Мнимое безумие в литературе

Умышленно помутнённый рассудок распространён в художественной литературе. Как правило, автор нарочно наделяет героя подобным «качеством». У героя есть мотив к безумию и обоснованные причины. Герой может настолько искусно притворяться сумасшедшим, что его недуг рискует обратиться в настоящую душевную болезнь.

Среди «вечных образов» образцом мнимого безумия можно считать Гамлета, датского принца из пьесы Уильяма Шекспира. Гамлет, будучи носителем идей гуманизма, человек нового времени, далёкий от варварских расправ, не смеет свершить свою месть за отца по зверскому обычаю предков. Он вступает в одностороннюю борьбу с Клавдием, играя безумца перед придворными. Его безумство сразу же пытаются раскрыть, выявить его причины. Полоний, приближенный короля, говорит: «От страсти обезумел?», полагая, что Гамлет впал в любовную горячку и страстно обожает его дочь, Офелию. Но Гамлет сдержан в своих чувствах к ней. Более того, ему приходится оттолкнуть её, поскольку Офелия становится инструментом воздействия на его со стороны короля и Полония. Душевное состояние Гамлета переполнено эмоциями. Его обуревают сомнения, он не знает, стоит ли идти до конца в своей борьбе, ведь куда проще не знать правды и быть слепым («Как часто нас спасала слепота, где дальновидность только подводила...»).

Его безумие, старательно им сыгранное, отчасти является результатом недоверия своему окружению, страх предательства лучшего друга, оттого он и не посвящает Горация в свои планы – Гамлет не хочет делать его соучастником, не хочет превращать его в убийцу. Гамлет думает, что это его битва, и он должен пройти через это в одиночку. Гамлет становится изгоем, намеренно обрекая себя на одиночество. Он замыкается в себе. Его преследует фатализм, мысль о неизбежности. Борис Пастернак в стихотворении «Гамлет» очень точно выразил позицию, в которой оказался принц Дании:

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить - не поле перейти.''

Пути назад нет. Об этом Гамлету напоминает призрак его отца. Гамлет будто воображает, что ему предначертано судьбой отомстить Клавдию. Открыть Дании глаза. С какой целью? Гамлет – законный наследник, и он ощущает себя будущим королем.

В своем недоверии Гамлет и, правда, похож на сумасшедшего. Идея мести загорается в нём, так ярко, что он слепнет от неё и убивает по ошибке Полония. Гамлет, прежде сдержанный и аккуратный, теряет голову, ибо он больше не в силах скрывать, что ему известна правда. С каждым его словесным намеком, с каждым поступком он заходит всё дальше и всё опаснее становится его задумка, а именно – обличить Клавдия. Не убить, а именно, первоначально обличить. Для этого Гамлет и просит бродячих актеров сыграть пьесу с сюжетом, страшно похожим на смерть покойного короля Гамлета.

Гамлет больше не может играть безумие. Он больше не может контролировать это сумасшествие. Правда сводит его с ума. Остаётся ли он в своем уме? Да. Вплоть до трагической гибели, Гамлет рассуждает здраво. Он был одержим безумием. Временно заражен. Как актер, который вжился в роль, окунулся в неё с головой, в роль, из которой сложно выйти.

Мнимое безумие, надуманное, обуревает и испанский «вечный образ», созданный Мигелем Сервантесом. Речь о Доне Кихоте Ламанчском. Рыцарь Печального Образа, изгой, равно как и Гамлет, предмет не меньших насмешек на протяжении всей своей деятельности рыцаря, неудачник. Честный идальго постепенно уходит в мир книг, мир куртуазности, где существуют милые дамы и благородные рыцари, колдуны и доблестный Амадис Галльский. Дон Кихот и сам не ощущает того, как превращается в часть этого мира, утрачивая некоторую связь с текущим временем. Видение мира его преобразуется. Он видит то, чего обычные люди, вроде Санчо Пансо, не видят и даже не имеют представления.

Идеи, которые помещаются в разум Дон Кихота, взяты из рыцарских романов. Дон Кихот твердит пастухам о «золотом веке», о долге и чести, словах, забытых и непонятных, бдит на посту во дворе постоялого двора. Он сражается с ветряными мельницами, со стадом овец, с монахами. Он символизирует собой уходящую эпоху рыцарства, а Сервантес тем самым показывает, сколь идеализирована, сколь наивна она была описана в куртуазной литературе. Реализм берет над ней верх. И Дон Кихот как раз из тех, кто отказывается принимать его. Последний странствующий рыцарь, нелепый заступник, умалишенный на первый взгляд. Однако его рассуждения имеют смысл. Он является человеком образованным, и всё же его поведение твердо убеждает нас в его помешательстве. И моменты, когда ему активно подыгрывают, потакая в его фантазиях, только отметает всякие сомнения у читателя, что перед ним разумный персонаж.

Действительно ли это так? Безумие Дон Кихота мнимое. Дети, воображающие себе волшебные миры, не безумны. И хитроумный идальго схож с ребенком. Он живёт с фантазиями, забытыми пыльными идеалами, клянется и дает обеты блюсти их. Он такой же борец с действительностью, как и Гамлет. Он не принимает её такой, какая она есть. Её жестокость, суровость, побои, оскорбления. Несправедливость – вот против чего борются странствующие рыцари, защитники стариков и детей. Различие борьбы Гамлета и борьбы Дон Кихота заключается в методах. Гамлет – человек, шагающий вперед, человек новой эпохи. Дон Кихот же – сторонник приукрашенной галантности. Хотя оба и не вступают в открытый конфликт с действительностью, Гамлет не отворачивается от реальности, он понимает, что «надо оказать сопротивленье» и не плыть по течению. Дон Кихот же бессознательно идёт против устоявшегося порядка в обществе, где нет места рыцарству. Однако он теряет грань между фантазиями и настоящей жизнью, перестает их различать, или попросту сказать «не желает».

Так почему Дон Кихот не безумен? Пища для его размышлений – ложные книги, но он превосходный философ. Дон Кихот упрям, у него богатое воображение, а всё его странствие – попытка уйти от жестокой реальности, скучной рутины и также попытка сделать мир наивным, попытка повернуть его назад, каким он был, когда люди были менее тщеславны, менее эгоистичны. Дон Кихот – романтик, в отличие от Гамлета.

Дон Кихот безумен для окружающих. Равно как и Гамлет. Разница в том лишь, что Гамлет играет роль «сумасшедшего», а Дон Кихот безумен своими намерениями, своим кодексом рыцарства, которое чуждо другим людям. Дон Кихот остаётся непонятым, а значит почти безумным.