Как казаки не дали немцам из кольца вырваться

Фронтовики знают: когда неделю напролет находишься в движении, стоит остановиться на день-другой, как в любом подразделении сразу возникает масса самых неотложных, самых жгучих больших дел.

Сладко потягиваясь, размечтались. Семен вспомнил свой Льгов, я—Киев.

— До Льгова отсюда приличное расстояньице,— вздохнул Локтионов.— А сколько до Киева?

— Чепуха! Напрямую километров сто восемьдесят... Добрый конь домчит,— распалил меня Локтионов.

В дремотной истоме донимала тоска... Махнуть бы в Киев! Побывать дома хоть часок, хоть несколько минут. Взглянуть на мать, на брата Леньку — и назад. Успел бы, пока полк в Городище!

Сердце заколотилось. И хотя «напрямую» ехать было невозможно — часть пути еще контролировал противник,— мысленно я уже скакал на своем дончаке. Миновал Богуслав, Кагарлык, Обухов... Последние километры... Конь в мыле... Наконец Киев! Сворачиваю на родную Большую Китаевскую...

Очнулся от сильного стука в дверь.

Локтионов открыл. Вошли Батиенко и Кнышов.

— Через час выступаем,— объявил Батиенко.— Комбат на совещании у командира полка.

— И сон не успел присниться,— подосадовал Семен.

Колонна полка вытянулась на шоссе. У того же места, где и вчера, находился плотный круглолицый генерал Лев. Озабоченный, он что-то наказывал офицерам. В числе их я заметил подполковника Смертина, командующего артиллерией нашей дивизии, и майора Литвинова. Комкора не было. Говорили, что Селиванов вместе с начальником штаба корпуса по радио связывается с командирами дивизий, уточняет порядок движения. Генералам было над чем подумать!

По приказу командующего фронтом казачий корпус предстояло с ходу повернуть на 180 градусов и сосредоточить в районе Комаровка—Новая Буда.

Решение было продиктовано резким осложнением обстановки. Танковые дивизии врага, которые и раньше пытались прорвать внешнее кольцо окружения, 11 февраля 1944 года вновь начали наступление с той же целью. Несколько потеснив наши части, они подошли к Лысянке. Примерно в это же время, в ночь на 12 февраля, окруженная группировка противника попыталась прорваться в Лысянку через Шендеровку и соединиться со своими войсками, спешившими им на выручку. Расстояние между этими рвущимися навстречу друг другу группировками составляло всего 10—12 километров, но им так и не удалось осуществить свой замысел.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!