Как на штурмовике уйти от двух немецких Фоккеров

Операция прошла удачно. Береговой дал команду возвращаться на свой аэродром. Но группа прикрытия теперь не могла сопровождать Илы. «Ястребки» вели бой с подоспевшими фашистскими истребителями. Они кружили в воздухе друг за другом, дрались на вертикалях и горизонталях.

Самолет Пряженникова шел в строю последним. При выходе из второй атаки Федор Сентебов заметил, что с хвоста, с правого бока за ними мчатся два «фоккера». Он сообщил об этом командиру, а сам, определив ракурс и расстояние, короткими очередями открыл заградительный огонь. «Фоккеры» старались взять Ил-2 в вилку. Пряженников поддал газу, чтобы догнать своих. Тогда стрелки с других самолетов смогут помочь ему своим огнем. Он понимал, что у немцев восемь огневых точек, а у его стрелка только один крупнокалиберный пулемет.

Но у истребителей скорость больше, чем у штурмовиков. Они подходили все ближе и ближе. Федор стрелял то в одного, то в другого, но никак не мог попасть. Ведущий «фоккер» «садился» уже на хвост самолета Пряженникова и вел огонь из пушек и пулеметов.

Вдруг пулемет Федора замолчал. Пряженников оглянулся на стрелка и увидел, что тот встал во весь рост и наверняка перезаряжает пулемет. Кончились патроны.

— Федор, ты готов? — крикнул Пряженников в ларингофон. В ответ молчание.
— Федор! Скорее! — вновь крикнул Пряженников. Но стрелок молчал. Пулемет его не действовал.

А в это время Федор лихорадочно перезарядил пулемет, нажал на спусковой крючок, но послышался только слабый щелчок бойка.

— Командир! Уходи в облака! — кричал он во весь голос, но командир молчал. Федор еще раз встал во весь рост и вторично перезарядил пулемет. Вновь услышал слабый щелчок бойка.

Фашист был уже невдалеке. Федор увидел желтый «кок» (колпак) на винте истребителя. Еще мгновенье — и смерть. Тогда Федор выхватил из бортового кармана штурмовика ракетницу и выстрелил красной ракетой прямо в лоб самолета фашистского аса.

Фашист, увидев летящий ему навстречу красный брызгающий искрами большущий шар, очевидно, растерялся. В Европе по его самолету не стреляли такими шарами. Он, наверное, подумал, что у русских появилось новое оружие, и круто пошел вниз.

А в это время Пряженников вошел в облака, и серая мгла плотно окутала самолет. Через несколько минут Пряженников спикировал и, вынырнул из облаков, «зацепился» за знакомую дорогу и повел штурмовик на бреющем полете к своему аэродрому. Он уже понял, что самолет получил повреждение. Звал по внутренней связи Федора, но тот не отвечал. Саша вновь оглянулся, но не мог понять, жив его стрелок или нет. В это время он почувствовал, что стрелок три раза дернул за тягу управления. Сигнал об опасности!

Значит, серьезное повреждение самолета. Теперь надо быть предельно внимательным и осторожным при посадке. В полку были случаи, когда при посадке подбитой машины стрелкам от удара о бронеспинку перебивало позвоночник.

Покалеченный Ил-2 коснулся колесами земли, немного пробежал, присел на правую «ногу» и круто развернулся, описав на земле полукруг консолью правого крыла. Пряженников заглушил мотор, увидел, что к его самолету стремительно бежит санитарная машина, бегут летчики. Он выпрыгнул на плоскость и, не снимая парашюта, подбежал к своему «щиту».

— Федя, ты живой?

Тот левой рукой пытался открыть замок привязного ремня, снять парашют, но не мог. Лицо его было залито кровью, правый глаз поврежден, правая рука перебита.

Когда санитары при помощи Пряженникова вытащили Федора из кабины и увезли на машине в санчасть, Александр осмотрел машину. Руль поворота штурмовика был разбит, стабилизатор и рули высоты тоже изрядно потрепаны. На турели самолета в двух местах выбиты большие куски дюрали вместе с зубьями передачи. Патронный ящик с лентой зиял пушечными рваными пробоинами. Так вот почему он не стрелял, подумал Пряженников. Ленту в двух местах заклинило. Каким-то чудом Федор остался жив.

Вечером Сентебов пришел в сознание, и врачи медсанчасти допустили к нему Пряженникова.

— Не волнуйся,— сказал тихо Пряженников своему стрелку,— врачи говорят, что все будет хорошо. Только крови ты много потерял. Я вот тебе яблоко принес.— И Саша пожал здоровую Федину руку.

Читать больше подобных публикаций

Понравилась статья? Подпишись на канал!