Чукчи - свирепые воины севера

Столетие войн не привело чукчей к повиновению. Их оставили в покое

Господа Крайнего Севера

Как любой первобытный народ, чукчи только себя считали настоящими людьми. Прочие существуют лишь для того, чтобы чукчи могли поживиться за их счёт. Если не хватало еды, чукчи совершали набеги на окрестные племена и захватывали их оленьи стада и охотничью добычу. Пленных не брали, убивали. Рабы не интересовали чукчей. В условиях Крайнего Севера и самим было трудно прокормиться, а не то, что рабов содержать.

Соседи чукчей, надо признать, вели себя соответственным образом. Но менее успешно. Чукчи подкрепляли свои претензии на роль истинных хозяев Севера традициями воинского воспитания с раннего детства.

Когда на Север в середине 17 века пришли русские, соседи чукчей – эвенки, коряки, юкагиры – согласились платить ясак Белому Царю. Но при условии – если русские защитят их от чукчей. Так началось столетие почти непрерывных русско-чукотских войн.

Бессмысленная жестокость

Не стоит лишний раз говорить о том, как велась эта война в условиях Крайнего Севера, за пределами цивилизованного мира, к каким жестокостям, к какому вероломству по необходимости прибегали обе стороны. Русским даже с помощью коренных народов было трудно гоняться за чукчами по бескрайним просторам тундры. Привести всех чукчей к покорности (она выражалась в том, чтобы платить ясак мехами и моржовыми клыками) даже путём нечеловеческого устрашения было невозможно. Чукчи действовали отдельными независимыми кланами.

Легко истребляемые большими массами от огнестрельного оружия русских, чукчи перешли к партизанским действиям. Они нападали мелкими группами, ночью, из засад. Случалось заманивать в западню и крупные отряды. Так, в 1747 году были уничтожены три сотни казаков во главе с майором Дмитрием Павлуцким. Этот Павлуцкий, как считают историки и этнографы, стал прообразом демонического персонажа чукотского фольклора Йэкунина, жарившего живьём детей и поедавшего их.

Признанная независимость

В 1764 году Екатерина Великая признала бесполезность военных мер в отношении чукчей. Она повелела приводить их в подданство лаской, буде они захотят, а ясак налагать лёгкий, добровольный. Устав об инородцах 1822 года подтвердил привилегию чукчей платить ясак по своему усмотрению.

Ещё целое столетие чукчи управлялись по своим законам и только формально считались российскими подданными. Императорские власти смотрели только за тем, чтобы американские контрабандисты не проникали на Чукотку, выменивая у чукчей ценные меха и «рыбий зуб» за алкоголь. За этим было трудно уследить, особенно после продажи Аляски Соединённым Штатам, учитывая протяжённость чукотского побережья.

Выжили вопреки всему

Сильнейший, гораздо более пагубный, чем все войны, удар по чукчам нанесла советская коллективизация и «культурная политика». Тогда чукчи были лишены источников питания – у них были отобраны и «обобществлены» оленьи стада. Чукотских детей насильно забирали в интернаты на «культбазы», где они гибли от непривычных условий быта. Распространение алкоголя довершало геноцид.

Тем не менее, чукчи снова, не в пример многим народам Севера, сумели выжить. В наши дни пробудился интерес к древней истории этого народа. Генетики выяснили, что чукчи – автохтоны Чукотки, непрерывно обитающие здесь уже больше 10 000 лет.

О том, какой была прародина чукчей в те доисторические времена, можно прочитать здесь.