Война — и вдруг танцы

В один из февральских вечеров Пряженников, лежа на койке, читал очередную книгу. Саша читал много и специальной, и художественной литературы, в полку уже знали об этом. Нередко он делился мыслями о прочитанном с Виктором Кумсковым, тоже большим любителем литературы. В комнату вошли Георгий Береговой и Виктор Кумсков. По их блестяще начищенным сапогам, до синевы выбритым щекам и загадочно-возбужденному виду Александр понял, что готовится какое-то важное дело. Друзья сели рядом, перемигнулись, и Береговой нарочито серьезным видом скомандовал:

— Сержант Пряженников! От имени личного состава полка вам поручается ответственное задание на культурном фронте. Две минуты на подъем, пять — на марш-бросок, в двадцать ноль-ноль быть на месте сосредоточения.

— В чем дело, ребята? — спросил, улыбнувшись, Александр.

— Ты еще ничего не знаешь? К нам же прибыло пополнение. Девчата! Целая рота красавиц: механики, электрики, оружейницы. Сегодня в клубе танцы! Понимаешь, танцы! — тормошил недоумевающего Пряженникова Георгий Береговой.

— Война — и вдруг танцы,— Александр пожал плечами,— не понимаю, при чем здесь я?

— А при том,— наступал Береговой,— оказывается, один наш товарищ прекрасно играет на баяне. И он нам нужен позарез. Так что собирайся, товарищ музыкант, и нечего время тратить на сомнения и пустословие.

Вскоре друзья направились в клуб. Прижавшись в углу тесным кружком, стояли девчата. Пряженников посмотрел в их сторону и встретился глазами с одной рыжеватой девушкой. Ему показалось, что он ее где-то уже видел. Небольшого роста, худенькая, круглолицая, глаза с прищуром, взгляд серьезный, а на устах застыла смешинка.

Через несколько секунд Александру преподнесли баян, усадили в центре. Смущаясь от того, что является средоточием внимания всех присутствующих, он взял несколько аккордов, проверил звучание инструмента и, ощутив знакомый запах мехов, почувствовал, как по телу разошлась волна радости. Нахлынули воспоминания о доме, братьях, сестрах. Ему показалось, что он вновь в кругу семьи выводит любимые мелодии, и теплым взглядом любящих глаз смотрит на него мать. Александр поднял голову и вновь встретился взглядом с той девушкой.

Медленно и плавно кружились пары. Танцевали вальс, танго. В тесном помещении клуба стало теплее. Кругом раздавались шутки, то и дело слышался смех. Когда Саша остановился, пары разошлись, и он вновь увидел ее, рассказывающую что-то забавное своей подруге. Девушки хохотали, уткнувшись головами друг дружке в плечи. Совсем как дома и вроде нет войны, думал Саша, глядя на девчонок.

Но война была. Она грохотала смертоносными разрывами совсем рядом. Молодые летчики каждый день не по разу поднимались в воздух над полигоном, бомбили макеты танков, огневые позиции «вражеской» артиллерии, учились отбивать атаки истребителей «противника». Все они рвались в бой, порой горячились, недоумевали, почему их так долго учат, когда враг уже подошел к Волге, и каждый человек, тем более летчик, так нужен на фронте. Но их продолжали учить день за днем.

Они водили прекрасный по тем временам штурмовик Ил-2. «Летающим танком» называли его не только советские воины, но и фашистское командование. Немцы дали самолету еще одно название — «черная смерть». Штурмовик имел мощную броневую защиту, две пушки, два пулемета, восемь реактивных снарядов и мог нести до шестисот килограммов бомб.

Читать больше похожих публикаций

Понравилась статья? Подпишись на канал!