Третий день в армии

С завтрашнего дня плохо будет всем: перечисленным солдатам, сержантам и даже офицерам роты. Поэтому Деды решили разобраться с тобой сами. Главное сейчас, Тимур, под уголовное дело не попасть! ЧП в батальоне никому не нужно. И если всё пройдёт, как мы договорились, считай, что тебе очень повезло в жизни. Дело замнут, а тебя, скорей всего, отправят служить дальше в другую часть…

Олег уже разлил чай по кружкам и вдруг сказал, улыбаясь:

- Остывает. Ну, вот надо же, блин! Я, Черпак, - и чай Салабону наливаю. Кто бы мог подумать!

Ринат тоже рассмеялся.

- Смотри, Тимур, потом в войсках не хвастайся тем, что только для тебя Дед с Черпаком стол накрывали. Никто не поймёт! Всё понял про службу?

Тимур кивнул, глотнул крепкого чая и спросил старослужащих:

- А кто такой ЧМО? И что означает «чмырить»?

- Как бы тебе, прослужившему всего один день, популярно объяснить-то? - Ринат задумчиво застыл с кружкой в руке. - ЧМО - это Человек Морально Опущенный.

- Как на зоне, что ли?

- Это - крайняк! «Чмошник» он же «Чухан», он же - «Чмырь», он же - «Чушок» - это небритый, немытый солдат в грязной форме, постоянно вкалывающий за других. Всегда готовый питаться объедками и вечно в нарядах. Чмошник после первого же тычка валится на пол и плачет! В войсках бытует мнение, что в армии чмошники в основном получаются из москвичей или интеллигентов. Вот сидит за столом простой паренёк Олежка родом из города-героя Москва, между прочим – столицы нашей Родины. Тимур, ты можешь про него сказать, что он ЧМО?

Новобранец с интересом взглянул на живой пример градации солдат в Советской армии. Москвич Олег только задумчиво разглядывал свои кулаки на столе размером примерно с электрический чайник. Тимур быстро прикинул силу удара этого «простого паренька с Москвы», помноженную на технику боксёра, и тут же отрицательно закачал головой.

- Продолжаем дальше наши сравнения! - Ринат вновь заходил по комнате, - Твой заместитель командира взвода старший сержант Николай Шевченко до армии на Украине окончил сельскохозяйственный институт. А я вот у себя закончил педагогический. Да, Тимур, нам уже за двадцать лет! И мы служим только полтора года. Так получилось! Мы с ним друзья и вроде как местная интеллиххенция, понимаешь. А тебя мы просто на понт брали. И ты – молоток! Вот и ответь нам теперь, правильный боец Тимурка, - мы с твоим замкомвзвода похожи на чушков или чмырей?

- Совсем не похожи! - бодро сказал правильный боец Тимурка и подумал: «Так вот откуда привычка руку поднимать и лекцию читать. Наверное, Ринат после армии тренером или учителем физкультуры будет».

- И это правильно, солдат! В каждом человеке должен быть стержень. Каждый солдат должен уважать сам себя. И не важно, откуда ты родом: из Москвы, с Украины, с Казахстана или с других мест. Если есть у тебя стержень, значит, ты «бурый» или «пофигист». Если нет стержня - ты «чмо». Если просто половинка на половинку - ты «середнячок». Ринат промочил горло чаем и продолжил: - Теперь на твоём примере: был бы ты сегодня простой салабон, совсем не боксёр, вышел бы из каптёрки, размазывая ваксу и слёзы на лице - первый маленький шажок стать чмырём. Побежал бы жаловаться офицерам - большой шаг буквально через день оказаться чуханом. Видишь, Тимур, как легко зачмыреть в армии?

- Закладывать – западло, - на всякий случай повторил прописную истину призывник с шахтёрского посёлка.

- Верной дорогой идёшь, товарищ! Но, это не означает, что ты в дальнейшей службе должен ломать челюсти направо и налево. Бить - в самом крайнем случае! Особенно - старшего по сроку службы. Старший всегда прав! В нашем случае каптёр оказался совсем не прав, приписав себе привилегии дедов. А со своим периодом службы - только ответ ударом на удар. У тебя это хорошо получается. Слабых не обижать, ткнуть лишний раз чухана и без тебя найдутся охотники. Поверь на слово! Хотя бы этим себя не унижай. Да и вписываться лишний раз за чмыря тоже не стоит. Всё понял?

