Ford Model A от StanceWorks

Выделиться на SEMA Show — задача не из легких. Твинтурбы тут, свапы там… это шоу, где невозможное становится возможным. Но и тут не все безупречно. Многие машины на стендах подвергаются критике, так как по сути являются нефункциональными макетами для рекламы товара.

И часто выходит так, что к концу шоу машины, шумевшие больше всего, пропадают с горизонта быстрее всех.

«Трушные» участники SEMA Show продолжают очаровывать за пределами огромных стен конференц-центра Лас-Вегаса.

Расположившийся на стенде H&R Springs, Ford Model A от StanceWorks был магнитом для каждого серьезно поехавшего автоманьяка.

Как и другие машины, созданные руками Майка Берроуза (Mike Burroughs), этот Ford представляет собой эклектичное сочетание механических и эстетических начал, таящихся в темном разуме создателя StanceWorks.

Майку не впервой врываться в центральный зал SEMA со своим проектом.

Помните еще Расти Слэммингтона?

Эта тачка может потягаться с кошкой по количеству прожитых жизней. В 2015 году последняя известная версия была также представлена на ковре H&R. И он был одним из самых обсуждаемых автомобилей на SEMA в том году.

Сэр Слэммингтон поддерживал здоровый шум до тех пор, пока не было опубликовано короткое видео о вождении, но вскоре после этого машина снова отошла в тень.

Когда его спросили об этой машине, Майк был довольно откровенен.

«Я строил Расти, последнюю версию Расти, ради самой постройки. Я никогда не смогу его зарегистрировать, он модифицирован за пределами любого существующего гоночного класса. Это был личный вызов, но я не хотел создавать другую машину, которую не смог бы использовать».

Некоторые считают, что Майк строит свои проекты ради вау-эффекта. Это весьма далеко от истины.

Хотя хотроддинг у Майка в крови (его отец - опытный строитель), Майк пришел в автомир несколько позно. Он смеется, признавая, что когда он впервые обратил внимание на машины, его вкусы сильно отличались от сегодняшних, но, как и все мы, он должен был найти свой путь.

Как только страсть к автомобилям зажглась должным образом, она стала всепоглащающей.

Цели, которые Майк поставил перед собой в начале этого проекта:

— машина должна была повысить скилл Майка;
— приводиться в движение Фордовским агрегатом
— до полусмерти пугать всех, кто осмелиться проехать внутри

«В принципе я уже хаживал по дороге классических хотродов. И не хотел оставаться известным как «певец одной песни», поэтому в этот раз нарочно решил сделать что-то максимально для меня нетипичное»

Стоит так же отметить, что вся эстетика продумана и создана задолго до того, как Майк купил донора для издевательств.

Абсолютно оригинальный, полностью работоспособный, «чистый лист» был приобретен на знаменитом Pomona swap meet. По мнению Майка, у 31 года лучшие линии из всех моделей «A».

«Некоторым покупка целой машины под такое дело может показаться пустой тратой и машины и денег. Но в прошлый раз я намучался, сращивая мельчайшие кусочки, и это серьезно замедляло процесс.
Я был не против покупки только кузова, но не смог найти целый и комплектный. И да, я сказал владельцу этого грузовика, что не собираюсь его резать, но в тот же день он был распилен».

Сделав вызов самому себе, Майк самостоятельно спроектировал шасси на бумаге. После того, как основы были набросаны,мастерская StanceWorks в Калифорнии заполнилась искрами.

«С помощью большой болгарки, сварочного и решимости можно построить что угодно», — добавляет Майк.

Основное шасси выполнено из стальной трубы 2 × 3,120. Остальная часть — из 1,75 DOM труб, формирующих каркас, опоры задней подвески и подрамник для радиатора.

Во время проектирования и изготовления подвески Майк отложил карандаш и взял в руку мышь. Начав с набросков опор двигателя, кронштейнов и различных элементов рамы, он постепенно изучил Autodesk Fusion 360.

Все, что между ступицей и рамой — дело рук Майка.

Основа подвески — регулируемые колы H&R. Кастомные верхний и нижний рычаги соединяются со ступицами Ford Motorsport, увенчанными тормозными дисками Mustang SS550.

Одна из самых ярких черт автомобиля — диски Mazda IMSA Le Mans Prototype Motegi Wheels 2018.

Это «честные» гоночные диски с одной центральной гайкой, 18 × 12,5 дюймов спереди и 18 × 13 дюймов сзади.

«Колеса - важная часть всех моих проектов. Это была отличная находка. Чтобы их поставить, пришлось попотеть, но визуальное воздействие того стоило. Мне продали их по хорошей цене, полагая, что я никогда не смогу использовать их в автомобиле, но они здесь».

Поскольку кто-то наверняка спросит, Майк уверен — как и мы — что эти колеса и шины технически незаконны на улице. К счастью, власти всегда были достаточно снисходительны к хотродам. Кроме того, если что и может спровоцировать остановку на дороге, так это громкость машины.

За это спасибо мотору Coyote V8 от Мустанга 2011-го. Оснащенный суперчарджером VMP Gen-3, на киллограме буста, двигатель обеспечивает выполнение второго и третьего пунктов из первоначального списка Майка.

При весе 1032 кг и предполагаемой мощности за 600 сил он напугает любого, кто осмелится хоть сколько-то утопить педаль в алюминиевую обшивку пола.

Машина без проблем прокручивает шины, на любой передаче.

«Страшно, но в то же время приятно осознавать, что это дело моих рук».

По бокам мотора — равнодлинные коллекторы, которые заканчиваются прямо перед дверью.

Громче мотора тут могут быть разве что дождевые слики Michelin Motorsports PL2, напрасно пытающиеся справиться с мощностью.

Коробка — четырехскоростная Jerico WC4, мост — 9-дюймовый фордовский с LSD.

В начале этой статьи я упомянул о не слишком праздничной судьбе многих автомобилей с SEMA после того, как на сцене Вегаса опускается занавес.

Но будьте уверены, история этого автомобиля еще не закончена.

На момент написания статьи Майк прорабатывал последние моменты, необходимые для того, чтобы этот автомобиль мог пережить все. Поездки по каньону, прострелы по трассе и все что между.

Для этого грузовика практически не будет границ.

Жмите «мне нравится», чтобы видеть больше подобных материалов и подпишитесь на канал, чтобы не пропустить новые.

Перевод материала Dave Thomas для Speedhunters
Фото
Mark Riccioni