Про жёлтую краску и милую бабушку

Лето - оно даже в армии лето. Не в том смысле, что жизнь и любовь, а в том, что подготовка к зиме и прочие хозработы. Городок и казармы чистились, красились и ремонтировались. Из служивого люда были сформированы команды для этих нужд.

Я тоже попал в такую команду. Даже сначала я был один. В мою задачу вошла покраска газопровода в желтенькое на территории гражданского городка. После завтрака и развода я выходил за территорию части и почти два километра шел в сторону КПП, где возле первого караула находился склад с лакокрасочными материалами и бытовой химией.

Заведовал ей немолодой, прижимистый прапорщик. Типичный "кусок", как называют в армии таких прапоров. У него была просто сокровищница всякого добра, о которой мечтали дембеля. Там было все для изготовления дембельского альбома - лаки, краски, клей, картон. Но сейчас я в десятилитровое ведерко наливал желтенькой эмали, брал кисточку, и тащил её больше двух километров в обратную сторону на вытянутой руке, чтобы не забрызгаться.

Потом предстояло нудное помахивание кисточкой по ржавой трубе. Я старался работать тщательно, по возможности соскабливая с трубы ржавчину и старую краску. Эмаль наносил по два раза, чтобы не были заметны непокрашенные полоски. Разнообразие в это дело вносил лишь обед.

Три литра я выкрашивал до обеда и три – после. Труба пролегала через лесок, поэтому жизнь проходила где- то в стороне. Вечером, как было указано, я, делая почти пятикилометровый крюк, тащил оставшиеся три литра в обратную сторону, сдавал краску прапорщику и торопился успеть на ужин. Так продолжалось три дня. Большое разнообразие в это дело было привнесено, когда мне дали в помощь Саньку из первой роты.

Я – «черпак». Солдат первогодок. Он уже «дед». Прослужил уже на полгода больше меня, но мы быстро сдружились. Сашка был безобидным добрым малым, Но при этом уже прожженным служакой. Он был худенький и шустрый, а я большой и "накачанный", но он быстренько стал лидером, что меня ни сколько не смущало.

Он был отличный парень. Первым делом он отчитал меня за излишнюю тщательность работы и отсутствие перекуров. Расход краски уменьшился в полтора раза, а перерывы в работе мы использовали для того, чтобы отойдя к дороге, поваляться на травке, поглазеть на проходящих молодых девах, одетых в легкие платьица, пофлиртовать с теми, с кем получится.

Во время работы мы рассказывали друг другу про свою жизнь на граждане, о мечтах и планах. Вскоре газопровод вышел из леса в сторону городка. Живые люди в гражданской одежде и настоящие девушки проходили мимо нас уже в ближней зоне видимости.

Мы выкрасили много больше, но в конце дня остались те же три литра краски. Я засобирался оттащить это в дальний склад, сдать её обратно. Охая от моей несусветной тупости, которую даже целый год службы не исправил, Саня забрал ведро и начал меня инструктировать.

Результатом его наставлений стал небольшой спектакль, который мы с ним устроили для одной хозяйственной тетушки. Свою ношу мы не спеша несли по центральной улице городка, навстречу возвращающимся с работы и службы горожанам, выискивая глазами себе жертву.

Саня наметанным взглядом безошибочно выцепил самого подходящего кандидата. Степенная дородная женщина с хозяйственной сумками и авоськами еще не знала, что станет героем небольшой истории.

Когда она была уже достаточно близко от нас, я достаточно громко спросил своего товарища:

- А чё, мы ЭТО на склады потащим?- приподнимая испачканное в желтой краске ведерко.

-Ты совсем дурак туда переться!?

- А краску куда?

- Вон, в канаву, душара бестолковая! - Саня тщательно разыгрывал "деда" -матерого солдата второгодку, каковым по сути и являлся, а я по нашей версии был "дух" - солдатик, который только пришел в роту и еще "не врубается".

