Самая жестокая война древности

11 June

Звездный час Македонии получился ярким и коротким. Ярким, потому что вплоть до падения Рима никто так и не смог соперничать в величии с Александром, покорившем с горсткой храбрецов половину обитаемого мира. А коротким, потому что длился этот "звездный час" всего 15 лет: от битвы при Херонее, где Филипп II разгромил греков, и до 323 года (здесь и далее - до нашей эры), когда умер Александр. После этого Македония, конечно, не исчезла с политической карты, но на статус сверхдержавы уже не претендовала. Сразу после смерти великого царя его наследники, диадохи, поспешили разорвать огромную империю на части, погрузив и Европу, и Азию в кошмар жестокой кровопролитной войны, продолжавшейся около четырех десятилетий. Эта война не так известна, как Пелопоннесская или три Пунические, но, бесспорно, по накалу, по количеству участников, по числу жертв, по масштабам разрушений, наконец, по последствиям она даст фору любому конфликту эпохи античности.

Эпизод битвы при Ипсе - крупнейшего сражения эпохи диадохов.
Эпизод битвы при Ипсе - крупнейшего сражения эпохи диадохов.

Конец империи

Вообще, историки считают, что нет единой войны диадохов, а есть череда сменяющих друг друга конфликтов: Первая война диадохов, Вторая, Ламийская, Вавилонская... Границы между войнами условны, поскольку в сущности это один долгоиграющий конфликт, подчиненный единой цели - разрушить единую Македонской империю и построить на ее месте несколько независимых эллинистических государств. Крупных, таких как царство Селевкидов или держава Птолемеев, и мелких вроде Вифинии или Пергама. Конечно, этой цели не было в голове ни у одного из диадохов, она появилась сама собой - сформировалась в ходе событий.

После смерти Александра идея единой империи существовала еще несколько лет, во всяком случае формально. Пока были живы наследники царя - малолетний Александр, сын Роксаны и Филипп Арридей, пока был на коне регент Пердикка, который пытался сохранить государство. А затем, после смерти последнего от рук вчерашних соратников в 321 году, единство государства олицетворяли престарелый Полисперхонт и грек (не македонянин, а грек!) Эвмен. Но "имперцы" шаг за шагом сдавали позиции и окончательно их потеряли в 306 году, когда государство Александра перестало существовать даже формально: бывший сатрап Великой Фригии Антигон Одноглазый, а следом за ним и другие диадохи приняли царский титул.

Владения диадохов накануне битвы при Ипсе в 301 году.
Владения диадохов накануне битвы при Ипсе в 301 году.

Однако центробежные тенденции начались задолго до этого события - они возникли сразу после смерти Александра. Главными сепаратистами стали Птолемей, сын Лага, неплохо устроившийся в богатом Египте, и Антипатр, соратник Филиппа II, управлявший Македонией, пока Александр был в восточном походе. Позже к этому "кружку сепаратистов" присоединился Антигон. Регент Пердикка начал войну со всеми сразу и, разумеется, проиграл. После крайне неудачного похода в Египет, чтобы покарать Птолемея (во время переправы Нила часть армии Пердикки попросту сожрали крокодилы) регент был заколот в собственной палатке. Эвмен - ближайший соратник Пердикки - пытался сопротивляться сепаратистам еще несколько лет. В деле сохранения империи он нашел поддержку в лице Полисперхонта, которого Антипатр, умирая, назначил наместником Македонии, сильно обидев этим своего сына Кассандра. Однако в 316 году Эвмена предает собственное войско, точнее его лучшая часть - аргираспиды, "среброщитники". Антигон захватывает Эвмена в плен и приказывает казнить. После этого начинается уже открытый дележ диадохами огромного наследства Александра. О династии Филиппа и Александра уже не вспоминают, главным становится право копья.

Грандиозные битвы

Конечно, мировой войной разборки между диадохами не назовешь при всем желании. Но географический охват был впечатляющим - от Греции до Индии. В Элладе, кстати, все и началось. Не успел остыть труп Александра, как эллины подняли восстание и поначалу даже преуспели - заперли македонского наместника Антипатра в крепости Ламия без особых для него шансов оттуда вырваться. Однако на помощь осажденному пришли другие диадохи - вначале Леоннат, затем Кратер. Восстание было подавлено, но мира не наступило, потому что вскоре война вспыхнула в других местах - диадохи начали месить друг друга.

Битва у Геллеспонта: поединок Эвмена и Неоптолема.
Битва у Геллеспонта: поединок Эвмена и Неоптолема.

Главными театрами боевых действий были Греция, Малая Азия и Ближний Восток. В Малой Азии, возле города Ипс, в 301 году произошло крупнейшее и во многом решающее сражение этой войны. В нем самый могущественный на тот момент диадох Антигон Одноглазый скрестил меч со своими вчерашними союзниками - Селевком, Лисимахом и Кассандром. По сообщению древнегреческого историка Диадора Сицилийского, в битве с обеих сторон приняли участие более 150 тысяч человек! Одних только боевых слонов было почти пять сотен. Вероятно, Диодор несколько преувеличивал, но нет сомнений, что масштаб сражения был грандиозным. По сравнению с Ипсом большинство боестолкновений античности - это игры в казаков-разбойников.

Чуть менее впечатляющими получились схватки у Геллеспонта (Кратер против Эвмена), при Габиене (Антигон против Эвмена), при Газе (Селевк против Деметрия, сына Антигона), а также эпичная осада Родоса. Ее организовал все тот же Деметрий, за что получил прозвище Полиоркет, то есть "Осаждающий города". Во время этой операции, продолжавшейся несколько месяцев, осадное дело поднялось на новый уровень. Деметрий, к примеру, приказал построить таран длиной 60 метров и 45-метровую осадную башню - гелеполис, однако Родос, которому активную поддержку оказывал Птолемей, так и не сдался.

