Немец взял в руки записку, затем кое-как прочёл: - Фрицы, спасибо за танк, но он едет хуже наших тракторов! Оставляем его вам!

- Давай выруливай на лагерь их! Будем немчуру шугать! Ходу добавь! - Приказал командир танка, Савельев Максим, похлопав меня по плечу.

Я молча кивнул, после чего ускорил танк. Мы верно двигались к немецким позициям, и уже были готовы наносить удар чуть-ли не на ходу!

Неожиданно с правой стороны дороги появилась немецкая "Пантера".

Их водитель принялся таранить нашу тридцатьчетверку в бок, пытаясь остановить танк.

Внезапно, немецкий танк остановился. Что-то у них пошло не так внутри, дым черный повалил!

- Ну-ка, остановись Сергей! - Крикнул командир Савельев.

Я встал подальше от танка, чтобы успеть дать дёру в случае чего.

Немцы выпрыгнули из люка и подались в бега. Танк бросили на месте..

- Ну и что делать будем? - Спросил пулемётчик Петя, глядя на командира танка.

Савельев почесал затылок, затем говорит:

- Я полгода водителем был.. Думаю с Пантерой не сложно управиться! Заберём её себе!

- А как же дым? Немцы не спроста сбежали с танка.. - Произнес я, обернувшись.

- Ладно, пойдешь со мной в качестве механика! Танк отгони в лесок, подальше от дороги, и пойдем.. - Произнес Савельев в ответ, после чего вылез из люка.

Никто возражать не стал. Командир башни и пулемётчик остались в тридцатьчетверке, после того как я отогнал танк.

Мы вместе с Савельевым очень быстро добежали до вражеской Пантеры, осмотрелись и полезли внутрь.

- Они тут что, газеты жгли?! - Нервно произнес командир, прикрыв лицо платком.

- Да нет.. Не газеты. Проводка оплавилась местами, видимо замкнули случайно. Минут пять-десять дай мне, возможно удастся починить. - Сказал я, перебирая проводку.

Командир забылся чего-то, закурил сигарету, от чего ещё труднее стало дышать.

Спустя какое-то время мне удалось вернуть танк в строй. Командир Савельев сразу же уселся на водительское место и начал крутить всё подряд. Пантера запустилась..

- Ну, с Богом! - Крикнул Савельев, затем двинулся в сторону нашего танка, что был в лесу.

Не успели мы проехать и десяти метров, как вдруг Пантера заглохла. На этот раз с концами..

Савельев начал психовать, браниться. Мы отправились к своим ребятам, бросив танк на дороге.

Когда мы добрались до танка, Савельев достал свою полевую сумку, вынул бумажный лист и что-то там "начирикал" карандашом.

- Я сейчас вернусь! - Произнес он, побежав в сторону вражеского танка обратно.

Савельев осмотрелся по сторонам, затем плюнул на бумажку и прилепил её к броне танка. Как на зло, на горизонте появились немцы!

Я немцев сразу заприметил, а Савельев за танком стоял и не видел никого!

Взяв ноги в руки я побежал быстрей спасать товарища.

Вражеская колонна из техники и пехоты начала приближаться к Пантере, а я тем временем сшиб Савельева с ног в сторону, и мы в обнимку плюхнулись в траву.

Когда немцы были возле танка, один из них сразу же заприметил ту самую бумагу, что оставил командир.

Немец взял в руки записку, затем кое-как прочёл: - Фрицы, спасибо за танк, но он едет хуже наших тракторов! Оставляем его вам!

Я еле сдержал смех. Савельев тоже рот рукой прикрыл, и плачет, красный лежит весь!

Немцы ничего не поняли, покружили вокруг танка, но с места сдвинуть его так и не смогли.

Забрав всё ценное, они так и бросили его на дороге.

- Ну командир, ну даешь! А танк ведь действительно у них никакой! - Сказал я Савельеву, помогая встать с земли.

Мы в этот день решили вернуться в лагерь. Слишком опасно было кататься по здешним местам, так-как немцы уже знали, что русские где-то рядом!