Солдат не поедет в госпиталь, если чувствует, что ранение легкое

10.02.2018

Через день после мощной артиллерийской подготовки, в которую включились все три дивизиона нашего полка, мотомехкорпус, подтянув свежие резервы, перешел в решительное наступление и к обеду очистил Каменск-Шахтинский от противника. Машины дивизиона мы замаскировали недалеко от берега реки у разбитой пристани.

Вскоре над городом появилась группа бомбардировщиков противника. Она подвергла интенсивной бомбардировке город и прилегающие пристанционные строения и бывший речной порт. С противным воем и свистом несколько бомб упали недалеко от нашего расположения.

Я упал за штабелями сложенных старых лодок, почувствовал тупой удар в грудь против сердца. Лодки разметало взрывной волной. Обломки досок вместе с комьями мерзлой земли падали на землю, больно ударяя меня. Самолеты улетели.

Солдаты подбежали ко мне. Я все еще лежал, не в силах подняться. Разговор солдат доходил до меня слабо, приглушенно, как из-под земли. В стороне, метрах в десяти от места моего падения, дымилась свежая воронка от бомбы. Меня подхватили под руки и повели. Я плохо соображал, что со мной происходит, хотя был в сознании, Навстречу попался военфельдшер дивизиона лейтенант Панчешный.

— Ты что, Князев, под бомбы лезешь? Никого не задело в дивизионе, а ты вот подцепил осколок. Давай, браток, в мой госпиталь, посмотрим, что произошло с тобой.

Своим «госпиталем» он называл уцелевший на пристани дощатый домик. Внимательно осмотрев рану, он взял пинцет и предупредил:

— Браток, немного потерпи.

Я отвернул голову в сторону и почувствовал резкую боль от прикосновения пинцета к ране. В ту же минуту военфельдшер радостно воскликнул:

— Вот он, голубчик, твой фашист,— и показал мне зажатый пинцетом осколок величиной с горошину. Он пробил документы, ударился в эмаль гвардейского знака, находившегося в грудном кармане гимнастерки, и, потеряв убойную силу, застрял на ребре грудной клетки над сердцем. Панчешный, рассматривая мой покалеченный гвардейский знак, произнес:— Вот твой спаситель, Князев.

От отправки в госпиталь я отказался, так как чувствовал, что ранен легко.

В ночь на 28 января дивизион получил приказ передислоцироваться в северо-западном направлении от Каменск-Шахтинского киллометров на 70 и выйти на железную дорогу Миллерово — Ворошиловград. Большая часть этой дороги находилась пока в руках противника.

Завязались упорные бои за овладение железной дорогой и выход к Северскому Донцу. Залпы дивизиона следовали днем и ночью. Отдельные опорные пункты и узлы сопротивления переходили несколько раз из рук в руки. Под прикрытием ночи двигалась большая масса войск: артиллерия разных систем, танки, автомашины. Двигались «катюши» и других полков реактивной артиллерии, части кавалерийского донского казачьего корпуса генерала Кириченко.

Утопая в глубоком снегу, к переднему краю движется пехота. По всему чувствовалось, что идет большая перегруппировка войск и сосредоточение их на решающих направлениях. Двигаясь во главе полковой колонны, взвод разведки капитана Кириленко под хутором Дядино Ростовской области вступил в бой с арьергардной группой фашистов и организованным огнем из стрелкового оружия уничтожил почти всю группу гитлеровцев.

На Ворошиловградском направлении в разгар боя на огневые позиции 401-го дивизиона налетела большая группа фашистских штурмовиков. Дивизион понес потери. Выведена из строя часть боевых установок, ранены и убиты несколько гвардейцев, ранен сам командир дивизиона капитан Михайлов В. С.

Начальник разведки полка капитан Кириленко в самый критический момент, оказавшись в расположении дивизиона, не задумываясь, принимает командование на себя и продолжает бой, несмотря на обстрел «мессершмиттов». С правого фланга на позиции дивизиона неожиданно выскочили немецкие танки, которые укрывались за высоткой.

По команде командира Кириленко мой взвод из противотанковых ружей подбил два танка, два танка уничтожила первая батарея старшего лейтенанта Веселовского В. Я., успевшая к этому времени развернуть свои «катюши». Солдаты моего взвода, комсомольцы Саша Неверов и Леня Островский, уничтожившие в этом бою два танка, были награждены правительственными наградами.

Понравилась статья? Подпишись на канал!