Встреча на Эльбе. Часть 2

Офицер, прапорщик и сержант присели рядом на поваленное дерево. Взводный ещё немного помолчал, что-то прикинул, кивнул своим мыслям и сказал:

- Парни, слушайте внимательно! Я вот что думаю, сегодня для нас заканчивается 24 апреля 1985 года. Начало учений ЩИТ-85, будь он неладен! Для американцев сегодня 24 апреля 1945 года. Я вот что вспомнил из уроков истории в училище (Лен.Пех, между прочим): 25 апреля патруль американской пехоты встретится с нашей разведкой 1 Украинского фронта. А уже 26 апреля 1945 года командиры дивизии Армии США и нашей гвардейской дивизии Красной Армии встретились в Торгау. Именно тогда и была сделана фотография из нашего учебника этих офицеров, пожимающих друг другу руки. Потом ещё фильм сняли. Ровно сорок лет прошло. Вот такая, ёптыть, военная история!

- Это что же получается, - начал размышлять Сергей, - мы скакнули во времени через этот чёртов мост ровно на сорок лет назад? И только потому, что одновременно началась артподготовка «синих» и антенна Джигита поймала на мосту шаровую молнию? Блин, теория Эйнштейна! Квантовый скачок во времени! А как нам теперь обратно перескочить? К своим?
Молчавший до этого сержант Алиев добавил:

- А я вот где - то читал у одного американского фантаста, что если мы здесь, в прошлом, случайно задавим какого – нибудь червяка или бабочку, то можем изменить весь дальнейший ход истории. И, если вернёмся в свое время, обнаружим новую цивилизацию.

Офицер с прапорщиком тут же стали внимательно рассматривать землю под ногами. Взводный сказал:
- Да фигня всё это! Вон Джигит на своём Бармалее уже столько передавил тут всего – все будущие цивилизации уже давно перемешались. Я вот ещё что слышал на секретных курсах: американцы изучали проблему невидимости военных кораблей для радаров. Создали какой то там специальный «электромагнитный пузырь». Так вот, однажды окружили этим пузырём корабль, а он возьми, на глазах у всех, да и исчезни. Потом появился в сотни милях от места испытания. С одной стороны, бред, конечно! А с другой стороны, наш БРДМ – чем не такой же «электромагнитный пузырь»?

Сергей спросил у офицера:
- Руслан, по плану учений во сколько завтра начнётся артподготовка «зелённых»?
Разведчик быстро просёк мысль прапорщика:
- Ровно в 10.00., а что там наш американец говорил про электростанцию на Эльбе?
- Взорвать хотят вместе с мостом. Значит, завтра нам нужен электрик и провода. И работающая электростанция. Пойдём к союзникам.

Когда подошли к «столу», обе фляжки уже лежали на боку, а в центре расстеленной плащпалатки гордо стояла бутылка трофейного шнапса. Воропаев уже сменился с поста, успел хлопнуть стакан и, открыв все люки боевой машины, что - то горячо доказывал своему новому чернокожему приятелю. Шамсутдинов подошёл к машине и резко приказал:
- Сержант, задраить все люки! Кто разрешил?
Джигит и негр стояли рядом и если бы не цвет кожи, были даже похожи: оба высокие, стройные и кучерявые. Водитель ответил командиру:
- Дык, союзники же! Вона показываю Джону электрооборудование боевой части. Он электриком работал в своей Алабаме.
- На ловца и зверь бежит! Молодец Джигит! Но, даже среди союзников не стоит расслабляться, мы же советские разведчики, ёксель – моксель!