- Как, всю что ли? - Я вошел в раж.

- Нет, блин, только половину.

- А остальную куда?

- На свою тупую головушку!

- Ну ладно, не ругайся уже, в канаву - так в канаву... И я послушно с ведром наперевес поплелся к ближайшей яме.

Заинтересованная нашим диалогом хозяюшка не выдержала.

-Мальчики, мальчики, погодите! - Последнее слово она произнесла через мягкую "г", что выдало в ней уроженку Украины.

Я нехотя остановился и немного опустил занесенное уже ведро.

- А шо, там у вас красочка? - У неё был просто милый хохляцкий акцент.

- Да говорю, а что?

- А много её там?

- Литра три будет.

- Так вы шо, так прямо её выливаете?

- Ну да! - я еще раз примерился к канаве.

-Так погодите, я сейчас баночку принесу!

- А зачем?

У нее от моей глупости даже глаза округлились:

- Ну так для красочки!

-А-а! -"понял" я, и сказал радостно: - несите конечно!

- И десять рублей еще.- Начал свою "арию" Санька.

-Так это за шо? - опешила тетка.

- Так это за краску!

- Так вы ж сказали: "выльем"

- И выльем! - "добил" её я.

Взгляд тетки погрустнел. Но десятка - это была треть, если не четверть реальной стоимости этой жидкости. Обиженная хозяюшка вынесла нам трехлитровку. Заплатила десять рублей этим хапугам-шоб-гвоздь-им-в-печенку, и гордо удалилась не поблагодарив и не попрощавшись. Ей не настолько жалко было потерять этот червонец, насколько было обидно, что её так "развели"

Мы же сразу двинули в офицерский "чипок". Кафе "Весна" являлась смесью кафешки и кулинарии, играющую по вечерам в выходные роль небольшого ресторанчика. Одну из стен украшала модная в то время чеканка на темы весны, на окнах висели легкие тюлевые занавески и тяжелые синие шторы, негромко играла красивая музыка, которую выдавала в атмосферу магнитофонная запись.

Кроме нас посетителей не было. Солдатам - срочникам под страхом гауптвахты запрещалось появляться в «Весне», за исключением увольнения в город и при наличии парадной формы одежды, но план реализации товара никто не отменял, и персонал нашего брата встречал благосклонно.

Взяв по три сдобы и пару стаканов томатного сока, мы просадили весь наш навар. Неспешно и с толком съели их сидя на мягких диванчиках, обтянутых красным дерматином. Было очень вкусно, очень интересно еще боязно, от мысли, что зайдет патруль, от которого тут не улизнуть.

И все это было так непохоже на казармы, солдатскую столовую с её убогим рационом, и даже на солдатский "чипок", то есть чайную, набитую шумной солдатней и лихо отвешивающей матюги и пряники толстозадой продавщице. И самое главное, мы вдохнули целых двадцать минут "гражданки" не обремененной ни уставами, ни нарядами и караулами.

Но дело шло к вечернему построению, на который с хозработ опаздывать совсем не следовало, и мы покинули райское местечко. Пустое ведерко утащили в казарму, потому что тащиться с ним до складов было уже не нужно. Через полчаса нас встретила солдатская столовая с вечным бигусом, неубиваемым запахом от непромытого и прокисшего жира.

Я равнодушно смотрел, как ужинают мои товарищи, а в воображении все стояли девушки в легких платьицах, запах свежей сдобы синие шторы , красные диваны и легкая музыка в магнитофонной записи…

(продолжение от Антона Петрова про милую бабушку - https://zen.yandex.ru/media/gsvg/pro-jeltuiu-krasku-i-miluiu-babushku-chast-2-5ccd95af6f616900b21283d4 )

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на мой канал. Читайте остальные рассказы, кликнув на название блога "Служба в армии". Высылайте свои произведения. Выставлю от автора. Спасибо всем за внимание!