Боевое крещение Демидовского

15.05.2018

Смело дрался старший сержант Василий Бережнее.

Когда он вскочил в окоп, на него бросился рослый фашист, Бережнее скосил его из автомата. Перешагнув через труп, устремился к блиндажу, в котором укрылись немцы и вели огонь из автоматов.

«Хенде хох!»— крикнул Василий Бережнее. И семь фашистских солдат, бросив оружие, подняли руки вверх.

В тот день было захвачено много пленных. Бойцы из батальона майора Чеканова из 206-го полка только в первые часы боя пленили 18 солдат. Многие немецкие солдаты, попав в тяжелое положение, кричали «Гитлер капут» и поднимали руки вверх. Среди них встречались совсем юнцы по 15—16 лет. Таких «солдат» главари германского рейха, проведя тотальную мобилизацию, вынуждены были бросать в пекло войны уже летом 1944 года.

В эти дни подлинное боевое вдохновение овладело тысячами воинов. Оно делало их смелыми, ловкими, заглушало усталость. Гвардейцы проявляли инициативу и находчивость. Комсомольцы взвода младшего лейтенанта Дезика, офицеров Гурбы, Бурднейного, Кащеева во главе с комсоргом роты Попковым вскочили на проходивший танк Т-34 и, ведя на ходу огонь из всех автоматов, прорвались в глубь обороны врага. Спрыгнув с танков, они обрушились на гитлеровцев с фланга. В коротком бою уничтожили около взвода фашистских солдат, а остальных обратили в бегство.

Свое боевое крещение получил в этом бою солдат из нового, пополнения Демидовский. Вот как об этом он писал позднее в газете «Вперед к победе»:

«Ворвались мы в немецкие траншеи. «Ура»! — кричим, гранаты кидаем, кое-кто штыком колет. Путь расчищали. Я сапер. Моя задача немцев удиравших приканчивать. В это время за горой шум поднялся. И вот уже лязг гусениц слышен. Смотрю и пушка видна, потом показалась и башня. Минута — и танк весь как на ладони. Прямо на меня прет. Черный крест на нем и из пулемета стреляет.

— Эта цель поважнее,— подумал я.

А танк уже близко. Вот такие и в село наше врывались, разбой устраивали. А немцы в них сидели — звери. Сестру 18-летнюю в неметчину забрали, меня пять раз на каторгу гнали, но я бежал. А в последний раз до Львова довезли и оттуда из эшелона бежал. На расстрел меня вели, случай спас.

Ну, думаю, Николай Григорьевич, начинать расплату пора. Посмотрел я вокруг — бойцы траншеи очищают. Заняты. Сам, думаю, справлюсь. Из хода сообщения вьн лез и вперед подался — в окоп, где раньше сидел немецкий наблюдатель. Меня заметили в танке. Пули посвистывать начали, шинель изрешетили. А я лежу и жду. Две противотанковые гранаты со мной. Вставил запал и жду. Подпущу поближе, думаю, чтоб наверняка. Так нас, молодых солдат, командир Максимов учил. Товарищей от беды спасу и за себя и сестру отомщу.

Танк около моего окопа. Клубы пыли, ливень огня. И вот уже нас отделяет метров десять — подходящий момент. Я приподнялся, замахнулся, и первая граната пошла в цель. Взрыв. Моментально бросаю вторую. Еще оглушительный взрыв. Пыль рассеялась, вижу, дым валит из танка. Машина качнулась и встала. Жар ударил мне в лицо — танк окутан дымом. Сильный взрыв — начали рваться боеприпасы в танке. В окопе оставаться опасно. Отползаю в траншею. А командир лейтенант Максимов с победой поздравляет.

— Молодец! — говорит. — Большое дело сделал.— Я отвечаю — делал так, как вы учили».

Бой шел в глубине обороны противника. Отступающие немцы закрепились на высоте 130,0. С нее фашисты оказывали отчаянное сопротивление батальону майора Чикина. Останавливаться было нельзя, гитлеровцы могли задержать наступление соседних подразделений. Комбат решил маневрировать. На фланги он выдвинул пулеметчиков и артиллеристов, чтобы нанести неожиданный удар. Бойцы врассыпную подползли к высоте и в рукопашном бою выбили немцев.

Читать больше похожих историй

Понравилась статья? Поставь лайк