Офицер и прапорщик подошли к американскому коллеге. Сергей подвёл Уильяма и Джона ближе к БРДМу и с помощью разговорника американца, жестов и периодических похлопаваний по боевой машине и по плечам союзников принялся объяснять, что в недрах этой боевой машины находится новый секретный двигатель, который просто необходимо периодически подзаряжать большим скачком энергии через антенну на башне. Поэтому завтра с утра союзники должны подвести два подключенных и оголённых кабеля через мост на уровне антенны и только после проезда БРДМа взорвать запланированные стратегические объекты. Командир ответил по - немецки: « Кайн проблем!» А его чернокожий солдат произнёс уважительно: «Электромобил»

Довольный успешными переговорами командир разведвзвода подозвал своего водителя и поставил перед ним задачу:
- Воропаев, завтра ровно в 10.00 местного времени ты, кровь из носа, должен на мосту по ходу движения обратно в город коснуться своей долбанной антенной двух проводов, подготовленных союзниками. Всё понял, Джигит? У нас есть шанс вернуться домой. Проверь, как закреплена твоя антенна. Заодно проверь пулемёты. На всякий пожарный случай.

Водитель задумчиво кивнул головой и остался стоять на месте, переминаясь с ноги на ногу.
- Ну, что ещё, Воропаев?
- Товарищ лейтенант, тут такое дело, я тут прикинул немного, и …
- Не тяни! – нахмурился взводный.
Джигит вздохнул как перед прыжком в воду и быстро заговорил короткими фразами:
- А давайте здесь останемся! Своим поможем. И союзникам. Да мы здесь с нашими КПВТ и Ксюшами такого шороха наведём в тылу врага! Мама не горюй! А потом, после Победы, махнём с союзниками в Америку.
- Ну, ты дал, Джигит! В Америку говоришь? С нашим вооружением? – офицер начал медленно снимать АКСУ с плеча, - да я тебя сейчас сам … лично … по законам военного времени …

Сержант сделал пару шагов назад и вытянул перед собой ладони:
- Товарищ лейтенант, да ладно Вам! Я же про Америку та пошутил. Тогда предлагаю захватить с собой в прошлое Джона!
Шамсутдинов закинул ремень автомата на плечо и спросил удивлённо:
- Это ещё, с какого перепугу?
- Ну, а чё эти белые американцы своего негра так чмырят? – Джигит с жаром принялся отстаивать своё очередное предложение, - Джон, между прочим, в ихнем взводе самый первый призвался. Сам говорил! Уже Дед по - нашему получается. А эти, блин, - Джон сюда, Джон туда! Как молодого гоняют! Вот и возьмём с собой. Пусть у нас дослужит, как положено старому воину.

Офицер с прапорщиком переглянулись и заржали на весь лес. Американцы, стоявшие на поляне, с тревогой наблюдали за развеселившимися русскими. Сергей сквозь смех и слёзы только смог спросить:
- Слышь, старый воин, а ты давно английский стал понимать?
- Джон научил в дозоре, - гордо сказал Джигит и добавил с хитрецой, - а как он Вас, товарищ прапорщик, в плен чуть не взял? Негр – дерзкий пацан! Наш человек!
Командир разведки отсмеялся, вытер слёзы и приказал:
- Отставить Джона! Ну, блин, этот Джигит точно всю цивилизацию перевернёт. Воропаев, а если твой приятель Джон - будущий президент Америки? На крайняк – его папа? А ты его к нам, в разведроту, дедушкой Советской Армии. Оборвёшь, так сказать, гениалогическую ветвь будущего и оставишь союзников без президента. Что скажешь, экспериментатор?

Джигит нисколько не обиделся на « экспериментатора» и задумался над светлым будущем Соединённых Штатов. Затем улыбнулся и выдал:
- Неее, товарищ лейтенант, он же негр. Какой там президент. Даже в папы президента не потянет.
- Кто его знает? – задумчиво произнёс офицер, - что нас ожидает в будущем. Так, слушай приказ – никаких предметов от американцев не брать и ничего, абсолютно ничего, союзникам не оставлять. Джигит, всё понял?
Сержант немного задумался и, кивнув головой, отвернулся от своего командира в сторону американцев.
- Тааак, Джигит, - протянул взводный, - давай колись, чего уже успел стырить у союзничков?
- Ничего не тырил, - обиделся водитель, - просто с Джоном махнулись не глядя, – я ему знак гвардии, а он мне зажигалку. Вот.

