Портреты шутов: уродство и достоинство известных карликов

22.06.2018

Диего Веласкес - признанный творец, оставивший после себя не один шедевр, вглядываясь в лица его героев, любители и знатоки стараются познать тайны его мастерства. Серия портретов шутов, является ценной частью мировой коллекции живописи. Кем были эти персонажи картин и как современность относилась к ним?

С такой же пристальностью как человек вглядывается в красоту, он иногда всматривается в безобразное. Уродство всегда интересовало людей не меньше, чем прекрасное. В настоящее время на людей с врожденными или приобретёнными дефектами не показывают пальцем, не собираются компаниями посмотреть и посмеяться над ними. Другое дело средние века и новое время. Ни одно знатное семейство, не говоря уже о королевском дворе, не обходилось без увечного шута. Отдельная история – цирки уродов, колесившие по годам и весям.

Испания была страной, где ущербность ценилась особенно сильно. При дворе Филиппа IV людей с изъянами внешности и психики было немалое количество. Королевское семейство при этом мало интересовала способность своих подопечных шутить или острить: чопорная и сдержанная Испания не располагала к хохоту и фривольностям. Это скорее было просто болезненное любопытство и наблюдение за патологией. В шутах ценилась именно концентрация уродства: лучше, чтобы это были максимальные физические отклонения, желательно сочетавшиеся с психическими расстройствами.

Шуты имели разное происхождение, их привозили со всей страны и для поставщиков это было неплохим заработком. Были среди несчастных и представители знатных родов: Испания страна закрытая, со множеством внутрисемейных браков и отклонения в развитии физическом и умственном были нередки. Сам король Филипп IV – плод многовекового кровосмешения, когда дяди женились на племянницах (как поступил со временем и сам король), братья на сестрах, поэтому и он, как, впрочем, и его дети, не отличался физическим совершенством: портреты и описания современников говорят об огромной нижней губе, неестественно выдвинутой вперед челюсти, черепе с явной деформацией.

Диего Веласкес - художник, к которому применимы эпитеты гениальный, непревзойденный. Его имя находится в самом что ни на есть первом ряду истории мирового искусства. Начав трудится при дворе в довольно раннем возрасте, вскоре Веласкес возглавил группу придворных художников, он стал главным и любимым мастером и у короля, и у его главного фаворита - графа Оливареса. Вскоре у него сложились близкие, даже дружеские, насколько это возможно межу сюзереном и подданным, отношения с Филиппом. Тот не очень увлекался исполнением своих непосредственных политических обязанностей, передав эту скучную для него работу своему фавориту, вместо этого он с наслаждением предавался охоте, стрельбе и, как ни странно, урокам живописи.

Веласкес по долгу службы был, прежде всего, портретистом. Все королевское семейство и его окружение - главные персонажи работ живописца. А так как испанский дворец невозможно себе представить без королевских шутов, то и они неминуемо должны были стать предметом интереса мастера. Портреты шутов были написаны по сановному заказу и размещались впоследствии на дворцовых стенах. Надо сказать, Веласкес не был первым, кто интересовался и писал увечных людей, были и до него и после – все это складывалось в тренд современности.

Художник написал, по разным сведениям, (некоторые работы сомнительного авторства) шесть или восемь портретов шутов. Кроме этого знаменитая работа «Менины» в качестве действующих лиц тоже их изображает. Что всегда отмечается в этих произведениях? Во-первых, честность мастера: по его изображениям специалисты ставят диагнозы, во-вторых, его совершенное мастерство, то есть сейчас больше интересует не то, кто изображен на полотнах, а то как это сделано: как естественны позы, как натурален свет, как передан воздух в его полотнах. Веласкес, таким образом, - это художник, сделавший рывок от того «что», к тому «как».

Первый портрет такого рода он написал в 1626, последний около 1640 года. Дебютным был шут Барбаросса, его роль была представлять кровожадного воина, поэтому его и назвали в честь знаменитого пирата. Схожее амплуа было у шута, которого называли Дон Хуан Австрийский. Он являлся насмешкой над монаршими европейскими родственниками: Хуан Австрийский традиционное имя незаконнорожденных отпрысков Габсбургов. На портрете Веласкеса он изображен в соответствующем костюме, с доспехами, лежащими рядом, с деревянным мечом.

Еще один портрет Пабло де Вальядолида, изображенного в актерской позе, возможно, он развлекал правителя декламацией. Известно, что он имел дворянское происхождение, был весьма образован.

Следующая картина – портрет Франциска Лескано, его еще называли дитя из Лескано. Он относился к свите инфанта Бальтазара, страдал кретинизмом, причина его болезни - недостаток йода, щитовидная железа практически не функционировала, отсюда большой зоб и серьезное отставание в развитии. Вот уж «радость-то» какая: посмотреть на несчастного, непропорционально сложенного, заторможенного в реакциях и действиях, болезненно неряшливого – типичного испанского шута. Все эти особенности отразил Веласкес, и не потому, что он любовался ошибками природы, но потому что он был истинный сын своего времени, наследовавший готические правила искусства, отвергавшие приукрашивания и комплименты. Испанская живопись прошла Возрождение, лишь краем его задев, поэтому античные каноны красоты были чужды, ценилось максимальное приближение к естественному положению вещей. Даже королю, его супруге и детям Веласкес никогда не льстил в своих произведениях.

Еще один портрет шута Эль Примо прямо показывает, что у этих представителей королевской свиты могло быть прямо противоположное положение. Эль Примо происходил из древнего знатного рода, перенес тяжелый рахит в детстве, сохранил телосложение ребенка, но при этом он был высокообразован, начитан, писал стихи, обладал канцелярской должностью при дворе. Существует даже рассказ о том, что обманутый муж заколол кинжалом свою неверную жену, вступившую в связь с Эль Примо. В знак своей учености на картине он изображен с книгой в руках.

Наконец, самый знаменитый портрет из этой серии – это изображение Себастьяна де Морра. Он был карликом, на руках его не было пальцев, но при этом по свидетельствам он обладал недюжинным умом, был ироничен и укладывал штабелями сердца придворных дам. На картине человек сидит прямо на полу, его лицо с внимательными и умными глазами, его несоразмерная фигура контрастируют с ярким красным плащом.

Картины Веласкеса отказываются услаждать глаз призрачной физической красотой, но дают нечто более ценное – красоту живописи как таковой. Кроме этого, они призывают сочувствовать, видеть достоинство в уродстве. Портреты шутов, обычное для XVII века дело, для сегодняшних ценителей искусства – это еще одна возможность восхититься гением, попытаться понять, как он создавал такое гармоничное совершенство, потому что Веласкес в живописи – «это нечто совсем особенное», по очень точному выражению Крамского.

Если вам понравилась эта публикация, ставьте лайк ( 👍 - палец вверх), делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите наш проект, подписывайтесь на наш канал и мы будем писать больше интересных и познавательных статей для Вас.