Вторые сутки в армии

Боксёр спокойно, как на тренировках по груше, чётко провёл «двоечку» - левой в челюсть сбоку, правой в челюсть снизу. Челюсть каптёра только дважды щёлкнула в ответ, а сам хозяин этой важной части головы начал медленно, удивлённо глядя на своего оппонента, спадать на тюки с бельём...

(первые сутки - https://zen.yandex.ru/media/gsvg/pervye-sutki-v-armii-5b9fd4fde7ea6300aab37bfd?from=editor )

«Вот и ладушки, - подумал Тимур, прикрывая за собой дверь каптёрки. - Всё по честноку. Один на один! И не надо было бить сапогом по лицу». И сразу пошёл в умывальную комнату. Из кранов текла только холодная вода, Тимур тщетно пытался смыть следы чёрной ваксы, но только размазывал по лицу. Вспомнив, что в его тумбочке есть мыло, солдат тихонько прошёл в угол расположения к свой кровати. Со стороны каптёрки послышался шум. Тимур в темноте сквозь двойной ряд кроватей увидел, как двое солдат провели третьего к выходу. «Может, каптёра? - подумал Тимур - Делов - то, блин, в челюсть получил. Вон, холодной водичкой окунули бы и все дела.» С мылом вакса наконец оттёрлась. Тимур заодно сполоснул зубы, разделся, запрыгнул на второй ярус и укрылся одеялом. Только задремал, как снизу, с первого яруса, почувствовал удар ногой через кровать прямо по спине. Тимур подскочил и сел. У кровати стоял здоровый солдат с усами и тремя лычками на погонах.

- Прыгай вниз, быстро оделся и бегом в каптёрку. Минуту даю. Время пошло!

Когда Тимур зашёл в каптёрку, там было уже трое: один, самый здоровый, с одной сплошной широкой лычкой сидел за столом, второй, чернявый и с горбатым носом, прислонился к стеллажам у окна, сбоку. Тот, который разбудил, оказался сзади Тимура. Каптёра в комнате не было. Тимур оглянулся и только сейчас заметил, что последний был рыжий, даже усы были ярко рыжими. Усатые были все втроём. У здоровяка за столом усы немного свисали. А у кавказца были чёрные и пушистые. «Хохол, Рыжий и Кавказец! Верняк – все сержанты. Да уж, попал в компанию!» - подумал Тимур. Сержант с широкой лычкой посмотрел на Тимура и негромко сказал:

- Я замкомвзвода, старший сержант Шевченко. А как тебя звать, я даже спрашивать не буду. Потому что ты - Салабон! И ты поднял руку на старшего по званию. Ты уже с первых дней в моём взводе сделал большую ошибку, солдат. И мы тебя щас немного за это накажем.

Тимур понял, что его сейчас будут банально бить втроём прямо здесь в каптёрке. И эта экзекуция для местных сержантов - дело будничное и простое. Боксёр моментально прикинул, что окружён с трёх сторон в тесной комнате противниками явно здоровее его. Опыт поселковских драк подсказывал, что не стоит даже дёргаться. Надо будет просто после первых же ударов упасть на тюки с бельём. Призывник постарался так же спокойно ответить сержанту:

- А может, один на один? С любым из вас?

Кавказец оторвался от стены.

- Микола, смотри какиэ призывники борзые пошли вконец. Один на один сержанту предлагаэт!

И коротко, без замаха, ударил сапогом Тимуру в живот. Перехватило дух, в глазах тут же потемнело. Тимур согнулся, развернулся на месте и смог упасть на тюк. Рыжий приподнял его за шиворот и ударил кулаком сзади по печени. Кавказец с разворота добавил пяткой в бок. Старший сержант так и остался сидеть за столом, только быстро произнёс: "По голове не бить!". Уже лежачего пинали ещё пару минут. Тимур чувствовал, что бьют вполсилы, без злобы. В поселковских драках бывало и хуже. Хотя удары сапогами по бокам были резкие и больно отдавались по всему телу. Замкомвзвода поднялся из-за стола:

- Всё, харэ, хлопцы! Поднимите салабона, погутарим трошки.

