Что делать солдату, пока затягиваются раны

30.03.2018

Первые километры давались им тяжело. Но мало-помалу они разошлись, и Степан стал прикидывать, что если так дело пойдет и дальше, они скоро выйдут к своим. На третий день утром они услышали впереди гул канонады. Обрадовались. Но то были раскаты грома, Они прошли уже километров сорок, давно съели продукты, найденные Федором, а линией фронта и не пахло.

Гноились раны. Донимал голод. Настроение стало падать.

На пятый день, в полдень, им неожиданно повезло. Они пересекли большак и вышли на поляну, где валялись раздавленные танками пушки, орудийные лафеты, повозки. Степан, обходя двуколку, задел костылями за дышло и упал. Поднимаясь, он увидел в кустах мешок. Позвал товарищей. Едва Федор ударом ножа распорол мешковину, как на траву посыпались ржаные сухари, кое-где покрытые плесенью. Изголодавшиеся бойцы набросились было на них, но Степан остановил:

— Погодите, мужики, уходить отсюда надо. Дорога рядом, неровен час...

В глубине леса, на берегу ручья, они устроили привал, а рано утром тронулись дальше. Хоть и отдохнули они, а идти становилось все тяжелее, распухли ноги. «Что бы я делал без костылей?» — думал Степан в минуты короткого отдыха. Он мысленно благодарил санитара.

На седьмой день пути они вышли на опушку леса и неожиданно увидели деревню. Солнце уже садилось. Дневной зной несколько спал. Морщась от боли, Степан опустился на траву и вытянул распухшие ноги. Остальные последовали его примеру.

— Как думаешь, Федя, есть там немцы?

— Черт их знает... Надо прислушаться, посмотреть.

Деревня оказалась не тронутой фашистами: фронт обошел ее стороной. Как узнали друзья позднее, называлась Черемуха.

Местные жители приняли раненых радушно. Председатель колхоза определил Степана в дом к пожилой колхознице Пелагее, муж которой погиб в гражданскую, а сын служил в Красной Армии. У Пелагеи уже жил постоялец—Иван Мухин из Кировской области, воевал в пехоте, в Черемухи попал из окружения тяжелораненым. Рассудительный, неторопливый в разговоре, он не терял бодрости духа, и это понравилось Степану.

Колхозники, в основном женщины да подростки, работали в поле, убирали яровые. Им помогали окруженцы, оправившиеся от ран. К концу сентября затянулись раны и у Степана. Он спрятал костыли и стал помаленьку работать. Чинил изгородь, копался в огороде, ухаживал за яблонями, вишнями. Хозяйка нарадоваться не могла, что у нее такой постоялец. Мухин удивлялся:

— Да ты, Степан, истинный садовод!

— Я и есть садовник. В Ижевске работал в горзеленстрое.

В хлопотах по дому, на работе в колхозе незаметно прошла зима. Февраль с его буранами и метелями сменился теплым, солнечным мартом. Степан поправился окончательно, но на душе было тревожно. Все чаще и чаще он задумывался над своей судьбой. Сидеть в деревне не было смысла.

«Войну не переждешь. Хоть под Москвой и дали по зубам фашистам, однако они сильны, прут напролом. Надо что-то предпринимать, пока немцы сюда не пожаловали. Есть же где-то тут партизаны. Может, Иван слышал что-либо?»

Читать больше похожих историй

Понравилась статья? Поставь лайк и подпишись на канал!