В армии мягким тенорком лучше не представляться

Днем и ночью вели непрерывные наблюдения за противником. В первую очередь нас, конечно, интересовали наиболее важные объекты врага — артиллерийские позиции, наблюдательные пункты, места расположения штабов, пулеметные точки.

Кое-что удалось выяснить, но это «кое-что» нас не устраивало. Поэтому 30 августа по боевому распоряжению штаба армии на участке нашего корпуса, под руководством командира 260-й дивизии полковника Василия Ивановича Булгакова, была предпринята разведка боем. В задачу разведки входило: силами усиленного стрелкового батальона выявить его скрытые огневые средства. Эта разведка вполне оправдала себя. Были выявлены, доселе неизвестные нам артиллерийские батареи и пулеметные точки. Одновременно удалось прощупать и наиболее слабые места противника.

Такие же разведывательные действия были проведены и в других корпусах. Изо дня в день наращивалась активность обороны, и враг не выдержал. В ночь на 7 сентября противник начал отходить. На западных берегах рек Болва и Олешня у немцев появилась возможность зацепиться. Там имелись заранее подготовленные укрепления. И здесь опять начались жаркие схватки.

Под вечер втроем — Лозовский, инженер дивизии капитан Борис Васильевич Симонов и я — отправились на участок полка Мамонова. Хотя еще приказа о форсировании реки не было, мы искали наиболее удобное место для переправы. Не успели мы дойти до наблюдательного пункта Мамонова, как совсем рядом один за другим раздались взрывы снарядов.

— Не подходите! — успел крикнуть нам Мамонов. — Здесь головы не высунешь. Я сам как-нибудь подойду к вам.

Мы спрыгнули в первый попавшийся окоп. Вскоре подошел к нам запыхавшийся Мамонов.

Командир полка грамотно и толково доложил свои соображения, как целесообразно организовать форсирование на этом участке. Мы были довольны. Фактически рекогносцировка была проведена. Примерно к 16.00 часам на фронте стало спокойнее. Но перестрелка все еще продолжалась. Мы вышли, чтобы вернуться на свой командный пункт. Но тут за мной пришел Аряков.

Вас вызывает комкор, ждет на дивизионном КП, — доложил он.

Мы поспешили туда. Когда вошли на командный пункт, генерал Гариев кому-то делал «разнос». Потом он сложил карты на столе. Ближе к столу подошли и Лозовский с Косенко. Комкор объявил свое решение на форсирование.

— Вам уже известно, что на противоположном берегу реки Болва (южнее города Дятьково) обороняется пехотная дивизия, — сказал комкор, — боевая задача корпуса — силами двух дивизий: вашей и 273-й, форсировать реку, прорвать оборону противника и намести удар в направлении Сосновка — Слободище, а исходу дня выйти на рубеж: Васильевка — Первомайский— Выселки — Гроши. В дальнейшем развивать наступление на Орджоникидзеград.

Потом генерал сформулировал задачи дивизиям. Наша дивизия должна была овладеть населенными пунктами: Сосновка, Любохна, в дальнейшем наступать в направлении Буда.

Задача ясна. Я предложил комкору перекусить с нами. Наш повар Павел Буренин, которого все в дивизии просто звали Павликом, до войны работал в ресторане и готовил отменные блюда. И на этот раз, хотя особых продуктов у нас не было, он сварил отличный суп из щавеля.

— О, это дело! — потер руки генерал, принимаясь за еду. — Давненько не ел щавелевый суп.

Он с аппетитом съел тарелку супа, попросил налить еще.

— Если удастся выйти во второй эшелон, хочу денька на два вашего повара забрать к себе, — сказал комкор. — Отдадите?

Павлик принес оладьи. Чувствую, что обед «начальству» понравился, он не торопился уходить к себе, без особой надобности переставлял тарелки.

— Молодец, браток, умеешь стряпать. Оладьи-то еще лучше получились! —похвалил его Гарцев.

После чая генерала проводили. Пришел он к нам будто бы расстроенный, а ушел, по всему видать, довольный. Но остаться мне одному опять не удалось. Косенко привел какого-то подполковника. На вид ему было лет тридцать, одет опрятно, среднего роста. Своей улыбкой, какой-то стеснительной и сдержанной, он как-то сразу располагал к себе.

— Подполковник Абрамов, прибыл в ваше распоряжение, — мягким тенорком представился он.

Как ни странно, а голос его, тон, не скрою, почему-то сперва мне не понравились. На должность командира полка, казалось, такого не поставишь. Сумеет ли заменить Федорчука? Но Михаил Михайлович Абрамов оказался храбрым и грамотным командиром.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!