Куликовская битва: выдумка или факт?

1,6k full reads
2,8k story viewsUnique page visitors
1,6k read the story to the endThat's 57% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

Куликовская битва – не просто сражение, а своего рода базис всех побед русского оружия. О какой бы более поздней победе мы не говорили, аналогии с полем Куликовым будут всегда приходить на ум. Все «первоэлементы» будущих победоносных противостояний с внешним врагом заложены в истории Мамаева побоища:

  • надвигающаяся вражеская орда (в которой не только агрессивный Восток, но и коварный Запад, в виде пресловутых генуэзских арбалетчиков);
  • религиозная составляющая (не только благословение на бой от св. Сергия Радонежского, но и видения Дмитрия Донского, которым мы обязаны Николо-Угрешским монастырем в г. Дзержинске, и «участие» в битве Донской иконы Богоматери);
  • упорная, отчаянная оборона передового и большого полков, стойкость на грани гибели;
  • превозмогание;
  • гибель предводителей, «смерть» и чудесное спасение главнокомандующего;
  • яростная неудержимая контратака и общее наступление с захватом вражеской ставки.
Адольф Ивон «Куликовская битва»
Адольф Ивон «Куликовская битва»
Адольф Ивон «Куликовская битва»

Не случайно именно этому событию посвящены сотни романов и тысячи исторических исследований. Из научно-популярных рассказов о поле Куликовом стоит отметить одноименные книги:

  • Вадима Каргалова;
  • Александра Щербакова;
  • Анатолия Кирпичникова;
  • Виктора Поротникова.

О Куликовской битве пишут не только военные и историки, но и богословы, и политики, и представители других наук. После «переоценки ценностей» в 90-ые, роль «Мамаева побоища» в истории России осталась неизменной, хотя все остальные координаты «ценностей жизни» тогда пробовали сместить. Напротив, благодаря 90-ым появилась, симпатичная лично мне, версия о роли рязанского князя Олега: он не был предателем общерусских идеалов, именно его рать сдерживала польско-литовские полки Ягайло! И потом получил от победивших «москвичей» удар в спину.

И только лингвисты и археологи очень неохотно поднимают эту тему. Ещё в советское время академик Д.С. Лихачев доставил себе немало неприятностей, когда объявил «Задонщину» плагиатом, точнее, словами академика, «механическим заимствованием» «Слова о Полку Игоревом».

И. Ф. Афремов «Куликово поле : с реставрированным планом Куликовской битвы в 8-й день сентября 1380 года : отрывок из исторического обозрения Тульской губернии»
И. Ф. Афремов «Куликово поле : с реставрированным планом Куликовской битвы в 8-й день сентября 1380 года : отрывок из исторического обозрения Тульской губернии»
И. Ф. Афремов «Куликово поле : с реставрированным планом Куликовской битвы в 8-й день сентября 1380 года : отрывок из исторического обозрения Тульской губернии»

Для археологов же Куликовская битва – одно из тех единичных случаев, когда современной науке до сих пор не известны ни место боестолкновения, ни оружие, которым пользовались. Из общеисторических источников всё это известно, но вот ни одной археологической находкой не подтверждено!

Не локализировано и место сражения, что вынудило современных историков резко сократить общее количество участвовавших в битве сил. Если на основе средневековых источников долгое время считалось, что в Мамаевом побоище участвовало 400 тысяч (!) русских против 800 тысячной группировки Орды и союзников, то уже в советское время число сражавшихся сократилось до 150 тысяч. Сегодня считается, что битва была между 6-7 тысячами русских дружинников и примерно таким же количеством ордынцев.

Миниатюра из рукописи «Сказание о Мамаевом побоище»
Миниатюра из рукописи «Сказание о Мамаевом побоище»
Миниатюра из рукописи «Сказание о Мамаевом побоище»

Фальшивые вожди

Прежде чем удариться в сопоставление археологических фактов, необходимо отметить, что Куликовская битва и с самого начала сопровождалась тегом «интриги, расследования». Прежде всего это касается легитимности Мамая и его ставленников и законности их требований к «русскому улусу». А во вторую очередь – скандального поведения великого князя Дмитрия Иоанновича, отказавшегося от руководства войсками.

Что касается «гургена» (зятя Чингизидов) Мамая, тут всё просто: одержи он верх – не над Русью, это как раз неважно! – над Тохтамышом, то поставленный им хан из чингизидов («батуидов») считался бы вполне законным. Но в момент похода Мамая на Русь из двух кандидатур Тохтамыш был более легитимен.

В том и состояла уникальность политической ситуации, великолепно использованная русскими политиками, что Москва поймала момент, когда Орду можно было побеждать безнаказанно, не вызвав ответного карательного похода Великой Степи на русские города.

