38 906 subscribers

Прицепная бочка для воды. Часть 2

2k full reads
2,6k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 78% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Полигонная команда стрельбища Помсен зимой 1982 года. Я фоткаю...
Полигонная команда стрельбища Помсен зимой 1982 года. Я фоткаю...
Полигонная команда стрельбища Помсен зимой 1982 года. Я фоткаю...
Прицепная бочка для воды. Часть 2

Я направился в штаб этого Учебного центра ГСВГ, чтобы выяснить информацию о дислокации дрезденского полка на полигоне. Там, в дежурной части штаба мне показали на карте, где находится этот полк. Оставалось только съездить и найти воинскую часть, пока мою бочку никуда не спрятали.

Но тут я наткнулся на майора Гаврилова. Как и положено, я ему доложил о причине своего здесь нахождения. Майор Гаврилов изменился в лице. Но не от потерянной бочки, а от того, что я без его разрешения использовал бензовоз.

Как всякий «нормальный» офицер Советской Армии, а особенно ГСВГ, он не мог представить себе другой версии, кроме той, что прапорщик взял бензовоз для последующей продажи бензина немцам. Деньги от вырученной продажи, разумеется, прапорщик положил себе в карман.

Он в жёсткой форме приказал немедленно мне вернуться в лагерь, поставить бензовоз на место и ждать его. Какие-либо объяснения и мои предложение о возврате бочки он даже не стал слушать. Мне пришлось вернуться в лагерь.

Когда он прибыл в лагерь, то я был вызван к нему. Минут двадцать я выслушивал в жёсткой форме в свой адрес всё то, что обычно говорилось в то время в адрес прапорщиков. Я своей вины не отрицал. Он всё пытал меня, не продавал ли я топливо налево немцам. Когда он убедился в обратном, то стал спокойнее.

Когда майор выговорился, я спокойно решил попросить у него свободную машину, чтобы съездить разыскать бочку. И сообщил, также, что, вообще-то я в первый раз выехал в качестве начальника ПХД. Но получил категорический отказ. Мне было дано понять: выкручивайся сам, как хочешь. Я стал думать как выйти из этого положения достойно.

В тот день наша «полигонная команда» обслуживала ночные стрельбы. Так как ужин был сорван, то солдатам раздали сух.пайки. После того, как окончательно стемнело. «полигонную команду» погрузили в машины и повезли в сторону Учебного центра.

Я напросился к ним в машину и попросил, чтобы меня подвезли как можно ближе к предполагаемому месту дислокации дрезденского полка. Командир первой роты, замполит роты и молодые лейтенанты-командиры взводов, с которыми я жил в одной палатке, не верили в успех моего предприятия, но всё же пошли мне навстречу и оказали посильную помощь.

Эту прогулку по осенней ночной Германии, по незнакомой местности, я запомнил на всю жизнь. Часов пять одиноко блуждая в ночи по огромному полигону, натыкался на наши воинские части, останавливался окриками часовых. Но никто про бочку обнадёживающего мне не мог сказать.

Наконец, на самом краю полигона я нашёл тот мотострелковый полк из Дрездена.

Дневальный-солдат на въезде подтвердил, что вечером какую-то бочку привозили. Я попросил показать её. Он вызвал офицера-дежурного по части. Вместе с ним мы прошли в один из батальонных хоз.взводов.

Я чуть не заорал от радости, когда увидел прицепную бочку с номерным обозначением нашего полка. Но мне необходимо было доставить её ещё и к себе в лагерь. А для этого я решил немного нагнать жути на «воров военного имущества»

Пригрозил, что сейчас же обращусь к командующему нашей 1 гв. танковой армии (он в это время находился в Учебном центре полигона) и доложу обо всём. Ума и наглости у меня хватит, потому что терять мне нечего. Выслуга небольшая. И если уволят из армии, то много не потеряю.

Убедительные доводы всегда убеждают. Меня немедленно отправили в палатку командира батальона, откуда был тот самый прапорщик-армян. Комбат уже давно отдыхал, но его разбудили. Подняли и прапорщика. Вижу, закипишевали. Мне предложили чай. Я не стал отказываться.

После того, как в моём присутствии командир батальона провёл «разборку» с его прапорщиком, комбат поинтересовался у меня, что ещё от них требуется. Я потребовал, чтобы меня и мою бочку доставили ко мне в лагерь.

Быстро нашлась машина, к ней прицепили бочку. Я лично проверил шплинт на прицепном устройстве. Сопроводить меня и бочку поручили прапорщику-армяну. Всю дорогу до моего лагеря он извинялся. Я ему немного для порядка «попудрил» мозги на тему: «в будущем не бери то, что тебе не принадлежит, хоть оно и лежит без присмотра...»

Уже начало светать, когда мы добрались до моего лагеря. Армян ещё раз попросил у меня извинения, и мы расстались. В нашем лагере ещё спали. Когда я зашёл в палатку, то замполит роты, который уже проснулся, спросил:

- Ну, как дела?

- Всё нормально. Бочка стоит на месте.

- Ну, ты даёшь!

Я только ухмыльнулся. Утром бочку увидел майор Гаврилов и немедленно вызвал меня к себе. Рассказав подробности поиска, я подытожил: «Я же говорил, товарищ майор, что найду бочку». От него, также, услышал: «Ну, ты даёшь»

После этого случая с бочкой он ко мне стал относиться лояльнее и, даже, предложил к нему обращаться за помощью, если вдруг возникнут проблемы по возвращении в полк…

Вспомнил всё про свою прицепную бочку для воды гвардии прапорщик ГСВГ Василий Ездин. 67МСП, г. Гримма.

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на мой канал. Читайте остальные рассказы, кликнув на название блога "Служба в армии". Высылайте свои произведения. Спасибо всем за внимание!

Пески Лейберозы...
Пески Лейберозы...
Пески Лейберозы...