Как Романовы решали вопрос Нагорного Карабаха

27 October 2020
51k full reads
68k story viewsUnique page visitors
51k read the story to the endThat's 76% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Вхождение региона в состав большого северного соседа было оформлено Кюрекчайским договором 1805 года. Таким образом, под властью Романовых Карабах провёл целый мирный век – роскошь по меркам этой благодатной, но неспокойной земли.

Долгий путь в состав империи

Впервые ориентация на Россию начала проявляться здесь ещё после Персидского похода Петра I. Положение разменной монеты в большой игре между Турцией и Персией не устраивало местную знать. Протекторат России казался меньшим злом, чем постоянные разорительные войны. Однако Пётр вскоре умер, а мысли правителей эпохи дворцовых переворотов больше занимало сохранение тёплого места на троне, чем планы присоединения Кавказа.

Следующей интерес к региону проявила Екатерина II. В 1783 году после присоединения к России Крыма карабахские мелики в тайне от шаха даже обратились напрямую к князю Потёмкину с предложением принять и их земли под власть русской короны. Однако в условиях усиления напряжённости в отношениях с Турцией это показалось императрице несвоевременным шагом: сначала следовало укрепиться в Крыму.

Тем временем попытка персидского шаха вернуть себе территории независимого на тот момент Карабаха потерпела неудачу. Причину этого неплохо бы помнить тем, кто сейчас стреляет друг в друга!

В 1795 году азербайджанцы и армяне, сражаясь плечом к плечу, отразили удар персов. Когда об этом стало известно, в регион была-таки выслана подмога из России. В феврале 1797 года генерал Зубов уже подходил к границам, но получил известие о смерти императрицы и приказ Павла I прекратить наступление и возвращаться домой.

Обрадованный персидский хан собрался с силами и нанёс новый сокрушительный удар по Карабаху. Регион был захвачен, многие жители погибли сражаясь, часть эмигрировала (тут армяне и азербайджанцы выбрали разные направления), оставшиеся были измучены голодом: к непрекращающимся войнам добавилась ещё и засуха. К моменту подписания Кюрекчайского договора численность населения территории упала почти вдвое.

Век мира

Идеализировать 100 лет Карабаха под властью Романовых не стоит: свои проблемы при царизме, конечно, были. Это и рост налогов, и мздоимство чиновников, и притеснения крестьян со стороны помещиков. Однако конфликтов на национальной и религиозной почве долгое время не происходило.

Ни армяне, ни азербайджанцы не были в составе Российской империи титульной нацией. Ни те, ни другие не исповедовали господствовавшей религии (азербайджанцы, как известно, мусульмане, а армяне придерживаются особой ветви христианства). Чиновная знать комплектовалась частично из русских, частично из местных жителей, но с главным условием лояльности империи, что подразумевало недопущение конфликтов.

Проходившая в это время по другую сторону Кавказа война с Шамилем заставляла правительство прислушиваться к нуждам жителей, чтобы не допустить разжигания конфликта ещё и в этом регионе. Такое балансирование между интересами армян и азербайджанцев и позволило обоим народам почувствовать себя хозяевами на своей земле.

Таким образом, конфликт между армянами и азербайджанцами можно решить лишь одним способом, каким он был решен русскими царями: надо просто сделать всех русскими.

Русский литератор и мыслитель Лев Александрович Тихомиров в своем последнем письме Столыпину в 1911 году писал:

Россия... создана русскими и держится только русскими. Только русская сила приводит остальные племена к некоторой солидарности между собой и с Империей... Мы должны постоянно держаться во всем престиже силы. Малейшее ослабление угрожает нам осложнениями, отложениями. Внутри страны все также держится русскими. Сильнейшие из прочих племен чужды нашего патриотизма. Они и между собой вечно в раздорах, а против господства русских склонны бунтовать.
Элемент единения, общая скрепа - это мы, русские. Без нас Империя рассыплется, и сами эти иноплеменники пропадут. Нам приходится, таким образом, помнить свою миссию и поддерживать условия нашей силы. Нам должно помнить, что наше господство есть дело не просто национального эгоизма, а мировой долг. Мы занимаем пост, необходимый для всех.