Проскакал по полю, а оно оказывается минное

Первое задание Гази Омарову показалось незначительным: съездить в Большую Ивановку, разыскать штаб соединения и передать пакет. «В свое время партизанским командиром был, а тут почтальоном сделали...», — подумал он.

Наступил вечер. Кругом лежала широкая степь, раззолоченная лучами солнца. Конь бойко семенил по дороге.

Гази въехал в опустевший хутор. Шумели на ветру обломанные деревья, темнели зубчатые стены развалин. Конь приостановился и оглянулся, будто спрашивая: идти ли дальше? Но Гази дернул поводья, и он снова затрусил по дороге.

Но мере наступления темноты Гази стал тревожиться. Ему сказали, что Большая Ивановка недалеко, а ее все нет и нет. В темноте он сбился с дороги и поехал целиной. «В горах легче, — раздумывал он, — там все аулы на одну тропу нацеплены. А тут со всех сторон дороги, пойми, какая нужнее».

Где-то зажурчала вода. Конь фыркнул и заторопился.

Спустя час конь уткнулся в плетень. Гази разглядел контуры крыш. Выехал на улицу — черную и молчаливую.

— Кто здесь? — услышал Гази негромкий оклик.

— А ты кто? — в свою очередь спросил горец. — Эй, скажи: это Большая Ивановка? Штаб здесь?

— Зачем вам штаб?

— Как зачем? Бумагу привез, понял?

— Ничего не понял. Какую бумагу? Предъявите документы.

— А ты имеешь право проверять? Свои покажи!

— Что случилось, товарищ майор? — послышался из темноты басовитый голос. — С кем это вы?

— Не знаю, товарищ подполковник. Ищет штаб, а документы не предъявляет.

— Ведите его сюда.

Омаров слез с коня. Подполковник щелкнул ему в лицо фонариком, осветил черкеску.

— Кто вы?

— Омаров. Из Дагестанского добровольческого эскадрона.

— Вон оно что! Идите за мной, — пригласил подполковник. — Будьте осторожны. Тут у нас тротуары не совсем в порядке. — Подполковник взял старика под руку и повел куда-то вниз, по выщербленным ступеням.

Спустились в подвал. Там горела «молния» и плавали облака зеленоватого табачного дыма. За столом, наклонившись над картой, сидели три командира. Один из них, с тремя орденами и генеральскими звездочками, отложил карту и спросил:

— Кого это вы привели, подполковник?

— Боец Дагестанского добровольческого эскадрона, — отрапортовал Омаров. — Гази Омаров...

Пока генерал читал донесение, Гази рассказывал остальным, как искал Большую Ивановку. Офицеры посмеивались, слушан рассказ незадачливого курьера, но вдруг подполковник привстал:

— Как, как вы говорите? Ехали целиной и вдоль речки?

Слушатели переглянулись. Улыбки вмиг померкли.

— Ехал. А что?

— Там же минные поля! — вскрикнул подполковник. — Вы слышите, товарищ генерал? Он ехал сюда по минному полю.

— Благодарите аллаха, — улыбнулся генерал. — Вы, должно быть, бессмертны.

Генерал усадил Гази рядом с собой. Вынул с его разрешения кинжал из ножен.

— Эге-ге, какой длинный! — удивился генерал. — Что же вы им будете делать?

— Я думаю, пригодится, — уклончиво ответил Гази и добавил: — Бывает же, когда надо без выстрела.

— Бывает. Особенно в разведке.

— Вот-вот. В разведку буду проситься. Почтальона пускай другого найдут.

Генерал улыбнулся:

— В ваши годы сидеть бы лучше дома.

— Э-э-э, — махнул рукой Гази. — Зачем о годах? Когда сила есть, годов нет.

— До Кавказа фашисты дошли, — сказал задумчиво генерал. — Скверно.

— Хуже не надо, — согласился Гази. — Но есть пословица: «Если хочешь зайти в чужой дом, сначала подумай, как из него выйти».

— Вы думаете, не выйдут фрицы? — спросил подполковник.

— Нет! — решительно проговорил Гази.

— Вера тоже наше оружие, отец, — сказал генерал.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!