Суровые будни 67МСП

17 September 2018
г. Гримма, 67 гв. МСП, 1МСБ, фельдшер Унтура и связист Пушкарёв
г. Гримма, 67 гв. МСП, 1МСБ, фельдшер Унтура и связист Пушкарёв

«Весной 1986 года нас зенитчиков 67МСП повезли на полигон Лейберёза на хозработы или субботник, уже точно не помню. Занимались тем, что собирали и сжигали мусор, ремонтировали мишени, что-то оттаскивали, что-то подтаскивали. Полигонная рутина, в общем! И вместе со всеми работал засучив рукава один генерал-майор, а офицеров там почти не было. С нашего полка точно не было, солдаты там были с разных полков.

И вот уже все пообедали, а с нашего полка обед не везут. Генерала это сильно озаботило, и он решил показать, кто здесь главный и одновременно - «отец солдатам»

Генерал подозвал меня и говорит: «Сынок, поезжай вместе с моим водителем в свой полк и скажи командиру полка, что я его срочно вызываю сюда на полигон»

Генерал назвал свою фамилию (сейчас уже и не вспомнить), а должность его была - начальник управления по боевой подготовке или зам.командующего армии по боевой подготовке.

Я конечно обрадовался, что в генеральской волге приеду в полк. А до полка было чуть больше тридцати километров. Когда мы въезжали через ворота КПП, начальник штаба полка майор Ремез со всех ног бежал с плаца к нашей машине. Вы можете представить его, мягко говоря, удивление, когда я вышел из машины с переднего пассажирского сиденья?

Начальник штаба знал меня в лицо. И примерно за месяц до этого случая, он лично сажал меня на губу за опоздание на развод. Я ему доложил чётко, что генерал вызывает командира полка. Ремез сказал, что обед повезли полчаса назад, а командир то ли в дивизии, то ли ещё где - то.

Говорит мне, ты наверное сержант и не думал, что будешь на генеральской волге ездить. Когда мы вернулись, все уже пообедали. Но, я конечно от этой поездки получил огромное удовольствие, до сих пор помню…»

«На войсковое стрельбище Помсен мы шли из калитки под горку, миллионами стоп утоптанной дорогой на Румберг. После прохождения двух улиц Румберга вместо дороги на ручей и Помсен, нужно было повернуть направо. Туда вела просёлочная дорога и шла она по кругу вдоль карьера. Внутри карьера была свалка. С западной стороны была осыпь и мы прыгали на неё с высоты девятого этажа, чтобы побыстрее спуститься вниз.

СВАЛКА... Как много в этом звуке для уха русского слилось...

Свалка действительно была клондайком для нашего мотострелкового населения. На немецкой свалке можно было найти всё - начиная от стыренных с дач обогревателей до самых необходимых мелочей в виде кофейного сервиза или просто обеденного гарнитура.

Путь на свалку начинался с калитки за третьим батальоном. Калитка была ржавая и по советской привычке не закрывалась. Иногда силами восьмой роты она откапывалась от золы, и были попытки закрыть её на задвижку. Но, губари вновь и вновь засыпали золой эти поползновения и в предвкушении новых самоходов жёлтой золой засыпали самую сущность ограничить выход в неизведанный мир ночных ощущений.

Свалка была рядом с Румбергом. Давайте не будем называть этот посёлок деревней. Там и газ были, и джакузи в домах и видео. Контактировали, купались, смотрели, общались… Но, только до поверки. «Молчи-молчи» в штабе тоже не зря сидел. И разведка танковую дорогу не зря сторожила. Ни одной мины за всю службу не нашли.

Даа... Гансы так и говорили - если кто и собирает фрукты с деревьев вдоль дороги, то это только русские... «Русс цап-царап!» На дачах, что были слева от Гроссбуха, на многих домиках были видны надписи: «НЕТ ВОТКА»

Поделились своими воспоминаниями сержанты гвардейского 67МСП: Горшуев и Ханин.

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!