Прапорщик Кантемиров. Часть 2

30.03.2018

А у вожака гарнизонных пацанов оставались ещё два часа до назначенной стрелки. Тимур решил переодеться и по дороге в кафе на вокзале перекусить. В общаге переложил гранату во внутренний карман джинсовой куртки. «На войне – как на войне!» Надо было ещё успеть обследовать место встречи, изменить которое было нельзя. Провести, так сказать, рекогносцировку (лат. Recognosco – осматриваю) на местности за кирхой на поляне у Пионер-плац. Эта поляна примыкала к горе парка у госпиталя и имела несколько путей отхода. На месте прапорщик прикинул, что надо отбросить пунктуальность, прийти заранее и первыми занять выгодную позицию. Старшеклассники ждали своего предводителя недалеко от полка связи. Тимур окликнул Саню и Андрея, и вся ватага, бойцов пятнадцать, ринулась на место сбора с немцами. На поляне прапорщик приказал всем построиться. Эта команда не удивила сыновей военных, парни быстро встали в строй. Командир внимательно всех осмотрел и спросил:

- Пацаны, что самое главное в драке? – и сам же ответил. - Главное в драке не бздеть и не сломать себе пальцы. Делимся на две группы, старшими групп назначаю Андрея и Саню. Старшие групп, выйти из строя!

Довольные неожиданным и резким взлётом пацанской карьеры парни вышли вперёд. Тимур сам отобрал и разделил пацанов на две группы: в одной оставил десятерых во главе с сыном начальника госпиталя для встречи противника стенка на стенку, а остальных во главе с сыном старшины госпиталя отправил в засаду. Андрею объяснил, что его группа вступает в бой только после начала махача и неожиданно атакует противника со спины. Затем боксёр показал несколько упражнений для разминки пальцев и шейных мышц. За полчаса до назначенного времени группы разделились. Немцы появились минута в минуту. Их было человек двадцать, и у некоторых в руках были палки. Такими палками на малой родине Тимура детвора сражается на саблях. А в драках если и применяется такое холодное оружие, то оно больше подходит к определению «жердь» или «дрын». Немцы оказались внизу склона горы и стали рассыпаться цепью. Вперёд вышел их вожак. Тимур ещё раз оценил правильность выбранной позиции и быстро сказал:

- Саня, пацаны, слушай сюда! Если сейчас базар не пойдёт, я вырубаю нахрен их уголовника и бегу к вам. Немцы рванут за мной, я буду бежать медленно. Саня, все стоят и ждут меня! Я добегаю, разворачиваюсь, и мы резко атакуем и скидываем немцев с горы. На горе им палки не помогут. А там Андрюха со своей ватагой закончат махач. Всё ясно?

Пацаны закивали, и предводитель стал спускаться вниз. Стороны встретились в центре поляны, Тимур протянул руку первым и представился. Оппонент был одного возраста, на руках были видны наколки, и парня звали Ян. Иван по-нашему, получается. Ян в самом деле сносно говорил по-русски и быстро спросил:

- Тимур, это ты дрался с нашими у вокзала? Покажи руку.

Прапорщик аккуратно снял куртку, положил рядом с собой и уже привычно закатал рукав рубашки. Парламентёр утвердительно кивнул и спросил ещё раз:

- Тимур, а тебя в полицию вызывали?

- Ян, а ты чё прокурор, мне такие вопросы здесь задавать? – спросил с усмешкой советский пацан и сам же ответил. - В четверг допрашивать будут. А теперь у меня вопрос – откуда вы узнали про меня? Кто стуканул?

Вначале Ян не понял суть вопроса про «стуканул». Пришлось объяснить. Немец заулыбался и ответил:

- Ты дрался с кубинцами в баре из-за немки. Она в деревне Помсен живёт и знает тебя. Видела в рубашке с перебинтованной рукой. Так и узнали.

«Как тесен этот саксонский мир!» − подумал Тимур и успокоился. Никто на него не стучал! Всё нормально. Ян оглядел войско Тимура и, нагло улыбаясь, сказал:

- Тимур, вас в два раза меньше, и мы с палками. Никаких шансов.