Тимур кивнул головой. Ринат допил чай.

- Дальше поехали! Тимур, всегда следи за своей формой. Форма должна быть всегда чистой и выглаженной, где бы ты ни был. На грязных работах дают подменку. В армии всегда встречают по одёжке. А уж провожают по такой одёжке! Ладно, это тебе ещё рано знать. Солдат, меньше спи и меньше ешь; но форму свою постирай, высуши и погладь. Особенно береги ноги, сапоги и портянки должны быть всегда сухие. Усёк, боец? Дальше: не ищи лёгкой службы, но если есть возможность сачкануть – вальтуй! Никогда не ешь в одиночку или «спрятавшись под одеялом». Делись со всеми! Не ешь из грязной посуды или немытыми руками. Научись искусству быстрого поглощения пищи. Офицерам особо не доверяй, у них в армии свои задачи. Постарайся быстро запомнить должности и фамилии своих сержантов и офицеров. Присмотрись к их характерам, все мы люди разные. Никогда с ними не спорь! Вот такая, Тимурка, вкратце тебе наша армейская «се ля ви».

Тимур вздохнул. Он уже начал уставать от этой лекции. Но, в первый же день столкнувшись с суровой реальностью армейской жизни, молодой солдат Кантемиров хорошо понимал, что от усвоения этих азов службы зависит вся его дальнейшая судьба в армии. Вдруг в каптёрку один за другим зашли два совершенно одинаковых коренастых сержанта! Тимур помотал головой и подумал, что от усталости и от удара Рината у него уже двоится в голове. Ринат с Олегом рассмеялись от произведённого эффекта. Один из вошедших солдат улыбнулся и спросил:

- Этот что ли Салабон каптёру челюсть сломал?

- Вот и полетела слава по батальону впереди нашего героя! – кивнул головой Ринат и повернулся к Тимуру. - Знакомься, это наши братья - дзюдоисты Хлебодаровы: Пётр и Павел. Оба КМС.

Тимур встал, представился и пожал борцам руки. Оба с одинаковой кошачьей грацией прошли к столу. И только сейчас Тимур заметил, что у одного из братьев было три лычки на погоне, а у второго только две. Один из братьев хлебнул предложенный чай и весело спросил:

- Боксёр, ну как там – сейчас на гражданке?

Теперь пришла пора Тимуру рассказывать. Призывник поделился всеми новостями, которые знал сам и которые успел прочитать в спортивных газетах и журналах. Рассказал братьям близнецам о борцах с области, с которыми часто пересекался на спортивной базе «Юность». Затем вспомнил свою историю о последних соревнованиях на всесоюзном турнире по боксу в Самарканде, где они вчетвером с Урала подрались на рынке с местными продавцами. В Самарканде одновременно проходил турнир по боксу имени местного лётчика, Дважды Героя Советского Союза (фамилию Тимур уже подзабыл!), и были выступления приезжего цирка.

Уральские боксёры, одетые в синие спортивные костюмы и старые красные боксёрки (высший шик в наших посёлках!), пошли на рынок за дынями только после вечерней тренировки. Вечером жара немного спала. Но всё равно в этом старом городе было душно и пыльно. Торговля уже закрывалась, часть лотков пустовали, а молодые торговцы стояли группами по трое – пять человек. Из одной группы раздался смех, на боксёров стали показывать пальцами и обзывать клоунами. Тут Тимур встряхнулся, дотронулся до подбитого глаза и уже возбуждённо продолжил рассказ:

- Пацаны, я первый раз в жизни видел обдолбанных парней. Не пьяных, а именно обкуренных. Ладно бы просто смеялись и обзывали. Хрен с ними! Парни стали материться по-русски. А один из них, самый толстый, сказал, показывая на нас пальцем: «Пидарасы». Ну, кто из нормальных пацанов такое выдержит?

Олег с Ринатом и братья-борцы слушали внимательно и только покачали головами. Тимур ещё больше воодушевился:

- Были два международника - Витя Вершков и Петя Галкин (кстати, чемпион Союза!), Мастер спорта Серёга Рыжиков и я, самый лёгкий. Драки не хотели. В чужом городе, да ещё при такой жаре! Просто Вершок очень аккуратно ответил тому здоровяку на оскорбление. Узбек как стоял, так и медленно присел на жопу с удивлёнными глазами.