Тимура резко приподняли (всего - то 48 кг) и усадили на стул. Дыхание постепенно приходило в норму, но бока сильно болели. «Дня два буду отходить, если не больше, - про себя прикинул Тимур - Ну, падлы, поймать бы вас по одному на посёлке ...» Хохол подошёл к нему, схватил правой рукой за грудки, приподнял и спокойно спросил:

- Ну, шо, Душара, всё уразумел? Шо, гутарить бум старшему по званию?

Тимур, отдышавшись и стоя перед сержантом на цыпочках, посмотрел ему в глаза и ответил:

- А то ты сам не знаешь, что я про вас всех сейчас думаю?

Хохол только улыбнулся:

- Тююю, яки борзый хлопец! - и вдруг сказал на чисто русском. - А что, молодой человек, разве мы с вами уже перешли на ТЫ?

Поставил Тимура на место, одернул его форму, сделал шаг назад и резко, кулаком правой, со всего размаху ударил его в грудь. Стоявший сзади Рыжий только успел отскочить. Тимур пролетел через каптёрку, остановился спиной и затылком об сейф и, отключившись, медленно съехал на пол. Кавказец только сказал:

- Вах, Микола! Так и в дысбат можем загрэмэть. Покалэчишь пацана.

- Такие, блин, живучие! Это за земляка моего, за каптёра. Кстати, где он? Ушёл в санчасть и пропал? - и попросил Рыжего. - Сходи, узнай там, где он?

Рыжий, выходя из каптёрки, отчётливо произнёс: "Да чмошник твой зёма, в натуре. Гнать такого с каптёрки надо!". Хохол только тяжело вздохнул, взял графин со стола, набрал в ладошку воды и пару раз плеснул на лицо лежащего Тимура. Тимур фыркнул, открыл глаза, перевернулся на живот и так остался лежать. Он понимал, что больше уже бить не будут, но и так просто не хотел сдаваться. Кавказец снял с вешалки бушлат и сунул Тимуру под голову. Прошло минут десять, Тимур уже полностью пришёл в себя, только сильно болела грудь. Он привстал и уселся спиной к сейфу. Хохол спросил:

- Очухался, призывник? Смотри, кому заложишь, мы до своего дембеля тебя чмырить будем. Усекаешь политику партии и правительства? Чего молчишь, Салабон?

Тимур впервые слышал слова «чмырить», но понимал, что ничего хорошего для него оно не сулит. Посмотрел снизу на старшего сержанта и ответил:

- Закладывать - западло.

Тут замкомвзвода впервые улыбнулся.

- Правильно мыслишь, хлопчик. Вот только больше борзеть не надо!

В каптёрку быстро вошёл взволнованный Рыжий.

- Трендец, бойцы! ЧП в роте! Дух каптёру челюсть сломал. В двух местах. В санчасти его оставили.

Хохол удивлённо посмотрел на Тимура.

- А с виду не скажешь. Хотя земляку ещё на гражданке челюсть ломали. Сам рассказывал. Видно, дух добавил. Как смог, солдат? Каптёр-то поздоровей тебя будет?

Тимур встал, сильно болели бока и ныла грудь. Но голова была в порядке, только во рту всё пересохло. Подошёл к столу, налил себе из графина воды в стакан, залпом выпил и коротко сказал:

- Бокс. КМС.

Хохол схватился за голову:

- Вот это звиндец! Приплыли. Так это ты, Салабон, будешь после присяги в спортроте служить? А почему старшина сегодня только про бегунов сказал? Чего молчал, что боксёр?

Тимур пожал плечами.

- Так никто и не спрашивал. Я же предложил - один на один махнуться. Так нет, сразу пинать начали.

Молчавший до этого Рыжий, вдруг протянул руку и сказал:

- Обиды не держи на нас, сам виноват. Как ты ещё из этого говна выкарабкаешься - вот вопрос? Меня Андреем зовут, замкомвзвода - Николай, - и показал на кавказца, - а это Георгий.

Тимур представился сам и пожал всем руки. Николай опять сел за стол, вытащил снизу огромный кофейник и протянул Тимуру.

- Всё нормально? Идти можешь? Иди, умойся и воды набери.

Когда Тимур ушёл, он обвёл всех тяжёлым взглядом, вздохнул и сказал:

- Мало того, что ЧП в роте, так ещё и с боксёрами спортроты нам разборок не хватало. Они же за своего полюбому впишутся! Гришаня, друг, не в службу, подымись к ним, позови Рината на чай. Скажи - я зову. Объясни, что у нас в роте непонятный боксёр затесался. И проблемы у него и у нас!