И если до появления немцев с палками у советского прапорщика были ещё сомнения по поводу боевого применения учебной РГД-5, то сейчас все сомнения отпали. Тимур спокойно вытащил гранату, крепко сжал в правой руке, левой выдернул чеку и со словами: «Щас уровняем шансы!» всучил кольцо в ладонь своего оппонента. Ян побледнел и сделал два шага назад. Опытный уличный боец Тимурка решил «базаром» завершить дело и продолжал «кошмарить» противника:

- Стоять на месте! Разлёт осколков двадцать пять метров. Лучше стой на месте, Ян. В живых останешься! Мы тебя потом в плен возьмём. А остальных будем до Берлина гнать.

Немецкий уголовник встал как вкопанный, но продолжал говорить, путая немецкие слова с русскими:

- Тимур, сегодня драки не будет! Нам старшие товарищи сами запретили.

Так вот и сказал по-немецки «старшие товарищи». Ещё бы своих братанов «партайгеноссе» назвал. Гарнизонный вожак удивился:

- А с какого это хрена махача не будет? Сами же стрелку назначили?

- Они сказали, тебя проверить и договориться о встрече. Хотят с тобой поговорить по поводу драки у вокзала. Не бойся, Тимур. Только разговор. У них есть хорошее предложение для тебя. Встреча будет через два часа в гаштете в Оберлошвиц.

Прапорщик прикинул. Вроде пока всё складывается нормально. Тимур для убедительности сжал гранату двумя руками:

- Давай, Ян, вставляй кольцо.

Немец протянул чеку дрожащими руками. Кантемиров вздохнул, оглянулся и крикнул:

- Саня! Один. Бегом ко мне.

Подбежавший старшеклассник увидел гранату в руках командира и воскликнул:

- Класс! – затем заметил цвет РГД-5 и шепнул Тимуру. - Учебная?

Тимур только кивнул и попросил Саню забрать чеку у немца и вставить в гранату. И если старшеклассники гарнизона на уроках НВП бросали деревянные гранаты, то на игре «Зарница, проводимой на стрельбище Помсен каждый год, парни бросали такие же учебно-имитационные РГД-5 чёрного цвета. Сын начальника госпиталя привычным движением сдвинул усики кольца гранаты и вставил в боеприпас. Тимур деланно выдохнул, убрал РГД-5 обратно и сказал:

- Хорошо! Буду во время, но не один. Со мной будут ещё двое наших.

Ян вытер пот со лба и попросил:

- Тимур, приходите только без гранаты и оружия. У нас будет только разговор.

Прапорщик кивнул, немец махнул своим и пошёл к кромке леса. Немецкая ватага с палками потянулись за ним. А Саня вдруг предложил своему командиру:

- Тимур, давай метнём!

- Нахрена? – удивился вожак.

- Да чтоб обоссались! – старшеклассник зло сплюнул немцам вслед.

Тимур посмотрел на удаляющихся противников и прикинул:

- Не, Саня, добазарились же о стрелке в гаштете. Там дальше посмотрим. Свистни Андрея с группой. Разбор полётов проведём.

Прапорщик вновь построил пацанов, поблагодарил всех за стойкость и предупредил о тайне сегодняшних событий. Иначе, Тимура в двадцать четыре часа отправят в Союз, и тренировать парней будет некому.

