— Как я заступился за «опущенного» и что за это было. Рассказывает бывший зек

Зона – очень жестокое место. Здесь могут избить. И это не самое страшное. Здесь могут опустить. И после такого мало кто остается живым. Как правило, большинство просто накладывают на себя руки.

Я попал в камеру, в которой сидельцы были не самыми порядочными. И тут приехал новый пассажир, которым оказался Циркач, мой старый товарищ. Срок у него был небольшой, и для меня было загадкой, почему всего за пару месяцев до выхода его перекинули на другую зону. А потом я все понял.

Я уже хотел обнять его, а он сам отошел, предупредил, что я зашквариться могу. Циркачу пришлось терпеть все издевательства, которые полагались таким пассажирам, на воле его ждали дети, которые остались без матери.

Мои сокамерники издевались над Циркачом, как могли. Но я не мог такого вытерпеть. Вот и вступился за него. Я уделал их всех, показал все свое мастерство в боевом искусстве. Так что до конца срока Циркач досидел спокойно. Просто с ним никто не общался, даже я. Но и издевательства прекратились.