Боксёры с пониманием заулыбались. Ринат добавил:

- Вершок - классный боксёр, на сборах пересекались.

Тимур продолжил:

- Местные начали нас окружать, а из-под прилавков вдруг стала выскакивать подмога. Торговцы там уже спать ложились. Ну и понеслась карусель! Старшие втроём по кругу встали, а я по центру, чтобы со спины не прыгнули. Успели ещё где-то пятерых отщёлкать, как менты местные прикатили. Торговцы о чём-то погалдели с ними, нас в «луноход» - и в отдел, в цугундер. Но тренера быстро приехали! И наши, и организаторы турнира. Та ещё мафия, блин! В итоге договорились, что никакого дела не будет. И никто из наших не попадает в финал.

- Вот сссуки! - Ринат опять вскочил и начал ходить по комнате. - Я сам не русский. Чистокровный казах. Но как я не люблю этих узбеков. Мафия!

Тимур хотел спросить у Рината про «вечную дружбу народов», но передумал. Итак было много вопросов и ответов за один вечер, да и со сном становилось всё трудней бороться. Ринат посмотрел на него, всё понял и отвёл его в расположение роты, а сам зашёл в каптёрку к сержантам. Тимур уснул в этот раз мгновенно.

Утром прозвучала команда «Рота - подьём!» Новобранцы вскочили с кроватей и начали быстро одеваться и строиться. Затем прозвучала команда «Отбой!». Все опять разделись и улеглись. И так повторилось несколько раз. У Тимура глаз совсем затёк, а тело ныло после вчерашних ударов. Ещё он обратил внимание, что все молодые солдаты взвода его сторонятся, а вчерашние приятели легкоатлеты даже стараются не смотреть в его сторону. «Ну и фиг с вами!» - подумал боксёр, умываясь спокойно один за раковиной. Так же как рядом умывался младший сержант Смирнов. В остальных местах для умывания теснились и толкались по двое и по трое остальные солдаты взвода, стараясь успеть привести себя в порядок до построения.

После завтрака всё произошло так, как сказал Ринат. Тимур видел, как по расположению роты быстро прошли два офицера. Потом раздалась команда дневального: «Все сержанты к командиру роты!» Через полчаса дневальный прокричал: «Рядовой Кантемиров – к командиру роты!». Тимур быстро подошёл к большому зеркалу в коридоре, как мог, поправил форму и постучал в дверь с табличкой: «Командир роты капитан Нелюбов». Немного подождал, зашёл в комнату и спросил:

- Можно, товарищ капитан?

В комнате были только два офицера: один постарше с четырьмя звёздочками на погонах и с залысиной сидел за столом, второй высокий и молодой стоял у окна. Молодой, тут же сказал:

- Можно – "Машку за ляжку". А в армии – разрешите!

Капитан только махнул рукой, приглашая пройти в кабинет. Затем вышел из-за стола и оказался ростом чуть выше своего солдата, но шире его практически в два раза и с мощной шеей. «Штангист или борец?» - успел подумать Тимур. Ротный внимательно разглядел синяк под глазом у призывника и попросил молодого офицера:

- Товарищ лейтенант, оставьте, пожалуйста, нас вдвоём с солдатом. Мы с ним сейчас по душам поговорим. И Кантемиров мне расскажет всё, что сегодня ночью произошло в моей роте. Ведь так, призывник?

- Я сегодня ночью с кровати упал. Прямо на табурет, – с готовностью ответил Тимур, – ушибся немного, ничего страшного, всё пройдёт!

- Одно и то же! Как дети малые, – выходя из кабинета, произнёс лейтенант.

Тимур с ротным остались в кабинете вдвоём. Офицер подошёл вплотную и резко выкрикнул:

- Вот и я говорю – детсад! Откуда синяк под глазом, солдат? Кто тебя бил этой ночью?

Тимур хотел сделать шаг назад, но капитан схватил его за шиворот, притянул к себе и одной правой приподнял над полом. Тимур смог только вдохнуть, дыханье опять перехватило. Тимур закашлял. Ротный поставил его на пол.

- Так, солдат. Снимай быстро гимнастёрку и майку!

«И что их всех постоянно меня раздевать тянет», - думал Тимур, аккуратно складывая на стул форму. Вся грудь и особенно правый бок были в синяках.

