Реальная история танкового пробега Михаила Кошкина

Посмотрел недавно фильм «Танки». В общем, постарались ребята-киношники и слепили очередной голливудский блокбастер с кучей красочных фантазий. Всунули внешне страшных, но жутко тупых немецких шпионов, целую армию неведомых казаков-разбойников (и куда только грозный НКВД десятки лет смотрело?). Не обошлось и без любовной линии, и без злодея предателя. Всё подано под соусом «основано на реальных событиях». С таким же успехом под реальность можно подогнать и голливудских «Бесславных ублюдков» – ведь смотрел же Гитлер кино и посещал кинотеатры.

Единственным реальным фактом фильма «Танки» является пробег танков Т-34 от Харькова до Москвы в 1940 году. В остальном все хоть менее красочно, зато страшнее, драматичней и трагичней.

Начнем с того, что в реальности действие происходило не теплым летом, а зимой и ранней весной. Командарма Георгия Жукова в истории с танками никоим боком не было. Главным сторонником танка Т-34 и самого Кошкина являлся начальник Автобронетанкового управления РККА комкор Дмитрий Павлов (будущий генерал армии, командующий Западным фронтом, расстрелянный в июле 1941 года). Главным противником был заместитель Наркома обороны Маршал Советского Союза Григорий Кулик, считавший танк Т-34 ненадежным и ненужным. Он вообще считал танки глупой буржуазной игрушкой, нужной только для поддержки матушки-пехоты. И вот такого человека назначили ответственным за перевооружение Красной Армии.

Григорий Кулик. Еще командарм
Григорий Кулик. Еще командарм

Правда, основания считать Т-34 ненадежным у него были. К началу 1940 года это был абсолютно «сырая» машина с уймой недостатков и недоработок. Кулик в середине января написал директиву об устранении недоработок и проведении войсковых испытаний до марта месяца. Сроки совершенно нереальные. Уже к концу зимы стало очевидным, что завершить весь объём испытаний пробегом 2000 км до правительственного показа, назначенного на март, не удастся. А без этого танки не могли быть допущены к демонстрации. Тогда-то и возникла идея перегнать оба образца Т-34 из Харькова в Москву своим ходом и набрать необходимый километраж. Идея авантюрная и фантастическая – ни один танк в мире доселе такие длительные расстояния за раз не преодолевал. На специальном заседании парткома завода ответственным исполнителем пробега был назначен главный конструктор танка Михаил Ильич Кошкин.

В ночь с 5 на 6 марта колонна из двух танков А-34 (так назывались опытные образцы), двух тягачей «Ворошиловец», один из которых был переделан в жилой балок, а другой забит запчастями, двинулся в путь. Из-за режима секретности маршрут был проложен в обход крупных населенных пунктов и основных дорог. Реки предполагалось форсировать в ночное время по льду, мостами пользоваться в крайних случаях. График пробега учитывал не только время движения и отдыха, но также расписание поездов на пересекаемых железнодорожных линиях и прогноз погоды на маршруте. Средняя скорость движения колонны не должна была превышать 30 км/ч.

Недалеко от Белгорода случилась первая поломка. Но виноваты в ней были не шпионы, не предатели и затаившиеся банды белогвардейцев. Как в российских реалиях чаще бывает, главная причина всех бед – глупость и водка. Один из представителей ГБТУ (главное бронетанковое управление), выпив для «сугреву», решил показать класс вождения. Сев на место водителя, начал гонять по снегу, лихо разворачиваясь на полном ходу. В результате погорел главный фрикцион. Кошкин решил оставить танк, вызвав к нему ремонтную бригаду, а дальнейший путь продолжать на одном танке.

11 марта в районе Серпухова колонну встретил замнаркома среднего машиностроения А. А. Горегляд. Кстати, незаслуженно забытая личность. Между тем, именно Алексей Горегляд был главным организатором и руководителем производства танков нового поколения, в том числе Т-34.

Алексей Горегляд
Алексей Горегляд

12 числа исправный танк прибыл в Москву, точнее, на полигон нынешнего района Черкизово. Кошкину стало плохо – во время пробега он сильно простудился. Через два дня приехал своим ходом и второй танк. 17 марта танки прибыли на Ивановскую площадь Кремля. Кроме Кошкина в Кремль допустили только двоих сотрудников завода. Танк № 1 вёл Н.Ф. Носик, а № 2 – И.Г. Битенский (по другим данным – В. Дюканов). Рядом с ними на месте стрелка располагались сотрудники НКВД. После доклада и осмотра танки разъехались. Один – к Спасским, другой – к Троицким воротам. Не доезжая до ворот, они круто развернулись и понеслись навстречу друг другу, эффектно высекая искры из брусчатки. Проделав несколько кругов с поворотами в разные стороны, танки по команде остановились на прежнем месте. Новые машины понравились Сталину, и он распорядился, чтобы заводу № 183 была оказана необходимая помощь по устранению имевшихся у А-34 недостатков.

После высокого осмотра танки направили на полигон в Кубинку, где во время испытаний по ним стреляли 45-мм орудия. Потом машины пошли своим ходом обратно в Харьков, причем через Минск и Киев. После трехтысячного пробега обнаружился ряд дефектов – подгорело ферродо на дисках главных фрикционов, появились трещинки на вентиляторах, обнаружились сколы на зубьях шестерён коробок передач, подгорели тормоза. Но, говоря откровенно, это были мелочи – машины с успехом преодолели 3 тысячи км в полевых условиях, чего ни один танк в мире до этого не делал. Гораздо хуже было то, что Михаил Кошкин во время пробега заболел пневмонией. Ему вырезали одно легкое, но спасти конструктора не удалось. Он умер 26 сентября 1940 года. Его похоронили на городском кладбище, ныне это Молодежный парк. В конце 41-го немецкие летчики целенаправленно разбомбили кладбище, стремясь уничтожить могилу создателя грозного и ненавистного Т-34.

А.А. Морозов
А.А. Морозов

Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А.А. Морозов. Ему тоже многое пришлось испытать. Все тот же маршал Кулик, перетянув на свою сторону Д. Павлова, выступил с инициативой прекратить выпуск Т-34, мотивируя тем, что основным танком Красной Армии должен стать легкий Т-50. Морозову с помощью А. Горегляда пришлось снова доказывать надежность и боеспособность Т-34. В октябре был проведен еще один танковый пробег по маршруту Харьков–Кубинка–Смоленск–Киев–Харьков. Из 3000 километров общей длины маршрута две трети танки должны были пройти по грунтовым дорогам и бездорожью. 30% общего пути танки шли ночью, а 30% пути – по грунтовке и целине в боевом положении (с закрытыми люками). Причем программа испытаний на этот раз ограничивалась не только пробегом – танки обливали горючими жидкостями, гоняли по минным полям, заставляли преодолевать естественные и искусственные препятствия. В результате было принято решение начать серийное производство Т-34.

Была ли «тридцатьчетверка» лучшим танком Второй Мировой Войны? Вопрос сложный и неоднозначный. Постараемся ответить на него в следующий раз.

Если Вам понравилась статья, то ставьте лайки, пишите комментарии, подписывайтесь на канал.