Разведчик достал из кармана небольшую металлическую зажигалку с картинкой статуи Свободы и с вздохом протянул командиру. Руслан покрутил в руках удобную вещицу и размахнулся в сторону тёмного леса. Прапорщик с водителем машинально повернулись в сторону броска, а офицер, махнув рукой, незаметно сбросил зажигалку себе в карман штанин.
- Вот так, Джигит! – и повернулся к Сергею, - Воропаеву больше сто грамм не давать! К американцам не подпускать! Как вернёмся – два наряда по столовой вне очереди.
- За что, командир? – воскликнул сержант.
- Три наряда вне очереди! За нарушение гармонии во Вселенной и за пререкание с командиром. Всё понял, боец? А теперь – отбой. Завтра тяжёлый день.
- Есть три наряда вне очереди, - пробубнил Джигит и уныло поплёлся к БРДМу.

Глядя на спину удаляющего водителя, взводный вдруг произнёс:
- А ведь отчасти Воропаев прав. Я ведь тоже подумывал о «шорохе в тылу врага».
- Были такие мысли, - улыбнулся начальник полигона.
- Да у нас у всех только по одну боекомплекту. Максимум на полчаса боя. А ты, прапорщик, вообще пустой выдвинулся. Можно сказать – наблюдатель ООН. Голубая каска, ёптыть!
- Дык, кто ж знал, Руслан, что такая ситуёвина непонятная образуется. Я думал как всегда – пересидим в засаде, под шумок артподготовки кабанчика завалим, или косулю на крайняк. Да под ваши байки и мой спирт славно отыграем Щит – 85.
Разведчик усмехнулся:
- Тоже такая надежда была. А она, как мы знаем, умирает последней! Ладно, Серёга, пошли приляжем. Мне пораньше вставать, посты проверю, да ещё раз оглянусь вокруг. На всякие пожарные!

Союзники расположились вокруг боевой машины, а разведчики улеглись на привычных местах.
Прапорщика разбудил взволнованный взводный. Рядом стоял командир союзников.
- Подъём, боец Красной армии! Уже почти девять часов. Давай быстрей, переводчик нужен. Фрицы на подходе.
Утром стало ещё холодней и после спирта хотелось пить. Сергей быстро привёл себя в порядок, глотнул воды из фляжки американца и, дрожа от холода, спросил:
- Почему такой кипишь?
Остальные солдаты, наши и американцы, уже строились в шеренги напротив друг – друга. Уильям Робертсон подошёл со своим открытым разговорником и объяснил офицеру и прапорщику, что по дороге, примерно в километре от нас, движется в нашу сторону колонна немцев: БТР и три грузовика, которые никак нельзя пропустить в город.
- А ведь он прав! – быстро сказал разведчик, - это мы задержали американцев своим появлением и нашим гостеприимством, блин. Союзники бы ещё ночью этот мост взорвали, а утром встретились с нашими. И это встреча расколет армии фрицев на две части: северную и южную. И практически пипец войне! До Победы две недели всего останется. А тут, блин, мы с энтим квантовым скачком. Никак нельзя немцев в город запустить! Так, толмач, а теперь переводи.

Шамсутдинов быстро принял волевое решение: разведка задержит немцев, а союзники заминируют мост, подведут провода и будут ждать нашего проезда. На всё про всё - сорок минут. Руслан попросил у союзников ручные гранаты. После перевода обоих офицеров, Сергей ответил:
- Гранаты у них есть, но только трофейные, с длинными ручками.
- Пойдёт! В кино такие видел, там запал на шнурке в конце ручки. Надо только пару штук, БТР остановить.
Офицер заткнул гранаты за пояс, встал перед своим строем и поставил боевую задачу:
- Разведка, это наш первый в жизни реальный бой. И, дай бог, последний. А фашисты уже шестой год воюют. У них опыт и мастерство. Поэтому, мы все должны постараться остаться целыми и невредимыми. Засаду делаем на повороте. Колонна идёт медленно из-за разбитой дороги, а там вообще ход сбавят. После моих бросков гранат отстреливаем по магазину и назад к БРДМу. Джигит прикрывает отход, а прапорщик из КПВТ заканчивает наше правое дело.
Взводный показал на дорогу:
- Воропаев, там впереди, в метрах ста, подбитый Тигр стоит. За ним и поставь машину. Сам под танк. И, смотри Джигит, никаких атак на врага! Только прикрываешь наш отход!
Офицер подошёл к прапорщику:
- Сергей, я не раз видел, как ты стрелял из КПВТ на своём полигоне. Лента укомплектована бронебойно-трассирующей пулей БЗТ. Сам заряжал. Бей короткими по центру колонны.

