронами без отчета, как в Союзе, гильзами. Стреляные гильзы никто не собирал, писали отписку: "Гильзы невозможно найти в густой высокой траве". А пистолетные гильзы тщательно собирались и сдавались на склад в тех же коробочках.

Когда поздней осенью мы шли по танковой дороге на Помсен часто видели как немцы на поля вывозят жидкие отходы со свинофермы и разливают по земле. Вонища стояла - не продохнуть. Опять же влажность большая. Картошку сажали в валы и она росла там где просыпалась. А вот колорадских жуков я на кустах не замечал. Травили наверное…»

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!