Георгий только улыбнулся, кивнул, взял пилотку и вышел из каптёрки. Рыжий Андрей спросил у Хохла:

- А с зёмой что делать будешь? Говорили же тебе - гнилой он. После сломанной челюсти стуканёт всех замполиту. Дух-то вроде нормальный пацанчик, правильно держится.

Николай опять вздохнул.

- Щас с боксёрами перетрём, пусть сначала пацана своего пробьют. Кто его знает, что за боксёр такой? Хотя Стасика он, видимо, знатно зацепил. Андрей, у нас булочки остались?

Зашёл Тимур с кофейником. Николай подключил электроприбор, затем открыл сейф, вытащил пару банок сгущёнки. Андрей принёс кулёк с булочками. Тимуру есть не хотелось, только жажда мучила постоянно. И спать очень хотелось, время было уже к полночи. Послышались шаги, и в каптёрку вошёл вначале Георгий, за ним невысокий коренастый парень в кедах и синем спортивном костюме со скуластым лицом и узкими глазами. Последним, можно сказать, вплыл, наклонив голову вперёд, громадный парень, постриженный наголо. Одет он был в солдатские штаны и майку, на ногах простые резиновые тапки, но руки были перетянуты боксёрскими бинтами. Великан был весь в поту и тяжело дышал. В каптёрке сразу стало тесно. "Этот - больше чем тяж," - едва взглянув, прикинул Тимур. Гости по очереди поздоровались и обнялись с сержантами. Затем парень в спортивном костюме взглянул на Тимура и сказал сержантам:

- Отрываете нас от тренировок. Скоро чемпионат округа, а вы тут чаи с булочками гоняете. Ещё бы нам картофан предложили! Этот, что ли, боксёр? Чёта нихрена не похож? «Мухач», что ли? Откуда сам будешь? Почему здесь? Почему сидим перед старшим по званию?

Вопросы сыпались один за другим. Спортсмен замолчал. Тимур сидел на корточках между сейфом и стеллажами. Поднялся, вышел в центр комнаты и сказал:

- Я с области, с шахтёрских посёлков. Зовут Тимур Кантемиров, КМС в весовой категории до сорока восьми килограмм. Вчера в зале взвешивался, уже был сорок девять.

- Местная шахтёрская школа бокса! - улыбнулся спортсмен. - А как там Вершок поживает?

- Витя Вершков победил этой зимой в финале в Болгарии кубинца и стал международником (Мастер спорта международного класса).

Спортсмен обернулся к здоровяку, который уже за столом уплетал булочки со сгущёнкой, и коротко сказал:

- Свой! - затем протянул руку Тимуру. - Меня зовут Ринат, я из Караганды. Малыша нашего Олегом кличут. Москвич он. Ну, здорово, боксёр!

И крепко обнял коллегу по спорту. А тот только успел охнуть. Ринат опустил руки и отошёл от солдата.

- Что с тобой? А ну, расстёгивай гимнастёрку. Снимай майку. Быстро я сказал, Салабон!

Тимур с трудом, медленно снял куртку, майку и остался в одних армейских штанах. Вся грудь, левый бок и спина покрылись красными пятнами от ударов сапогами. По лицу Рината пробежала тень, он медленно повернулся к замкомвзвода Николаю и тихо спросил:

- Что за дела, Старый? Это - мой Салабон! Это я должен ему «фанеру гнуть»! Какого хрена?

Затем резко притянул ладонью за шею Тимура к себе и, глядя прямо в глаза, быстро сказал:

- Говори - кто бил? Тимур, если сейчас ты мне начнёшь здесь звездеть, что ты упал с верхнего яруса кровати прямо на табурет, - я тебе нос сломаю. Веришь - нет? Кто из этих сержантов тебя бил?

Тимур видел, как сильно разозлился Ринат. Здоровяк Олег тут же отодвинул стакан с чаем и развернулся на табурете к сержантам. Наступила тяжёлая пауза ...

(продолжение - https://zen.yandex.ru/media/gsvg/vtorye-sutki-v-armii-sportrota-5ba0bfb5420ba000ad502cf8?from=editor )

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх, подпишитесь на мой канал и поделитесь рассказом с друзьями в соц.сетях — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. А я буду стараться писать ещё. Спасибо за внимание!