46 726 subscribers

Сдох

17k full reads
20k story viewsUnique page visitors
17k read the story to the endThat's 88% of the total page views
1 minute — average reading time

Каждую годовщину смерти Сталина лента приносит многочисленные приколы, где вождь нации промыт по всем костям.
Я не большой охотник насмешек над кем бы то ни было, но тут тот редкий случай, когда сама тенденция смеяться над фигурой Сталина меня очень радует и вселяет робкую надежду на здоровье в обществе.

Дело в том, что любая политическая фигура, поставленная вне критики или юмора, превращается в идола - а идол это в любом случае миф, далекий от любых действительных фактов.
И долгое время над Сталиным не смеялись. Его либо ненавидели, либо подобострастно любили.
Причем ни первые, ни вторые при этом ничего толком о нём в действительности не знали.

Да это и излишне. Дело в том, что настоящий, реальный Сталин никому особенно не нужен. И он продолжает оставаться, как это ни странно, одной из самых таинственных фигур истории.

Людям нужен виртуальный Сталин. Одним для того, чтобы обвинять его во всех грехах - забывая о том, вспоминая слова Довлатова, что каким бы мерзавцем он ни был, но это действительно не он написал несколько миллионов доносов.
Другим для того, чтобы пугать окружающих, бравируя его именем - чтобы никто не заметил их собственной вопиющей беспомощности.

Обе этих когорты спорят, убеждая друг друга взаимоисключающими, ничем не подтвержденными ссылками из интернета.

Вся существующая в обществе любовь к Сталину не стоит и гроша. К Сталину она отношения не имеет.
Сталин - квинтэссенция народного протеста. Образ, икона, миф - к которому обращаются все те беспомощные и слабые, которые настолько не способны влиять на происходящее, что не могут никак больше привлечь к себе внимания. Которые хотят уважения к себе – но не получают его.
Сталин - это как яркая окраска у бабочки. "Не подходи! Я очень-очень опасен!".
А бабочку ту - хрясь каблуком.

Многие на это ведутся. Потому что Сталин действительно прошелся по многим семьям, оставив страшную семейную память.
Но опять же - это излишняя тревожность. Сталин отправился вслед своим жертвам. А все, кто бравирует его именем, не представляют опасности.
Они и бравируют только потому, что сами ничего сделать не могут.
Поэтому когда я слышу, что кто-то называет себя сталинистом или машет усатым портретом - сразу выдыхаю. Всё в порядке. Этот не опасен. Слишком слабый и беззубый. Только и может, что пищать.

Долгое отсутствие насмешек над Сталиным - результат этого затянувшегося напряжения. Реального непропорционального страха, бытующего рядом с его именем.
И то, что Сталин всё больше получает гадкого, насмешливого презрения, которое он полностью заслуживает - это сигнал, что непропорциональный страх стихает. Люди оттаивают. А, может быть, просто выросло и окрепло новое поколение, не зараженное страхом.

В общем - хороший знак.

Мне любить Сталина не за что, ясное дело.
Ненавидеть - есть за что - но я не хочу создавать избыточного напряжения.
Сталин склеил ласты. Можно расслабиться. Глупо воевать с покойниками.