- Упал, значит? С кровати прямо на табурет, говоришь?- Ротный посмотрел в глаза Тимуру. – А вот каптёр со сломанной челюстью сейчас в санчасти лежит! Что скажешь?

И Тимур, следуя чётким инструкциям спортсменов, выдал капитану свою версию событий, случившихся этой ночью. Ротный задумался.

- Ладно, слагаешь, призывник! Сейчас с каптёром поговорю, а ты - никуда из расположения роты. Сержантам и дежурному я скажу. Точно ничего не болит? Может, со мной в санчасть сходишь? Пусть фельдшер проверит.

Тимур отрицательно закачал головой и оделся. Они вместе вышли из кабинета. Ротный подвёл его уже к новому дежурному по роте.

- Михайлов, этого призывника никуда из расположения не выпускать! Никаких занятий ему на сегодня. Сержантам скажи – мой приказ!

Капитан ушёл. Молодой солдат остался стоять рядом с сержантом, который вдруг тихо произнёс:

- Боец, быстро за мной шагом марш в бытовку.

И пошёл, не оборачиваясь, в направлении каптёрки. Новобранец уже знал, что рядом с каптёркой находится бытовка, где стояли столы для глажки формы и табуреты. «Опять, что – ли бить будут? - с тоской подумал Тимур. – Вроде не должны. Ринат говорил, что больше точно никто не дёрнется. Хотя, кто его знает, эти младшие сержанты одного призыва с каптёром. Могут за своего кореша вписаться и дать ответку!»

Боксёр отстал от сержанта на расстояние удара и с опаской зашёл вслед за ним в бытовку. В помещении больше никого не было. Сержант обернулся и спокойно протянул руку.

- Не бойся, солдат! Давай краба. Тебя как зовут?

Ничего не понимающий Тимур представился и пожал протянутую ладонь.

- Спасибо тебе, Тимур, от молодых сержантов роты за челюсть каптёра. Классно ты его. Чмошник он конкретный! Он вместе с нами полгода назад призвался, каптёром стал только благодаря земляку своему Шевченко. И думал, что стал круче нас всех!

- Так, это! Каптёр сам об сейф ударился головой, – присаживаясь на табурет, сказал Тимур и, немного подумав, добавил, – а челюсть ему ещё на гражданке ломали.

- Не бзди, боец! Мы всё знаем. Никто тебя закладывать не собирается. Мы ему сами хотели «тёмную» сделать сразу после дембеля его земляка замкомвзвода. Да ты вот опередил нас. Думаю, выкинут его с каптёрки, а может, и с батальона куда подальше отправят.

Дежурный тоже присел рядом.

- Меня зовут Саня Михайлов. Тимур, слушай сюда, - не вздумай дёргать сейчас из части. Мы знаем, что ты местный пацан, недалеко живёшь. Ещё хуже сам себе сделаешь.

- Даже в мыслях не было! – удивился Тимур, – да, куда я побегу? Домой? Отец меня сам прибьёт, нафиг! Да весь посёлок смеяться будет! Скажут – в первый же день службы звездюлей получил, зассал и смылся! Всю жизнь потом от позора такого не отмоешься.

- Вот это правильно! Может, чего надо сейчас? Спрашивай.

Солдат показал на свою форму.

- Мне бы утюг, форму погладить. А то выгляжу как Чмо!

Михайлов взглянул на новобранца.

- Для салабона нормально выглядишь. Но, погладить хэбэшку не мешает. Да и погоны заново надо перешить. Криво сидят! Перешей вначале, потом погладишь куртку и штаны. Давай покажу.

Сержант Михайлов, уже подробней рассказал, как пришивать погоны относительно шва на рукаве куртки. Затем объяснил, как удобней и быстрей выгладить форму. И в самом конце этого урока показал на своём примере как надо начищать сапоги, чтобы они «блестели как у кота яйца!» Тимур только закончил начищать свои сапоги, оделся в выглаженную форму, как его опять вызвали к командиру роты. Ротный с удивлением посмотрел на изменившийся внешний вид молодого солдата. Одобряюще кивнул головой, дал чистый лист бумаги и сказал:

- Давай, призывник, садись за стол и пиши всё - как было. Уточняю – как ты мне рассказывал. Может быть, ты и не особо виноват в случившимся. Но, солдат, совсем невиноватых в нашей армии просто не может быть. Усекаешь?