Вастлий Сазонов «Дмитрий Донской на Куликовом поле»
Вастлий Сазонов «Дмитрий Донской на Куликовом поле»
Вастлий Сазонов «Дмитрий Донской на Куликовом поле»

С Дмитрием Иоанновичем «всё не так однозначно». К великому князю не может быть вопросов, если битва происходила так, как считают современные историки XXI столетия: получасовая встречная сшибка многотысячных конных дружин на тесном пересеченном пространстве. Тогда князю не было нужды руководить ходом баталии.

Если же придерживаться мифологической концепции, Дмитрий Иванович предстает перед миром как уникальный главнокомандующий-дезертир: простая честь и банальный разум требовали, чтоб Великий Князь не скрывался – пусть и на «передовой», - а всё же руководил ходом битвы. То есть – пусть и имея переодетого телохранителя (у короля Иоанна в битве при Пуатье была дюжина телохранителей в королевских платьях), но стоял бы под знаменами, куда могли собираться вестоноши с донесениями о ходе боя, откуда можно было бы отдавать приказы.

Так что, наверное, не случайно «Донским» великого князя назвали спустя много лет после битвы, а изначально летописи зафиксировали прозвище «Донской» за его «кузеном» Владимиром Андреевичем. И не случайно «пробить» канонизацию Дмитрия удалось только при Горбачеве, в 1988-ом, хотя, казалось бы…

Михаил Авилов «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле»
Михаил Авилов «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле»
Михаил Авилов «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле»

Куликовская битва: фейк-ньюс о битве при Воже?

Пожалуй, есть только одно достаточно реальное подтверждение тому, что боевое столкновение в 1380 году имело место быть. Это длинный список бояр московских и удельных князей, погибших в этом сражении. И Тимофей Волуй, и князья Белозерские, да и тот же М. Бренок – личности яркие и известные, но более в летописях не упоминающиеся. Правда, сами списки погибших сильно отличаются в различных вариантах «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище». Воевода Дмитрий Монастырев и вовсе успел погибнуть как на Куликовом поле, так и… за год до того, в победоносном асказан.

Стоп!

Странное дело, но сражение при реке Воже закрывает все вопросы к Куликовской битве.

  • На Куликовом поле не найдено ни оружия, ни захоронений? – они есть на Воже!
  • На стыке Дона и Непрявды археологи (да и честные историки) отчаялись отыскать Мечу, Чуров (Щуров) и Михайлов, между которыми произошёл собственно бой? – Населенные пункты с такими названиями известны на Оке (Воже)!
Рукопись «Сказание о Мамаевом побоище»
Рукопись «Сказание о Мамаевом побоище»
Рукопись «Сказание о Мамаевом побоище»

И так далее: если допустить, что Куликовская битва это «фейк-ньюс» на основе разгрома Орды на Воже, проясняется несоответствие самой даты «вымышленного сражения» материалам арабских хроник, согласно которым Тохтамыш разбил Мамая весной 1380-ого года, следовательно, тот никак не мог ни с кем воевать осенью, когда, якобы, повел орду на Русь.

Впрочем, разбираться в этом туманном вопросе можно долго. Так, «новые историки» Фоменко и Носовский отыскали воинские захоронения времен Мамаева побоища: они нашли их … в Москве (!), окрест церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Этот неопровержимый факт позволил им построить теорию о том, что «Куликовская битва» была под Москвой.

Автором же остроумной гипотезы о тождественности вымышленного позже (скорее всего, любящим сыном и действительно мудрым политиком, великим князем Василием Дмитриевичем) «Куликовского сражения» и битвы на Воже является писатель Н. Бурланков. Его версия симпатична тем, что её невозможно опровергнуть с имеющимися на сегодня данными.

Именно так находят объяснения очевидные противоречия, заложенные в «канон» описаний Куликовской битвы:

  • Как могли Мамай и Ягайло уйти за тридевять земель от своих границ к Дону, если у Мамая было в 1380-ом году важнейшее для него и принципиальное противостояние с Тохтамышом, а у Ягайло – с Кейстутом?
  • Как мог отлученный от православной церкви князь Дмитрий Иванович получить благословение от ограбленного им митрополита Киприана и от поддержавшего Киприана старца Сергия?
  • Какого беса делали на Дону пресловутые генуэзские арбалетчики, если в 1380-ом году Генуя напрягала последние силы в борьбе с Венецией?
А. Н. Новоскольцев «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем»
А. Н. Новоскольцев «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем»
А. Н. Новоскольцев «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем»

Те, кто не доверяют обзорным статьям «в интернетах» рекомендую прочесть книги:

  • Владимир Егоров «Загадка Куликова поля или битва, которой не было»;
  • Николай Бурланков «Куликовская битва или битва на Воже?»;
  • Александр Широкорад, «Куликовская битва и рождение Московской Руси».

Тем, кому интересна версия о столкновении чисто конных профессиональных дружин по 5-6 тысяч с каждой стороны, рекомендую смотреть на ютубе рассказ Клима Жукова о Куликовской битве, археологических доказательствах и общей реконструкции хода сражения.

Статья написана для канала «Мир истории», автор: Илья Кулагин

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «Мир истории» (https://zen.yandex.ru/history_world)