Передать командование молодому офицеру и направить свой самолет на таран с немецкой колонной

22.06.2018

Погожим днем 4 июля воздушные разведчики обнаружили колонны танков и моторизованных частей противника на шоссе Резекне — Остров. Вскоре с аэродрома неподалеку от Луги поднялась эскадрилья скоростных бомбардировщиков 10-го Краснознаменного бомбардировочного авиационного полка. Девятку СБ повел опытный командир Леонид Васильевич Михайлов. Еще в боях с белофиннами проявил он себя искусным ведущим, а за меткие бомбовые удары был удостоен ордена Красного Знамени.

И штурман эскадрильи Гавриил Левенец был не из робкого десятка — два ордена Красного Знамени сияли на его груди. В Испании сражался он с фашистами.

Стрелком-радистом в экипаже командира был старшина Иван Шереметьев.

Рядом шел на выполнение задания экипаж Живолупа, в то время заместителя командира эскадрильи.

Эскадрилья летела вдоль шоссе, что через леса и болота узкой лентой бежало на юг. Большая его часть была забита колонной вражеских войск.

Бомбардировщики с резким снижением ринулись в штурмовую атаку, и тотчас зенитные автоматы прошили небо разноцветными трассами. За самолетом ведущего потянулся густой шлейф черного дыма, но командир эскадрильи не свернул с боевого курса.

Удар был меткий: несколько танков, искореженных взрывами фугасок, свалились на обочину дороги, загорелись автомашины, другая техника.

Но и бомбардировщик комэска вспыхнул пламенем.

— Живолуп, принимай командование!— успел приказать по радио Михайлов, и горящий самолет огненной стрелой врезался в фашистскую колонну.

Столб огня и дыма взлетел в небо, мощный взрыв потряс воздух...

На аэродроме выстроился личный состав эскадрильи. Живолуп, с трудом подбирая слова, рассказывал о подвиге командира.

— Чтобы победить врага, экипаж командира пошел на верную смерть — повторил подвиг экипажа капитана Гастелло. Через неделю после него... Отомстим же гитлеровским оккупантам за смерть наших боевых товарищей... Пример героев зовет нас на подвиг.

Прошло немногим более двух недель, и партизаны сообщили, что на аэродроме Ляды, севернее Пскова, фашисты сосредоточили большое количество «юнкерсов» и «хейнкелей». Подтвердила эти сведения и воздушная разведка. Удалось узнать и о замысле врага: он готовился нанести массированный бомбовый удар по Ленинграду.

Командование Ленинградского фронта решило не допустить этого налета гитлеровцев.

22 июля 1941 года эскадрилья снова взлетела в предрассветное небо. Ей предстояло выполнить трудное и ответственное боевое задание уже под командованием капитана Живолупа.

С погашенными бортовыми огнями, прижимаясь к земле, бомбардировщики шли к цели. Держаться в строю было нелегко — самолеты едва просматривались в ночной мгле, приходилось ориентироваться по пламени выхлопных патрубков. Требовалось и штурманское искусство, чтобы точно вывести эскадрилью на цель. Но не ошибся Афанасий Кострикин, точно вывел ведомых к аэродрому. Прошли считанные минуты, и забушевало пламя на стоянках гитлеровских машин, взрывались бензоцистерны, горели склады боеприпасов. Около 40 вражеских машин было уничтожено в то раннее утро.

Спустя два дня Живолуп и Кострикин получили приказ нанести бомбоштурмовой удар по мотоколонне, которая страшным вихрем пронеслась через деревню Осьмино на Сабек. Немногим больше сотни километров оставалось до Ленинграда, куда спешили гитлеровские «крестоносцы».

Выстроившись в боевой порядок, эскадрилья с малой высоты пробомбила гитлеровскую мотоколонну и взяла курс на свой аэродром.

И вдруг — «мессершмитты». Фашисты атаковали зло, стреляли почти в упор. Горели наши бомбардировщики, но и гитлеровцам штурманы и стрелки-радисты не давали спуска.

Пятый «мессер» полыхнул багровым пламенем, когда свинцовые струи полоснули по мотору ведущего. Перед глазами Живолупа взвился огненный язык. Оставались считанные секунды...

— Где передовая?

— Позади,— ответил Кострикин.

— Немедленно прыгайте! — приказал комэска штурману и стрелку-радисту.

Последним выбросился на парашюте командир экипажа.

Смертельные схватки с врагом были в небе над Ленинградом и в сорок втором году, когда летчики 10-го Краснознаменного полка, освоив самолет Пе-2, продолжали сражаться на Волховском фронте.

Новый пикирующий бомбардировщик с двумя мощными моторами легко взлетал с грузом бомб более тонны, развивал скорость свыше 500 километров в час, а два крупнокалиберных пулемета и пара скорострельных «шкасов» защищали его от атак вражеских истребителей. По скорости и маневренности «Петляков-2» значительно превосходил немецкий Ю-88, имел десятикратный запас прочности.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!