В ожидании боя, в засаде, все тело уже затекло, а врага все нет...

14.06.2018

Батарея уже была готова к выдвижению на новые огневые позиции. Отдохнувшие лошади накормлены, подвезено необходимое количество боеприпасов, особенно бронебойно-зажигательных снарядов.

Часы показывали 22.00. Соблюдая большую осторожность, батарейцы приступили к оборудованию огневых позиций. Тщательная маскировка: дерн брали за 50—100 метров сзади огневых, кустарник в радиусе батареи тревожить запретили.

Давно я сам не работал так саперной лопатой, как в ту ночь, пожалуй, с тех пор, как учился в военном училище. Работали все до единого. В 3.00 оборудование огневых позиций и маскировка были закончены.

Капитан Лихой не раз интересовался ходом работы, и его участие еще больше подбадривало меня. Ведь у него было в несколько раз больше забот, ответственности, а вот находил он минуту-другую для того, чтобы подбодрить нас, поинтересоваться ходом дел... Во время одного из таких разговоров по телефону Лихой — разумеется, соответствующим кодом — сообщил, чтобы я не беспокоился о выбранной позиции: с «хозяином» все улажено. Как такое внимание успокаивает перед боем!..

В 3.30 личный состав отлично позавтракал, и на огневых позициях прекратилось всякое движение.

Всю ночь гитлеровцы вели шальной пулеметный и автоматный огонь. Во мраке октябрьской ночи, словно дуги, повисали нити трассирующих пуль. Осветительные ракеты ежеминутно взлетали вверх и, хлопая, с шипением медленно опускались на землю, заливая ее ярким светом. Изредка раздавались ухающие орудийно-минометные выстрелы, хрякающие разрывы взрывали тишину ночи, не принося нам вреда. Видимо, не по себе было фашистским грабителям и насильникам в эту тихую украинскую ночь...

Солдаты всех орудийных расчетов воевали вместе не первый месяц, хорошо знали друг друга. Многие были по нескольку раз ранены, опалены пламенем войны под Москвой, под Сталинградом, на Кубани. Многие удостоены правительственных наград: замковый орудия М. А. Гаджиев, наводчик Г. Е. Кащеев, командир отделения боепитания старший сержант Н. В. Дороничев, командир орудия старший сержант С. Е. Макаров, командир отделения разведки И. И. Малахов, командир огневого взвода, лейтенант Д. А. Мануенков, ездовой батареи В. О. Агапов...

Да разве можно в коротком рассказе перечислить всех отважных воинов батареи, готовившейся к тяжелому испытанию?! Скажу главное: незачем было объяснять положительные и отрицательные стороны выбранной огневой позиции, каждый из номеров орудийных расчетов знал свое дело, внимательно наблюдал и слушал, обо всем докладывал своему командиру.

Вот и 4.00 — час предполагаемого контрнаступления. Но там, у станции Тащенак, тихо. Невольно встревожила мысль: не отступил ли противник под покровом безлунной ночи, дезориентировав нас предполагаемым наступлением?! Такие «приемы» гитлеровцы часто применяли, отступая, на Украине... Но в данном случае эта версия и легкая для нас победа были немыслимы: слишком важен был для врага железнодорожный участок, которым владел наш полк и другие части дивизии.

Часы показывают 5.00, а контрнаступления все нет.

Зарождался ясный, безоблачный день. Было уже около 6 часов, когда со стороны станции послышался скрежет металла о металл: такой звук бывает при сцепке железнодорожных вагонов. Затем снова наступила тишина, безвестность, томительное ожидание.

Более двух часов пролежали мы почти без движения. Ноги, все тело затекло, будто свело судорогой. И тут воздух прорезал залп артиллерии и минометов врага. Началась артподготовка — на обычный беспокоящий артналет это не было похоже. Шквал огня и смерти обрушился на наш передний край, земля вздрагивала, облака дыма и пыли покрыли позиции первого батальона, всю глубину его обороны. Я впервые наблюдал такое со стороны...

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!