Разошлись после 70-ти. Почему? Для чего?

pixabay.com
pixabay.com

Они поженились в 1971-м. Он слесарь, она — уборщица. Оба деревенские, приехали в областной центр за длинным рублем и городской жизнью. Надоело им ходить полгода в валенках, а полгода в резиновых сапогах. Встретились уже в городе. На предприятии — работали вместе. Страсти особой не было, но и не противны друг другу.

Федор — низенький, коренастый, широкоплечий. Успел отсидеть 3 года за хулиганку. В своем родном колхозе крепко избил соперника. Обычно Федору это сходило с рук, но не в тот раз. Парнишка оказался сынком местного князька. Нажаловался папаше, и поэтому осудили.

Наталья — тоже невысокая, полненькая. Веселая и острая на язык. Может подойти к лопате и озорно отругать: “Ну что стоишь лентяйка?! Почему землю не роешь? Я уже на обед сходила. Думала, ты уже всю грядку вскопала!”

После свадьбы им выделили комнату в коммуналке с печным отоплением и туалетом на улице. Вскоре пошли дети. Старшая девочка и мальчик помладше. Федор вкалывал, кормил семью. Сначала пошел слесарем-сантехником в местный ЖЭК. Работа грязная, вонючая. Но пошел, чтобы им дали отдельную квартиру.

Через пару лет квартиру дали, но особую: после человека, считающего себя нищим — с синдромом Диогена. Вся та однушка была по пояс завалена мусором с ближайшей помойки. И Федор с товарищами выкидывал вилами это “богатство” с пятого этажа. Потом сделал ремонт своими руками. Позвал друзей и широко справил новоселье.

А еще через пару лет, получили двушку в панельной новостройке. Федор много “калымил” и накопил на б/у “Запорожец”. Машина досталась с ручным управлением — после умершего инвалида войны. Зато дешевле, чем обычная. Жизнь начала складываться.

Наталья пошла сначала нянечкой, а потом кастеляншей в детский сад. Дети подрастали. Старшая росла красавицей. Младший тоже не отставал. Родители в них души не чаяли — доставали дефицитные продукты, джинсы, импортные игрушки.

А дальше Федор выучился на электрогазосварщика и стал летать на вахту, на севера — в Нефтеюганск. Варить нефтепроводы. Зарабатывать “северный” стаж и большие деньги. Работал ответственно и за много лет честного труда заработал министерскую почетную грамоту. Поэтому, вышел на пенсию — ветераном труда. Неплохо для бывшего судимого.

Наталья ждала мужа сначала по 30, а затем и по 45 дней. Вахта: месяц дома — месяц на северах. Потом всё жаловалась знакомым: “Домой прилетает, отворачивается к стенке. Меня не обнимает”. Откуда же ей было знать, что жизнь в рабочем общежитии в Нефтеюганске была совсем не айс, вот и заводили многие вахтовики, а особенно молодые, на Севере вторые семьи…

Перестройка. Потом акционирование государственных нефтяных компаний. Работники получили акции, а на них хорошие дивиденды. Хватило, чтобы построить большой загородный дом. Правда, без отделки. Детям оставили квартиру. А сами переехали в неоштукатуренные стены из пеноблоков.

Первое время выручал большой приусадебный участок. Много работы по хозяйству — меньше времени на разговоры и выяснение отношений. А затем пенсионер Федор заскучал, затосковал. Стал уезжать на "шабашки", то в Сочи, то в Москву. Надолго, иногда на 3 месяца, а иногда на полгода.

Наталья, тем временем, как могла боролась со своими болячками, даже победила онкологию. Но удержать мужа от дальних поездок не смогла.

А потом 70-летний Федор затребовал развода. Захотел нового счастья. В районном суде как могли отговаривали, увещевали. Но все бесполезно. Развод состоялся.

Откуда же мировому судье было знать, что всё это время, Федор мстил той — своей самой первой, которую не мог забыть. Мстил, добиваясь других женщин... А сам всё любил ту, которая его отвергла, и из-за которой сел в тюрьму на 3 года тогда — 50 лет назад...

А что, Наталья? Наталья мудро ждет... И дожидается. Так и живут пенсионеры, теперь уже в гражданском браке, то по три месяца вместе, а то по полгода врозь…

Внимание, вопрос: Почему так? Для чего?