Воспоминания ветерана операции "Дунай". Часть 2

«В эту ночь впервые ощутили "гостеприимство", когда проезжая какой-то городок около трех часов ночи, на нашу машину бросилась группа молодых, как показалось, пьяных людей. Они что-то громко кричали и бросали камни. Подобное повторялось неоднократно и днем.

Самое неприятное началось утром, когда все динамики на улицах населенных пунктов Чехословакии начали говорить об оккупации страны. Везде были приспущены флаги ЧССР, украшенные траурными лентами. По ходу движения нашей колонны плотными рядами стояли чехословаки, и, кто как мог, выражали свой гнев. В нас летели камни, бутылки.

Отмечу, что расчет БМ сидел открыто, под стволами, никакой защиты, кроме каски не было. Ребята уворачивались от " обстрела" кто как мог. Для того, чтобы встать на постоянное место, пришлось дважды менять позицию. После того, как прозвучала команда "К бою!", дивизионной разведкой, руководимой гв. ст.лейтенантом Малининым, были даны цели, на которые были наведены установки. Это были, как я помню, здания ЦК КПЧ, Правительства, Министерства обороны и другие важные объекты.

По-видимому, место дислокации было выбрано не очень удачно. Сзади огневой позиции проходила линия железной дороги, и, из проходящих вагонов электричек постоянно летели какие-то предметы. Ночь прошла очень тревожно. Все небо над Прагой высвечивалось трассерами, вспышками ракет.

Слышались одиночные выстрелы и пулеметные очереди. На низкой высоте с ревом барражировали наши МИГи. В эту ночь спать не пришлось никому. Созданный отряд заграждения с трудом сдерживал беснующиеся толпы.

Следует отметить, что в основном это были молодые парни, но управляемые отдельными людьми в возрасте, которые подстрекали их.

К этому времени у нас заканчивалась питьевая вода. Для пополнения запаса к водоколонке на цистерне ехать пришлось группе автоматчиков. Но поступила информация, что вода отравлена. Кстати, об этом сообщил пожилой чех. Пришлось искать другой источник. Через несколько дней поступил приказ о смене огневой позиции. И мы снова на марше.

Двигаемся днем, поэтому мощно ощущаем все "прелести гостеприимства". Все стены домов, заборов исписаны надписями на русском языке: "СССР-фашисты", "Идите домой!", "Советский цирк в Праге" и т.п.

На наши машины летят кучи листовок с антисоветской пропагандой. Когда проехали через какой-то населенный пункт, попали под обстрел с двух сторон дороги.

Все указатели населенных пунктов, названий улиц, автотрасс были преднамеренно разбиты или уничтожены. В какой-то момент несколько машин технических служб отстали от колонны. Их тут же окружила многочисленная толпа местного населения. Все они были агрессивно настроены: пытались открыть дверцы автомобилей, открутить крышки бензобаков, прокололи два колеса.

И только, благодаря двум нашим танкам, пришедшим на помощь, удалось избежать более тяжких последствий. Правда, пострадал один из бойцов, которому камнем разбили лицо. Тогда мало кто обращал на подобное внимание. Главное было не попасть под обстрелы из автоматического оружия.

Через несколько минут вновь возникла угроза повторного нападения. А в кузове боеприпасы. На месте новой дислокации дивизиона вновь прозвучала команда "К бою!" И, вновь установки были наведены на определенные цели. А находились мы в районе Небушице, недалеко от аэропорта Рузине. Для нашего прикрытия и боевого хранения в район позиций подошли танковые экипажи.

Только успели выставить посты заграждения, как из кустов появилась группа людей, человек пятнадцать. Как оказалось это были студенты, работающие в саду на уборке. Вели себя они очень агрессивно, показывая явное неуважение к советским воинам. Ценой неимоверных усилий удалось успокоить эту толпу. Мы, простые солдаты, спокойно им объясняли для чего пришли, какие наши цели и задачи.

И такие встречи в первое время проходили ежедневно. Устраивались настоящие дискуссии. А солдаты наши были весьма подкованы в политических вопросах Все-таки сказалась работа замполита дивизиона гв.майора Ваулина. Вспоминаю об этом с огромной гордостью Каждый солдат знал политическую обстановку в Чехословакии на пять с плюсом.

Так, на одной из таких дискуссий местные жители с удивлением слушали весельчака Отари Хихадзе из грузинского села Диликаури, который на ломаном русском рассказывал о том, как в 13 веке черниговская княгиня Кунгута стала женой чешского короля Пржемысла. А далее об Я.Гусе и Я.Жижке. Одним словом, братья-славяне. Многие чехословаки не верили, что с ними дискутируют простые солдаты. Нет, говорят, это переодетые офицеры, политработники.

Так получилось, что в ЧССР я вступил в члены ВЛКСМ. Прием проходил в штабе 35 дивизии, в палатке. В заявлении так и написал, что хочу быть в первых рядах борцов с контрреволюцией. На комсомольский билет пришлось фотографироваться в полевых условиях, на фоне развернутой простыни.

Наступила осень. Ночи стали дождливыми, холодными. В палатках были установлены «печурки-буржуйки». Умываться по утрам приходилось ледяной водой. Но, ничего, никто не заболел, все выдержали. В первых числах ноября стали готовиться к маршу домой, в ГДР.

7 ноября проходило торжественное собрание, посвященное Октябрьской революции, на котором присутствовали и приглашенные местные руководители КПЧ. После официальной части был дан концерт армейской самодеятельности и праздничный ужин.

Уже было объявлено об образовании Центральной Группы Войск. Какие-то части оставались на территории Чехословакии, какие-то отправлялись домой, к месту постоянной дислокации ГСВГ. К маршу домой мы готовились творчески. Все установки были разряжены и зачехлены. На борта автомашин прикреплены флаги стран-участниц Варшавского договора, а также лозунги и транспаранты.

9 ноября прозвучала команда "Вперед!". На одном из домов, неподалеку от границы, висел плакат: "Спасибо Вам! Не уходите!". На территории ГДР, начиная от самой границы, вдоль автострады, стояла сплошная стена населения. Следует сказать, что весь марш проходил только в дневное время. Все улыбались, махали головными уборами. Наши машины были усыпаны цветами, конфетами, пачками сигарет. По прибытии в гарнизон состоялся советско-немецкий митинг. Каждому воину от местных властей был преподнесен небольшой подарок…»

Рассказал гвардии сержант запаса Колотов Борис Александрович, г. Архангельск. В 1968 году – гв.мл.сержант, командир реактивной установки «БМ-14», 41-го гв. отдельного реактивного дивизиона (оредн), 35-й гв.мотострелковой дивизии 20-гв.ОА ГСВГ, в/ч пп 58322.Ветеран операции «Дунай». Награжден Благодарностью Министра Обороны СССР Маршала А.Гречко за выполнение интернационального долга.

Взято из форума «Назад в ГСВГ».

Ещё публикации про операцию "Дунай": https://zen.yandex.ru/media/gsvg/chehoslovakiia-i-narodnaia-nemeckaia-armiia-5bdd698a4d228700ac44c120?from=editor

Если Вам всё же интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!