Короткая история об отважном танке

Мы начали подготовку к предстоящей 13 сентября операции. Нашей дивизии было отведено особо ответственное направление, на правом фланге армии в стыке между нашим и Западным фронтом.

Серьезными препятствиями явились блокгаузы, построенные на перекрестках дорог. Представляли они из себя прямоугольные площадки, огороженные двойным бревенчатым забором. Между заборами засыпалась земля. По углам блокгаузов располагались трех амбразурные дзоты. Блокгаузы были ограждены колючей проволокой, подступы к ним заминированы.

Что бы там ни было, действовать требовалось быстро, без остановок. Надо было перерезать железнодорожную линию Брянск — Рославль, выйти в тыл и закрыть таким образом пути отхода противника к Рославлю.

Учитывая эти обстоятельства, мы пришли к следующему решению: прорвать оборону противника силами полков Мамонова и Балашова, нанести основной удар в сторону Сосновки, а далее продолжить наступление на Буду. Полк Абрамова оставался во втором эшелоне.

О своем решении мы довели всем, кому следовало. Посоветовались, внесли некоторые уточнения, а потом собрали командиров полков. Косенко Занялся с офицерами штаба. Лозовский начал готовить артиллерию. Работники политотдела разошлись по подразделениям первого эшелона.

Серьезность подготовки к прорыву этого вражеского промежуточного рубежа заключалась в том, что в нашем распоряжении была только одна ночь — с 12 на 13 сентября. Лишь исключительно героические усилия всего личного состава могли решить готовность частей и подразделений для выполнения поставленной боевой задачи за такие короткие часы.

К рассвету все подразделения стояли на своих местах. Танки были выдвинуты на исходные позиции.

Утро 13 сентября. Моросит мелкий, нудный дождь. Наш наблюдательный пункт расположился на берегу реки, другого более удобного места нет. Смотрю на часы — восемь. Пора!

Ко мне подошел командир танкового полка и доложил о готовности машин.

— В добрый час, — сказал я ему.

По рации он дал сигнал, и танки с промежутком в двадцать пять — тридцать метров один за другим двинулись к реке. Противник, видимо, не заметил, как мы подвели сюда танки. Правда, и местность была удобной.

— Головной танк уже переправился! — радостно закричал командир полка. Но радость его была преждевременной. Следующий же танк, не миновав и полпути, забуксовал, съехал в сторону и, накренившись, остановился. Справа из-под гусениц вылезли бревна, которыми накануне была выстлана зыбкая почва. Командир полка начал рвать на себе волосы. Да что это такое в самом деле! Ведь из-за одного танка остановились и другие машины.

А головной танк на мгновенье остановился, чтобы забрать десантников, и снова тронулся. Он направился к Сосновке. Сердце мое сжалось. С одной стороны, казалось бы, можно восхищаться отвагой экипажа танка и десантников, с другой стороны, я забеспокоился. Ну, что может сделать один экипаж? Уже почти у самой Сосновки танк вдруг остановился. Автоматчики спрыгнули с машины и бросились врассыпную. В ту же минуту танк охватило черными клубами дыма...

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!