Дипломатия брачных связей.

03.04.2018

Читать первую часть: Страхи Петра Великого.

В 1710 году, спустя год после грандиозного боя под Полтавой, Пётр одержал исключительно дипломатическую победу. В Курляндии наконец-то было установлено лояльное России правление. Здесь Пётр, очевидно должен был ощутить все преимущества такого способа экспансии, ведь вооружённое завоевание Курляндии обошлось бы намного дороже, как для казны, так и для репутации Петра среди союзников. Несмотря на то, что Северный союз изначально, в общем-то, не отличался постоянством и крепостью, всё же слишком резкие и агрессивные действия Петра были не желательны -- растущее недоверие союзников не были на руку России в войне против Швеции. Брак, заключённый между Анной Иоанновной и Фридрихом Вильгельмом устранял эти риски, а также исключал претензии на Курляндию со стороны других государств.

Герцогство Курляндское.

Денис Мартен. «Полтавская битва», 1726 г.
Денис Мартен. «Полтавская битва», 1726 г.

Надо отметить, что в XVIII веке среди стран Балтики и Северной Европы интерес к Курляндии резко возрос. Многие претендовали на получение прав на эту область. Также в Курляндии в своё время по службе оказались Франц Лефорт и Патрик Гордон -- советники Петра Великого, от которых он узнал многие вещи о Европе. Вероятно, немало знавшие об этой области, они могли в своё время обрисовать для Петра значимость Курляндии. Кроме этого, географическое положение делало Курляндию ещё более привлекательной в глазах Петра. Царь видел в династических браках довольно эффективный инструмент по развитию своей политики и продвижению России в Европе.

Первое, что приходит в голову – его личный опыт. Конфликт Милославских и Нарышкиных во всей красе и наглядности показал Петру ещё в детстве, какую буквально убийственную силу может иметь династический брак. Но всё же, Пётр прекрасно помнил и обычаи Немецкой слободы, чьи обитатели крайне редко вступали в союзы с местным православным населением. Он помнил, как всё сложилось у него с Анной Монс. Он знал, что превращение Марты Скавронской в Екатерину I было встречено с неодобрением. Пользуясь царским авторитетом, мог позволить себе не считаться с мнением дворянства в своей стране. Но как быть с мнением европейских элит, где Пётр не имеет власти? Как к браку с православной царевной отнесутся в Европе, и примут ли такой брак в принципе? Пётр задумался о внутренних порядках и традициях Европы с которой намеревался установить династические связи. И думая об этом, Пётр, тогда ещё никакой не император, а всего-лишь глава Московского царства, был просто обязан отнестись к европейским традициям с осторожностью, учтивостью и уважением. И это оправдано: царь не мог допустить потери союзников в Европе -- вызов Швеции был брошен и теперь отступать было невозможно.

Рождение уверенности.

Въезд Шереметьева в Ригу после изгнания шведских войск.
Въезд Шереметьева в Ригу после изгнания шведских войск.

Однако, послание, составленное Георгом-Генрихом фон Гёрцем и Христианом-Августом в 1708 году, изменило мнение Петра. Христиан-Август, новый опекун Карла Фридриха, наследного герцога Гольштейн-Готторпского и племянника короля Швеции Карла XII, и Георг-Генрих фон Гёрц – член тайного правительства Голштинии, предложили Петру I выдать замуж за 9-летнего Карла Фридриха одну из царских племянниц. Взамен, Петру обещали выгодные условия для торговли, в частности, строительство канала через Голштинию из Балтики в Северное море в обход Зундского пролива, обложенного датчанами пошлиной. Однако голштинцы тем самым навязывали конфликт между Россией и Данией, ослабляя антишведскую коалицию. Кроме того, канал предлагалось строить на российские средства. Всё это было невыгодно и российская сторона в заключении союза отказала под предлогом малолетства Карла Фридриха. Но всё же Пётр понял, что никакое недовольство знати, никакие различия в вероисповедании не смогут стать преградой для заключения династического союза с Россией, если на кон будет поставлено что-то действительно стоящее и заманчивое, а репутация России будет внушающей доверие. И уже спустя год, подкрепив свою репутацию Полтавской викторией, Пётр сделал предложение Фридриху Вильгельму I королю прусскому, дяде герцога курляндского Фридриха III Вильгельма, от которого тот не смог отказаться.

Герцог курляндский Фридрих III Вильгельм.
Герцог курляндский Фридрих III Вильгельм.

Сам герцог курляндский находился в изгнании в Данциге. Судьба самого герцогства была сомнительной: после шведской оккупации в Речи Посполитой всё чаще можно было слышать разговоры о ликвидации Курляндии и разделе ее на отдельные воеводства. С другой стороны Пруссия уже давно намеревалась присоединить Курляндию к своим территориям, что, скорее всего, привело бы к взрывоопасной ситуации и конфликту между Пруссией и Речью Посполитой. Пётр же, играя на всеобщей нерешительности, сыграл на том, что русские войска уже находились близ Курляндии после выдворения шведов из Ливонии. Кроме того, самому герцогу курляндскому Пётр даровал 40 тысяч рублей в качестве преданного и ссуду в размере 160 тысяч рублей на выкуп заложенных курляндских староств. Таким образом, Фридрих III Вильгельм не только поменял сеньора, выйдя из-под вассальной присяги Речи Посполитой, и дав оную России, но и выкупал в собственность все заложенные земли, лишая польское королевство всяческих претензий на них. 11 ноября 1710 года осчастливленный герцог женился на Анне Иоанновне, племяннице Петра в Санкт-Петербурге.

Анна Иоанновна (на портрете уже императрица).
Анна Иоанновна (на портрете уже императрица).

Женитьба Анны Иоанновны была пробной, так как ранее подобных действий русский трон не совершал. Удача, которая сопутствовала Петру, заставила его поверить в неизбежность своего успеха, в том числе в дипломатических завоеваниях. Однако тогда Пётр ещё не столкнулся с обоюдной стороной медали. 11 января 1711 года 18-летний герцог Курляндии умер на обратном пути из Петербурга в Митаву, после чего в самом герцогстве начало расти недовольство персоной герцогини. Пик недовольства пришёлся на 1712 год, тем не менее, каких бы то ни было серьёзных проблем это не повлекло и Курляндия таки осталась под контролем России. Пётр видел видел это. Сопоставлял затраты и результаты, убеждался в выгоде такого подхода. Так родилась его вера в необходимость заключения браков между Романовыми и монаршими домами Европы.

Продолжение следует... Подпишись, чтобы не пропустить!

Автор: Billy Poole