Рота немецких солдат, увидев русского офицера, решила добровольно сдаться

В конце ноября 1941 года, когда ростовская операция была в самом разгаре, на правом фланге Юго-Западного направления противник вновь проявлял повышенную активность. Особенно упорно враг рвался на Елецком направлении, в полосе 13-й армии. Маршал Тимошенко приказал создать в районе Касторного ударную группу для разгрома войск противника, пытавшегося наступлением на Елец обеспечить с юга удар танковой армии Гудериана на Москву.

Генерал Баграмян и небольшая группа штабных офицеров местным поездом выехали в Касторное, где находился командный пункт генерала Костенко.

Иван Христофорович успел в Воронеже, в штабе направления, ознакомиться с обстановкой на фронте.

Это были первые дни декабря.

Баграмян с группой офицеров детально разработали план небольшой по масштабу, но весьма своеобразной операции. В нем с предельной четкостью определялись задачи основных сил подвижной группы Костенко: кавалерийского корпуса генерала Крюченкина и 1-й гвардейской дивизии генерала Руссиянова. Вычерчивались карты, готовились боевые распоряжения войскам. Особенность плана состояла в том, что елецкая операция была частицей грандиозной битвы под Москвой. Главной задачей было не только остановить противника, но и окружить его, уничтожить.

В самый канун наступления, ночью из Воронежа Баграмяну позвонил начальник штаба фронта генерал Бодин и подробно расспросил о деталях предстоящего наступления.

В заключение Бодин сказал:

— Передайте настоятельное требование главкома не ввязываться в лобовые бои, а обтекать противника с запада...

И вот началось наступление. Главную роль в нем играл кавалерийский корпус Крюченкина. Поэтому Баграмян внимательно следил за его продвижением, направлял и торопил конников. От них зависело, удастся ли елецкую группировку взять в кольцо или она ускользнет.

Вскоре было получено сообщение о продвижении гвардейцев генерала Руссиянова. Конники действовали несколько медленнее.

9 декабря фашистские войска были выбиты из Ельца. Началось их поспешное отступление.

Чем дальше шли наши войска, тем труднее становилось управление ими из-за крайне ограниченных средств связи. Командный пункт пришлось перенести в Тербуны, но и оттуда связь непрерывно обрывалась.

13 декабря части подвижной группы соединились с войсками 13-й армии. Так осуществлялось окружение елецкой группировки.

В это время немцы собрали из частей окруженного армейского корпуса ударную группу и безуспешно пытались прорваться из совхоза Россошанский в направлении на Кривец.

Но кавалеристы стремительными контратаками рассеяли противника. Командующий группой генерал Кохенхаузен был убит. В рядах гитлеровцев вспыхнула паника, они разбежались по деревням, прятались, а затем сдавались в плен. Окруженные части были рассечены на отдельные группы. Тех, кто сопротивлялся, уничтожали.

О том, как были деморализованы остатки этой ударной группы, красноречиво свидетельствовал следующий факт. 16 декабря из кавалерийского корпуса в штаб подвижной группы войск возвращался майор Черевиченко. Самолет, на котором он летел, вышел из строя и совершил вынужденную посадку в районе, где бродили разрозненные отряды гитлеровцев.

Майор докладывал генералу Баграмяну:

— Дальше пришлось двигаться на коне проселочными дорогами и перелесками. В деревне Волчановке я, выскочив из-за поворота, увидел роту гитлеровских солдат, стоящую в шеренге.

Сначала оторопел, осадил коня и повернул было, чтобы не попасть в лапы фашистам. Однако до моего слуха дошли крики гитлеровского офицера: «Герр русс! Герр русс!»

Оказалось, что он просил «принять роту в плен». Тогда я приказал оставить оружие и во главе роты фашистских солдат двинулся в расположение наших войск.

Когда Баграмян рассказал генералу Костенко об этом эпизоде, тот весело рассмеялся, а затем решительным движением свернул лежащую на столе карту района окружения и сказал:

— Можно считать, что с елецкой группировкой покончено...

Затем обратился к Баграмяну:

— Прикажите дать мне новую карту.

Намеченное наступление должно было поддержать успешные действия Западного фронта под Москвой.

За 10 дней с начала наступления под Ельцом резко изменилась обстановка: Гудериан, разгромленный на подступах к столице, отступал, спасая остатки своей разбитой танковой армии. Наши войска освободили 400 населенных пунктов, в том числе Елец и Ефремов...

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!