Молодой солдат вздохнул и вспомнил, как совсем недавно, на гражданке, уже приходилось описывать свои действия. Написал всё быстро, чётко следуя инструкции Рината. И опять всё объяснение вошло на одну страницу. Капитан взял исписанный лист, внимательно прочитал. Затем сравнил с другим объяснением, лежащим на столе, и даже улыбнулся.

- Ладно, Кантемиров! Я даже знать не хочу, что этой ночью на самом деле произошло в каптёрке. Но вы с каптёром очень уж складно всё поёте. Остальные тоже. Сейчас идём к замполиту батальона, и если ты опять всё повторишь майору, так же как здесь написал, считай, что тебе очень повезло в жизни. Усекаешь, солдат?

Тимур кивнул, и они вышли из расположения роты. Штаб батальона находился в отдельном здании. Ротный зашёл первый в кабинет и доложил:

- Товарищ майор, командир Третьей роты капитан Нелюбов с призывником Кантемировым по Вашему приказанию прибыл!

Призывник стоял за широкой спиной капитана и не знал, что ему говорить. Но на всякий случай встал по стойке «Смирно», как показывали ещё вчера на плацу. Замполит поднялся, поздоровался за руку с ротным и сказал:

- Ну, показывай своего «героя сегодняшней ночи». Весь батальон с утра гудит! Призывник челюсть каптёру сломал! Объяснения у всех взял?

Нелюбов кивнул и положил на стол пачку листов. « Нифига себе! – успел подумать Тимур. – Когда он успел?» Майор посмотрел на солдата и, надев очки, стал внимательно читать объяснения. Ротный с призывником застыли молча. Минут через пятнадцать замполит поднял глаза от исписанных листов и сказал:

- Подрались, значит! И первым молодого солдата ударил каптёр. А потом сам ударился головой об сейф? Я так и предполагал.

Затем ласково посмотрел на новобранца.

- Надеюсь, товарищ призывник, Вы понимаете, что командование батальона не может оставить эту обоюдную драку без наказания?

Тимур, конечно, всё понимал и молча кивнул головой.

- Вот и хорошо! – протянул майор, и обратился к ротному. - Мы уже всё обсудили с комбатом и начальником штаба. Есть решение отправить обоих солдат, хулиганов, дослуживать в учебную часть, в Еланскую учебную дивизию. Но, конечно, в разные части: ефрейтора Нетребко разжаловать до рядового и в танковый учебный полк, а призывника Кантемирова – в мотострелковый.

Молодой солдат тут же представил себя бегущим по полю с автоматом и в каске на голове, а каптёра - сидящим на броне движущегося танка. И остался очень недовольным таким несправедливым армейским распределением. Но он уже знал, что «обязан стойко переносить тяготы и лишения воинской службы» и, конечно же, промолчал. Вечером, после ужина в роту спустились Ринат с Олегом и оба прошли в каптёрку. Затем дневальный вызвал Тимура к сержантам. В каптёрке собралась та же компания. Тимур поздоровался со всеми, рассказал все события прошедшего дня и добавил:

- Нас обоих с каптёром переводят служить в какую то учебную часть. Меня уже завтра утром, сегодня ещё форму выдали, шинель и сухпай на сутки. Вот только название части забыл. Что-то с елью связано?

- ЕЛАНЬ! – тут же ответил замкомвзвода. - Сам не был. Но, говорят, гиблые места. И курсантов там дрючат по полной программе.

- Да и ладно! – Ринат хлопнул по плечу Тимура, - это лучше чем дисбат или зона. Не пропадёшь! Пацанчик ты правильный, так и держись до дембеля.

Тимур попрощался со всеми и пошёл впервые в жизни укладывать свой армейский вещевой мешок. Уже на следующий вечер он был в Четвёртой учебной роте мотострелкового полка Еланской учебной дивизии. Вот так и закончилась спортивная карьера боксёра. Эти два удара в челюсть каптёра полностью изменят судьбу молодого человека. Предчувствия не обманули Тимура. А улыбнулась ли новобранцу армейская Фортуна в момент ответной «двоечки» ефрейтору, покажет время. Одно знаю точно – Тимур Кантемиров никогда не будет жалеть о таком повороте судьбы!

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!

(Дальше мой рассказ "Елань" в четырёх частях в самом начале списка рассказов: https://zen.yandex.ru/media/gsvg/elan-5a9bc94579885ef31316c144?from=editor )