Суровый армейский быт

1. «Первые полгода срочной в ГСВГ служил в учебной роте операторов на Хандеховском полигоне. Там в самоход не ходили, да и не куда было и некогда - больше времени уходило на разгрузку вагонов с углем.

Потом служил оператором на стрельбище 64МСП в Дальгове. От казармы операторов до деревни пятьсот метров, до полка восемнадцать км, старший на стрельбище, старший оператор, ефрейтор срочной службы.

Начальник стрельбища если нет ночных стрельб, находится только днем и то не каждый день, жил в Потсдаме тоже 18км от стрельбища. В самоход можно было ходить хоть каждый день, но смысла не было, ходили только по мере надобности - к немцу продавали цветной металл.

Помню, что за медь давал одну марку за кг, и мы ходили в магазин когда деньги были. Было запрятано два комплекта гражданки. Пили брем спирт по три марки за литр, никто не ослеп.

Чистым не пили. Был процесс приготовления - ставили на огонь чайник, когда закипал заваривали чай, потом выливали в чайник литр спирта, потом зажигали лавровый лист кидали в чайник, он загорался, тушили, накрывая мокрым полотенцем.

После охлаждения получалось нечто похожие на вино типа бормотени. Водку и пиво покупали редко. НИ разу не попались, но особо и не бурели.

Круто влетели один раз, когда я уже был ком.взвода, наш батальон отправили на стрельбище на обеспечение стрельбы, мы на выходные уехали домой и оставили 131 ЗИЛ с водителем для развозки мишеней и подъемников.

Ночью напились, показалось мало, мой водитель с тремя операторами поехали в Фолькинзей за водкой и по дороге врезались в дерево диаметром около метра, Дерево снесли, кабину смяли, раму у зила завернули.

В общем, машина восстановлению не подлежит, когда я приехал - подумал что в живых никого не осталось, судя по виду машины. Но, оказалось все четверо живы и здоровы, ни у кого особо даже ушибов и царапин не было. Как говорится дуракам и пьяницам всегда везет…»

2. «Вспомнил случай, Ребята сослуживцы принесли заводную механическую бритву. Сделать из него машинку для тату. Вечер апрельский, закрылся в каптерке, после манипуляций с канцприборами и струной от гитары сделал сей дивайс, испробовал на своих пальцах. Выбил 197? на фалангах левой. Продемонстрировав аппарат, я гордо назвав цену отдал заказчику.

Через пять дней получил 25 марок и через неделю комендантский взвод загремел. Вышли на меня (стуканули). Весь наш 3 ПТВ, Б120, отдельные взвода и роты 8 и 9 построили голым торсом. Комбат, как важный человек, почти как особист, всех выводит из строя, у кого на память о службе в армии сделаны тату на груди и на бицепсах.

Меня тоже, а у меня то нет даже и намека. Он перед офицерами: " Я же сказал, что не Абсаттаров, он же мусульманин" Вот так ребята "за колючкой" баловались…»

Вспомнили суровые тяготы и лишения воинской службы Александр Фролин и Ринат Абсаттаров.

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на мой канал. Читайте остальные рассказы, кликнув на название блога "Служба в армии". Высылайте свои произведения. Выставлю от автора. Спасибо всем за внимание!

Фото Виталия Полянского
Фото Виталия Полянского