Прапорщик только кивнул. Разведчики пожали руки союзникам и, как в прошлый раз, рассредоточилась по обе стороны дороги. Американский патруль устремился напрямую через лес к мосту. Воропаев с Сапожниковым запрыгнули в БРДМ, мотор взревел, и боевая машина медленно поползла к повороту. От союзников Сергей уже знал, что тут поработала их авиация. Робертсон с гордостью рассказывал, что день назад вражескую колонну накрыли по наводке их патруля. Вся дорога была в воронках и остатках боевой техники. Подбитый немецкий танк стоял боком посреди дороги. Джигит подогнал БРДМ вплотную к вражеской броне, сам схватил автомат и подсумок с патронами и быстро нырнул под гусеницы. Прапорщик развернул башню, специальным прибором прикинул дальность до сосны на повороте. Оставалось метров семьдесят. Начальник полигона вспомнил, как на своём стрельбище однажды при учебной стрельбе на двухстах метрах перепутал сетку стрельбы КПВТ с сеткой спаренного ПКТ и раздолбал в щепки лёгкие мишени. Даже металлические подъёмники разлетелись на куски. А тут почти в упор, да ещё бронебойными!

На повороте, тяжело переваливаясь, показался бронетранспортёр. Увеличенный прицелом он становился всё громадней. Сергей даже увидел в открытом люке лицо водителя в защитных очках. Время замедлилось. Вслед за бронетранспортёром появились грузовики с солдатами. И тут один за одним раздались взрывы гранат. Обзор закрыл столб пыли и песка. Прапорщик отвернулся от прицела, быстро посмотрел в тримплекс и увидел, что бронетранспортёр стоит на дороге боком, перекрыв всё движение, а с грузовиков спрыгивают немцы и занимают круговую оборону. Прав был взводный: «Опыт - не пропьёшь!» С обоих сторон дороги раздались автоматные очереди разведчиков. Сапожников приник к прицелу и дал короткую очередь в центральный грузовик. По следу трассера заметил, что взял чуть выше. Мигом скорректировал сетку и засадил три очереди подлинней, начиная с бронетранспортёра и заканчивая последним грузовиком. Башня тут же наполнилась грохотом отработанных гильз об броню.
Для прапорщика всё происходило как в замедленном сне, ему даже казалось, что он видит вылетающие из ствола КПВТ пули. Вначале бронетранспортёр дёрнулся набок, затем от него отлетела металлическая дверь, и вылетел уже мёртвый водитель, затем подпрыгнул рядом стоящий грузовик, а второй развернуло и разорвало напополам столбом пламени. Видимо, трассер попал в бензобак. Сергей хорошо помнил скорострельность пулемёта 550 выстрелов в минуту, а запас одного боекомплекта – всего 500 патронов. И дал ещё пару очередей вдоль бруствера дороги, где залегли и отстреливались фрицы. Опять поднялся столб пыли, а вверх полетели части человеческих тел. Удивительно, но организм молодого человека, впервые стреляющего в живых людей, никак не реагировал на происходящее. Не было никаких позывов рвотных масс, как показывали в кинофильмах после первого убийства противника. Да и происходило всё как в кино! Прицел вместо экрана! Прапорщик только отсчитывал в голове примерное количество выпущенного боезапаса.

