500 врагов государства в день

29.03.2018

Правозащитники из «Агоры» подготовили доклад «Политические обыски: призрачная неприкосновенность». С каждым годом обысков становится больше, но политические активисты не сдаются, а учатся шифровать устройства и продолжают бороться с Левиафаном.

Всего за 10 лет наши суды одобрили почти 2 миллиона обысков. Судьи не парятся и одобряют запросы в 96% случаев. При этом с обыском столкнулось уже каждое 27 жилище в стране, и ежедневно их проходит свыше 500 штук.

«Агора» пишет, что за эти же 10 лет суды удовлетворили 98% ходатайств об ограничении прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, от чего становится очевидным, что неприкосновенности частной жизни в России не существует даже формально.

После массовых гуляний против фальсификаций на выборах 2011-2012 годов ни одна неделя не обходилась без сообщения о том, что кого-либо из гражданских активистов после обыска увезли на допрос.

Чтобы запугать активистов, правоохранительные органы приходят рано утром (в 63 случаях обыск начинался в промежутке между 6 и 8 часами утра); используют спецсредства, насилие, угрозы, демонстрируют оружие (98 случаев); проводят обыски у родителей и других близких родственников (47 случаев); взламывают двери или входят через окна (70 случаев).

В докладе правозащитники описывают типичную картину обыска в России.

Ранним утром, когда вся семья еще спит, раздается звонок в дверь. На вопрос «Кто там?» отвечают: «Соседи снизу, вы нас затопили». В поспешно открытую дверь врывается толпа спецназовцев в масках в сопровождении следователя, оператора государственного ТВ и приведенных заранее понятых.

Полураздетого хозяина квартиры кладут носом в пол (вариант: сажают на стул, приказывая смотреть вниз) и сообщают ему о том, что он подозревается в экстремизме, а сейчас у него пройдет обыск.

Пользоваться смартфоном не разрешают, препираются с адвокатом, которому кто-то из домочадцев чудом успел позвонить. После долгого спора адвоката все же допускают — как раз к моменту заполнения протокола обыска.

В результате такого массового нарушения прав человека изменилось поведение активистов, живущих под постоянной угрозой обыска. Теперь они стали шифровать свои устройства, отказываются хранить дома ценные для их деятельности вещи и информационные материалы.

В ответ на притеснение со стороны власти, гражданское общество пишет и распространяет памятки и рекомендации о том, как подготовиться и как вести себя во время обыска. К примеру, подобная инструкция Команды 29 начинается со слов: «Прийти с обыском могут к каждому…».

С полным текстом доклада можно ознакомиться по ссылке.

Подпишитесь на наш Telegram, пока это еще возможно.