Балдахин творца Вселенной

10.02.2018

Слева от Большой Медведицы, как раз под Малой Медведицей, расположилось длинное созвездие Дракона. Самая яркая драконья звезда — Тубан. Давным-давно она находилась точно на полюсе и была путеводной звездой, как сейчас Полярная.

Потом звезды сместились, и Дракон ушел в сторону. Но память о тех временах сохранилась в мифах многих народов.

С особым уважением к драконам относились на Дальнем Востоке. В Древнем Китае рассказывали о созвездии Ху-агай, что означает Цветной Балдахин.

Эти звезды прикрывали сверху трон творца Вселенной — бога Тяньди. В Корее считали, что звезды Дракона отражаются в глубоких колодцах во время новолуния.

В эти ночи драконы будто бы спускаются с небес, чтобы отложить на дне колодцев золотые яйца.

Вода там обретает чудесные свойства. Женщины с утра спешили к водоемам, чтобы зачерпнуть волшебной водицы и сварить на ней кашу.

Кто съест такую кашу, у того будет драконье здоровье, а дела пойдут как по маслу. Если же этой водой помыть голову, то волосы вырастут длинные и пышные, как у дракона.

Священные животные охраняли стороны света. Зеленый дракон по имени Чхоннен (дух планеты Юпитер) присматривал за Вое током.

Белый тигр Пэкхо (дух планеты Венеры) охранял Западную сторону. Красная птица Чуджак (дух планеты Марс) отвечала за порядок на Юге. Севером командовал черный воин Хенму (дух Луны).

Чхоннён заведовал еще и деревьями. У него было длинное тело с четырьмя когтистыми лапами и огнедышащая пасть.

Пэкхо (его стихия — металлы), хотя его и называли тигром, более всего напоминал дракона, только с круглой головой. Да и огненного петуха Чуджака можно принять за крылатого дракона, а черного Хёнму (стихия воды) — за огромную черепаху, обвитую змеей.

Царица Эфиопии в виде латинской буквы расположены пять ярких звезд созвездия Кассиопеи, а рядом другое созвездие — Цефея.

В давние времена Цефей был царем Эфиопии, а прекрасная Кассиопея — его женой.

И после смерти, на небесах, они остались рядом.

Некогда правил Эфиопией царь Цефей.

Был он божественного рода — приходился внуком повелителю морей Посейдону и сыном финикийскому богу грома и молнии Балу. Да и с женой ему повезло: прекраснее Кассиопеи не было никого на свете.

Вот она и возгордилась. Вышла она однажды на берег моря и стала похваляться, что нет ей равных ни на небе, ни на земле, ни в пучинах морских.

Услышали ее слова нимфы и обиделись: они-то чем хуже эфиопки? Водяные девы явились к своему отцу Посейдону и пожаловались на Кассиопею.

Повелитель морских стихий пришел в ярость.

Сначала устроил шторм, затем наслал на эфиопское побережье чудовище, которое выползало на берег и, нападая на людей, утаскивало их в пучину. Обеспокоился царь Цефей, пошел к прорицателю и спросил у него, как избавить страну от напасти.

Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудищу, — ответил жрец, — тогда и окончится кара Посейдона.

Заплакал Цефей: Андромеду он любил больше всего на свете.

Хотел царь скрыть совет оракула, но народ заставил его выложить правду.

И приковали царевну к скале у моря. Так ее и съело бы морское чудище, если бы не пролетал над Эфиопией сын Зевса Персей.

Он летел благодаря на крылатым сандалиям, подаренных богом Гермесом. Только что греческий герой убил чудовищную горгону Медузу, один взгляд которой превращал в камень.

Увидев беззащитную девушку, проливающую слезы, он остановился и спросил, в чем ее беда. А когда узнал, то решил сразиться с монстром.

Тот не заставил себя ждать — с ревом поднялся из прибрежных волн.

Персей взлетел и с воздуха атаковал чудовище — ранил его своим мечом.

К сожалению, он намочил крылатые сандалии, и те не могли его держать.

Персей опускался все ниже — прямо в пасть дракона. И тут он вспомнил, что в сумке у него лежит голова Медузы.

Вынул он ее и обратил в сторону чудовища. Страшным гневом сверкнули глаза Горгоны — окаменел монстр, превратился в скалу.

Радостные Кассиопея с Цефеем отдали Андромеду Персею в жены. Молодые уехали в Грецию, царь с царицей дожили свой век в Эфиопии, а затем отправились в небеса, откуда и сияют двумя созвездиями.