Вдруг сквозь стрельбу услышал глухие удары в корму машины. Быстро скатился вниз и открыл люк. Это был сержант Алиев, который кинул свой автомат в люк, вытащил из ножен на ремне штык-нож и прокричал, озираясь вокруг:
- Разворачивай! Приказ! Отходим! Где водила?
Сапожников выпрыгнул наружу и с сержантом кинулся под танк. Вымазанный в машинном масле Джигит (капало с подбитого танка) стал ещё больше похожим на своего нового друга Джона. Водитель, лёжа на спине, как раз перезаряжал последний магазин и шептал прямо в днище танка: « За деда! За Дон! Суки…»
Прапорщик с сержантом схватили его за ноги и вытащили наружу. Алиев перехватил автомат Воропаева и с ходу двинул ему кулаком по голове.
- Заводи! Это приказ!
Из леса выбежали взводный с оставшимися разведчиками. Шамсутдинов тяжело дышал:
- Всё! Все в машину! Джигит, разворачивай. Уходим!

Звуки выстрелов в лесу становились всё ближе. Разведчики с разных сторон запрыгнули в машину. Водитель завёл движок, аккуратно выехал из-за танка и решил с ходу выехать с канавы на дорогу. Но, то ли руки у Джигита не отошли от стрельбы, то ли сержант слишком сильно двинул его по голове, БРДМ взлетел на полкорпуса на проезжую часть, чуть буксанул на песке и заглох! Неуправляемая машина обратно съехала в канаву.
А по борту и корме несколько раз процокали пули. Прапорщик быстро развернул башню и дал короткую очередь в кромку леса. В башне опять зазвенело. А взводный закричал прямо в лицо Воропаеву:
- Джигитушка, поехали! Отменяю все твои наряды, нахрен. Давай родной!
Сержант улыбнулся своим чумазым лицом, спокойно завёл двигатель, несколько раз газанул на холостом ходу, включил первую передачу и как при сдачи экзаменов в ГАИ медленно выехал на бруствер дороги. Затем плавно набрал скорость и, аккуратно объезжая воронки, рванул к мосту. Взводный одновременно с начальником полигона посмотрели на часы – 9.52.
- Успеем, - выдохнул офицер, - только бы союзники не подвели.

При спуске к реке Сергей увидел в боковой триплекс Уильяма с Джоном на берегу. А рядом стоял солдат в плащ-палатке и пилотке на голове и радостно махал им ППШ. «Встретились!» успел подумать прапорщик, как сильный разряд электрического тока отбросил его от металла башни прямо на сиденье. Сапожников даже не понял, отключался он в этот раз или нет. Только вдруг почувствовал ровный ход боевой машины и услышал крики Джигита: «Асфальт! Асфальт!» Так наверно кричали только мореплаватели при виде земли.
Сергей открыл свой люк и взобрался на башню. Мирный город Торгау в это воскресное утро ещё спал. Командование ГСВГ старались проводить учения и марши военной техники в выходные дни, дабы избежать ДТП. Что не всегда получалось. Руслан тоже сидел на броне. Из люка водителя раздался вопрос Джигита:
- Командир, куда едем? На базу?
- Давай вначале на площадь. К Танку!

БРДМ повернул в сторону привокзальной площади города, где горел Вечный Огонь и на постаменте стоял танк Т-34. Сделав лихой вираж, боевая машина плавно тормознула у газона с цветами. Разведчики медленно подошли вплотную к памятной табличке и долго стояли молча. Командир разведвзвода повернулся в противоположную сторону от танка, сжал левый кулак, руку согнул в локте, а правой ударил характерным жестом и просто сказал: «А вот вам! Танк стоял, стоит, и будет стоять!» Затем вытащил из кармана сохранённую зажигалку и протянул своему водителю: «Держи Джигит. Всё путём. Да сними ты, нахрен, эту долбанную антенну!»

P.S. Никто из разведчиков и подумать не мог, что наш танк простоит ещё ровно семь лет - до весны 1992 года. И дальнейшая судьба его нам неизвестна!

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!