Гаштет – так назывались небольшие питейные заведения в Германии, и они были частные. Хозяева, как правило, жили в этом же доме, на верхних этажах. Указанный немцем гаштет находился в пригороде Дрездена под названием Оберлошвиц. Прапорщик Кантемиров знал про это заведение с самого начала своей сверхсрочной службы и ничего хорошего не слышал от своих коллег, кроме фирменного блюда. Сейчас бы это место назвали байкерским клубом. По вечерам там постоянно стояли мотоциклы и мопеды. Наши там бывали редко и посещали этот гаштет разве что в целях поиска приключений на свою жопу. И если такие мирные профессиональные праздники, как «День танкиста» или «День разведчика» заканчивались в этом заведении, то на следующий день в частях гарнизона обязательно доводились приказы до личного состава о наказании советских военнослужащих за драки с немцами. Обычными посетителями этого гаштета были не самые законопослушные граждане ГДР, поэтому там часто бывали полиция и комендатура. Этим питейным заведением владел вставший на путь исправления здоровый мужик с редким немецким именем Ганс. Гаштет так и назывался: «У Ганса». Ещё этот пригород Оберлошвиц был известен тем, что в нём с 1953 года до своей смерти проживал фельдмаршал вермахта Паулюс, где ему предоставили виллу, автомобиль, охрану и обслугу. Фельдмаршалу даже разрешили ношение оружия. Фридрих Паулюс вёл замкнутый образ жизни, и его любимым развлечением было разбирать и чистить свой пистолет. Фельдмаршал работал начальником Военно-исторического центра Дрездена и читал лекции в Высшей школе народной полиции ГДР, где хвалил социалистический строй и часто повторял, что Россию никому не победить. Умер Паулюс в феврале 1957 года.

На следующую стрелку Тимур решил позвать своих друзей: Лёву Грибова и Адама Алиева. И если с Лёвой всё было понятно − чёрный пояс по карате − это вам не разряд по русским шашкам, то техник Девятой МСР Алиев был просто самым сильным человеком в полку. Адам до призыва был «вольником» (вольная борьба), и только один человек в части мог потягаться с ним борьбой на руках. Сейчас этот вид спорта называется «армрестлинг», и соперником Адама был старшина автороты, прапорщик Иванов, более известен в гарнизоне как Витя-Шкаф. Тимур буквально в двух словах обрисовал друзьям ситуёвину с собой, старшеклассниками и немецкими уголовниками. Лёва задумался, а Адам тут же предложил:

- Надо по «Ксюше» с собой взять!

«Ксюша», то есть автомат АКСУ-74 с укороченным стволом, был недавно принят на вооружение механиков-водителей БМП вместо пистолетов ПМ. Солдаты вначале обрадовались новинке, а потом загрустили. Всё же с ПМ было легче залезать на боевую машину и прыгать в люк. Хотя как-то на пристрелке в тире заместитель командира полка майор Ивашкин любовно погладил ствол автомата и загадочно произнёс: «Верный кусок хлеба на гражданке!» На предложение техника роты начальник стрельбища улыбнулся и сказал:

- Адам, давай ещё десантуру с собой подтянем и разнесём этот гаштет нахрен. Как раз у меня на полевом выходе стоят. Этим только намекни, что Родина в опасности. Нет, дорогой товарищ Алиев, пойдём без оружия. Так с немцами договорились.

Прапорщик только пожал плечами. Было бы предложено. На том и порешили. Тимур по дороге заскочил к себе в общагу, оставил гранату и взял с собой трофейный нож с вокзала. Ровно в назначенный час еврей, дагестанец и татарин вошли в немецкий гаштет «У Ганса». Это было большое заведение с освещенной танцевальной площадкой в центре. Вокруг танцпола царил полумрак. И по всему залу разнеслось: «Русские идут» и «Русские пришли». А из одного угла наша интернациональная бригада ясно услышала: «Руссиш швайн!» Тимур оглянулся, внимательно посмотрел и взглядом вычислил и зафиксировал молодого немца с татуировками, внешне похожего на нападавшего с ножом у вокзала. Отвлечёмся немного о национальных отличиях наших военнослужащих для немцев. Да не было никаких отличий! Все мы были там «руссиш». Абсолютно все. И это правильно. Это хорошо! Пусть у них май 1945 года сидит в печёнках и в сознании, передаётся по ДНК из поколения в поколение и никогда не стирается. Со стороны барной стойки раздался громкий и властный крик, буквально из двух букв. Тимур не знал перевод этого ёмкого и короткого слова, но понял, что оно обозначает что-то вроде нашего «ША!»

(продолжение следует)

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!