Аргираспиды - элита македонской армии.
Аргираспиды - элита македонской армии.

Рыцари, пассионарии, долгожители

Наследники Александра, почти все, были яркими пассионарными, как сказал бы Лев Гумилев, личностями. В иных условиях почти каждый мог бы стать выдающимся царем и привести свое государство к процветанию. Но вместо этого лучшие годы они потратили на выяснение отношений друг с другом.

Причем никто из этих ярких людей не прятался за спинами своего войска, все они были не только и даже не столько политиками, сколько воинами, рыцарями - первыми шли в бой, увлекая собственным примером фаланги и отряды конницы. Многие сложили голову в бою. В 322 году в битве с греками в Фессалии погиб Леоннат, через год в Малой Азии в пылу сражения с войсками Эвмена погибает любимец войска Кратер - один из самых близких людей к Александру. В том же бою с поединке с самим Эвменом сложил буйную голову Неоптолем - сатрап Армении, впервые отличившийся во время осады войском Александра Македонского Газы в 332 году: Неоптолем первым тогда поднялся на стены крепости.

Удивительно, но воюя всю жизнь, некоторые диадохи доживают до весьма почтенного возраста, но все равно либо погибают в бою, либо умирают насильственной смертью. Антигон Одноглазый сложил голову в битве при Ипсе, ему был тогда 81 год. В 281 году на равнине Куропедион в Малой Азии состоялась решающая битва между Лисимахом и Селевком. По одной из версий, исход боя решил личный поединок военачальников и в то время уже царей, в котором победил Селевк, причем обоим царям в это время было примерно по 80 лет. Впрочем, Селевк пережил своего оппонента всего на несколько месяцев. Переправившись с войском в Македонию, последний на тот момент остававшийся в живых соратник Александра был убит еще одним героем той эпохи - Птолемеем Керавном, старшим сыном бывшего друга Селевка египетского царя Птолемея Сотера.

Птолемей, кстати, также прожил долгую жизнь - более 80 лет. И стал единственным из диадохов, кто умер мирно, в собственной постели.

Фундамент нового мира

Война, которая продолжалась на протяжении четырех десятилетий - от смерти Александра в 323 году до окончательного воцарения в Македонии династии Антигонидов в 272-м, - конечно, сильно истощила все регионы, где проходили боевые действия. Привела к разрушениям и, вероятно, к громадным людским потерям, которые, разумеется, в то время никто не считал.

Но не только. Эпоха войн диадохов, как это ни парадоксально, заложила фундамент нового, эллинистического мира, который намного пережил сами эллинистические государства и просуществовал - через Рим и Византию - вплоть до арабских завоеваний VII века. Все потому, что диадохи хоть и были профессиональными военными не ограничивали себя войной. Например, Птолемей сразу после смерти Александра начинает активное государственное строительство в Египте. Не называя себя царем, он фактически создает новое царство на берегах Нила. Помогает ему, конечно, и то обстоятельство, что военные действия в Египте не велись.

Несколько позже начинает сколачивать государство Селевк Никатор. Он активно строит города, называя их именами ближайших родственников - Селевкии, Антиохии, Апамеи... Реформирует административную систему, дает городам право самоуправления по примеру греческих полисов, занимается культурной и религиозной политикой.

К слову, строительством городов тогда многие увлекались, пример Александра с его бесчисленными Александриями был заразителен - на карте стали появляться Антигонии, Деметрии, Кассандрии, Лисимахии... Можно было даже подумать, что диадохи только тем и занимались, что воевали и строили города. Хотя нет, не только. Еще любовь была в почете: у каждого было по нескольку жен и большой выбор наложниц.

В честь победы над Деметрием в 304 году родосцы воздвигли гигантскую статуя Гелиоса, получившую название Колосса Родосского.
В честь победы над Деметрием в 304 году родосцы воздвигли гигантскую статуя Гелиоса, получившую название Колосса Родосского.

И еще. Казалось бы, бесконечная война не мешала культурному, торговому и гуманитарному обмену. Греческие и македонские колонисты продолжали прибывать на восток, наемники с мыса Тенар истоптали сандалиями дороги от Италии и о реки Инд, многие из них остались на постоянное место жительства в Азии. Это было не то глобальное "переселение народов", которое задумывал Александр, но его дело, его задумки продолжают воплощаться в жизнь и в кровавую эпоху диадохов - Запад и Восток все прочнее стягиваются культурными, экономическими и политическими нитями.

Поэтому было бы неправильно рассматривать эпоху диадохов как жестокое, кровопролитное и совершенно бесполезное с точки зрения исторического прогресса время. Это не так. Да, война была главным обстоятельством той эпохи - она стала своего рода тектоническим сдвигом, который в корне изменил политическую карту мира. Но вместе с войной зарождалась в сущности новая цивилизация, которая проживет еще очень долго.

Источники: Арриан. Анабасис Александра/ Диодор Сицилийский. Историческая библиотека/ И. Дройзен. История эллинизма.

Алексей Денисенков

Подписывайтесь на канал История и истории!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Железная фаланга Кратера. Как воевали македонские ветераны. Часть I
Железная фаланга Кратера. Как воевали македонские ветераны. Часть II
Карфаген под катком македонской фаланги. Что не успел закончить Александр