Орловская психиатрическая лечебница

20k full reads
40k story viewUnique page visitors
20k read the story to the endThat's 52% of the total page views
4 minutes — average reading time

Тема психушки - словоохотливая тема.

Каждый первый на словах оказывается квалифицированным врачом, способным раздавать диагнозы. Особенно по интернету на расстоянии.

А по реалу - кто из вас, мил государи, бывал в психушке? Только те, кто от армии косил, с плоскостопием и огурцом, не скажу где?

Ага, вот, то-то и оно. Психушка - это как бандеровцы и вампиры - все про них всё знают, но живьем их никто не видел.

Психушку представляют себе избито и неинтересно - войлочные камеры, в которых сидят люди, громко кричащие об том, что они Наполеоны Буонапарте.

Знаете, что я вам скажу - всё не так, всё не так, ребята.
Если было бы так, то в стране некому было бы налоги платить - все сидели бы в дурдомах на иждивении, с ноутбуками в обнимку, и занимались бы примерно тем же, что и сейчас - только с халявным супом и таблетками.

По части дурдомов земля Орловская славна - именно тут, на месте деревни Кишкинка, была построена одна из первых во всей России психиатрических лечебниц - в далеком, лохматом 1894 году, еще при ужасах царизма, во монархических гримасах общества.

Именовалась она пышно - Орловской земской психиатрической больницей Святого Духа.

Сейчас это уже не Кишкинка, а поселок Шиловский, Орловской области, Орловского района, но старое название мало того, что сохранилось, так еще и стало нарицательным - Кишкинка на жаргоне - ну, это примерно как Кащенко - скажешь, и сразу ясно на что намек.

Кишкинку основал, тем не менее, не абы кто, а Павел Якоби, личность в свое время именитая и разногранная - и как врач, и как революционер, и как этнограф. Доктор и член-корреспондент каких-то бесчисленных европейских университетов - круче только яйца и Тимирязев.

Дядька был с юмором, смекалкой и иммунитетом на чиновничью дуболомность.
Орловское земство предложило ему, как главному психиатру, исследовать причину развития истерических неврозов "кликушества" в одном из глухих уездов - Якоби съездил туда, посмотрел, вернулся и просто предложил проложить в этот медвежий угол дорогу и устраивать там ярмарки - типа им так скучно, что немудрено, от скуки психуют.
Или - свирепствовала по всей России местная цензура, и никакие острые материалы в газете было не опубликовать. Якоби предложил редакции "Орловского вестника" - а вы договоритесь с газетой соседней губернии, и пусть они свои острые материалы публикуют у нас, а мы свои - у них. А на газету будем их подписываться, а они на нашу. А местные цензуры - так те и не поймут, насколько материал острый.

Изящно.
Смех смехом, но психушки того времени - хуже тюрьмы, и он нравы несколько смягчил.
Ну, например, разогнал прежний "персонал" - а персонал психушек того времени - это отрабатывающие обязательные работы солдатики на строгаче, бродяги и арестанты.
Насколько нежен будет к душевнобольному его смотритель-арестант - ну, попробуйте представить сами.

Еще - совершенно в норме вещей было держать больных в цепях и кандалах. Он это упразднил, за исключением буйных случаев.

Вольности опосля революции малость сократили, оставив только исцеление трудом, по заветам Льва Толстого.

А во время Второй Мировой, оккупации Орла, поголовье больных практически обнулилось - кого смогли вывезти, того вывезли, а кого не вывезли - тех уже вывозили немцы, к ближайшему оврагу, насовсем.
Так что тут, на холмах Шиловского поселка, бывшей деревни Кишкинки, те еще душегубные страсти отметились, оформленные в братские могилы.

Вот так-то.
А вообще, всем кто представляет себе психлечебницы на манер декораций фильма "Реаниматор" - не, это стереотипы. Если не знать, что здесь психушка, так никогда этого не заподозрить.

Тут тупиковая дорога от Наугорского шоссе, сперва поселок Биофабрика.

Ну а потом, дорога зрелищно ныряет вниз, к Сухой Орлице, а затем наверх, в холмы, на которых психлечебница и расположилась.

Вот здесь камеры, для выбивания из людей мозгов.

Поверили? Зря - тут всего лишь прачечная.

А вот здесь подвалы, где держат в кандалах провинившихся.

Поверили? Тоже зря - подвалы как подвалы, никого там не держат, только мешки с картошкой.

В 70-е тут держали разных диссидентов, но это время ушло.

В последние времена сюда упекали стариков, зарившись на их квартиры.
Даже одно громкое дело тут было, про старика, которого сюда аж из Москвы упекли.
Виновных в Москве нашли, но здесь никто мест и постов не лишился.

Что лишний раз напоминает - как бы психушка живописна не была бы, но попадать сюда не стоит.

Не, тут не звери живут. Те, кто буйный - того отдельно держат, а остальные - ну а что остальные, так ли уж они отличаются от Великих Мудрецов, знающих как всем жить и проповедующих в интернете абсолютные истины, коих мы каждый день встречаем? Поверьте - ничем не отличаются.

Да, забавный факт - те, кто находится пусть и на лечении, но дееспособности по суду не лишен, имеют во всей полноте избирательные права, и, традиционно, в больницах процент голосовавших, ввиду строгой дисциплины, стремится к 100%
Кишкинка на выборах традиционно демонстрирует процент поддержки действующего президента и партии власти, в процентовке, приближающейся к Чеченской республике.

Ура, товарищи! То есть, господа.

Да, на карте внимательные заметили морг? Ну, куда уж без него.
Умирают ли тут люди? Ну конечно, умирают, как и везде. Не реже, а, быть может, и чаще.
Но даже не сколько от своих недугов - большинство психических болезней в наше время весьма неплохо если и не лечатся, то купируются. И большинство людей с такими заболеваниями не опасны - они могут при правильно подобранном лечении жить, работать, и мало чем от нас отличаться. От интернет-мудрецов - так точно.
Но - больницы получают финансирование, и есть люди, которым выгодно держать в психбольницах людей, которым там, в общем-то, и нет нужды находиться.

А умирают от чего? А от одиночества умирают.
Те, у кого есть любящие их люди - те живут. Им есть, куда жить.
А те, кому жить некуда - те умирают.

Впрочем, в этом плане дурдом давно распространился у нас гораздо шире Шиловских холмов и бывшей деревни Кишкинки.

Начинается новый день
И машины туда-сюда
Раз уж солнцу вставать не лень
И для нас, значит, ерунда.
Муравейник живёт
Кто-то лапку сломал - не в счёт
А до свадьбы заживёт
А помрёт, так помрёт.

И мы могли бы вести войну
Против тех, кто против нас
Так как те, кто против тех, кто против нас
Не справляются с ними без нас.
Наше будущее - туман
В нашем прошлом то ад, то рай
Наши деньги не лезут в карман
Вот и утро, вставай.

Я не люблю, когда мне врут
Но от правды я тоже устал
Я пытался найти приют
Говорят, что плохо искал.
И я не знаю каков процент
Сумасшедших на данный час
Но если верить глазам и ушам -
Больше в несколько раз. (с) Кино, «Муравейник».