530 841 subscriber
В «исторической» литературе, появившейся после 1991, присутствует один сомнительный тезис: высшее армейское руководство СССР одобрило проводимые Сталиным в 1937-1941 «чистки». Учитывая, что «зачищали» как раз армию, это утверждение уже выглядит абсурдным.

Многим советским полководцам хватало мужества открыто высказывать свои мысли. Будущий маршал Мерецков прибыл к самому пику событий. До 1937 он находился в Испании. Собственно, о своем опыте за границей он и докладывал на совещании в Кремле, где узнал, что начато «дело Тухачевского».

При этом стоит учитывать положение Кирилла Афанасьевича – он долгое время служил с командармом Уборевичем, одной из ключевых фигур «дела». То есть прямая выгода массово «топить» сослуживцев, иначе вопросы возникнут уже к нему. А ведь ясно, что дело пахнет «вышкой» - сиди и не высовывайся, коль мараться не хочешь.

Но Мерецков, послушав целый хор «прозревших», спокойно заявил, что лично он «безоговорочно доверял врагам народа», и критика в их (изменников) адрес выглядит странно. Сказать это в лицо Сталину в присутствии всего комсостава – это неподдельное мужество. Где одобрение?

Иосиф Сталин оценил честность Мерецкова, неожиданно заявив: «Мы тоже верили им, а вас я понял правильно». Мерецкова не только не наказали – он пошел на повышение, став в итоге начальником ГШ. Арестовали его позже: «за паникерство», веру в успех наступления Германии. Выпустили, когда его прогноз сбылся.
37k views