1845 год: Даргинский поход графа Воронцова

31.03.2018

В 1844 г. обвиненный Николаем I в нерешительности А. Нейдгардт был отстранен от должности главнокомандующего Корпусом, и на его место 27 декабря 1844 г.был назначен принимавший активное участие в действиях против горцев еще с ранней молодости (с 1803 г.) граф М. Воронцов. Кроме того, М. Воронцов получил должность императорского наместника на Кавказе – должность, упраздненную еще в 1796 г.

Весной 1845 г. М. Воронцов прибыл на левый фланг Кавказской линии, где занялся подготовкой к походу на саму резиденцию Шамиля Дарго – селение, лежащее в глубине крутых и лесистых гор Чечни. Это предписывал сам Николай I, рассчитывавший, что тогда Шамиль капитулирует. Как раз в этот период войска мюридов вновь возобновили активные атаки на русские крепости.

Экспедиция под началом М. Воронцова должна была двигаться на Дарго, разделив основные силы на два отряда: Чеченский, которому следовало двигаться из крепости Внезапной сначала на высокогорное аварско-чеченское селение Анди, и Дагестанский, выдвигавшийся из Евгеньевского укрепления. Оба отряда, таким образом, с двух направлений должны были занять Андию – западную часть горного Дагестана, а оттуда, соединившись у селения Хубар и перейдя высокий Андийский хребет, разделяющий Чечню и Дагестан, занять Дарго. Кроме того, несколько более мелких отрядов должны были двигаться в Андию еще по ряду направлений. Наиболее крупным был Чеченский отряд, включавший в себя двенадцать пехотных батальонов, тринадцать сотен казачьей конницы и грузинской милиции (ополчения), три саперные роты и двадцать восемь орудий. Командование отрядом осуществлял генерал А. Лидерс. Дагестанский отряд, возглавляемый генералом О. Бебутовым, был несколько меньше: десять пехотных батальонов, три сотни конницы и восемнадцать орудий.

Однако являвшиеся всегда характерной чертой населения Кавказа обычаи родственной взаимопомощи и куначества, при которых сведения быстро распространяются через третьи уста по всему краю, не позволили сохранить секретность подготовки к экспедиции. Шамиль заблаговременно узнал о готовящемся решительном наступлении русских и, проведя массовую мобилизацию населения, стал готовиться к обороне. Сражение за Дарго имело важное моральное значение, и это прекрасно понимали обе стороны: русские стремились занять самое сердце кавказского мюридизма, чтобы показать бессмысленность сопротивления России, а горцы – во что бы то ни стало отстоять Дарго, чтобы показать, что союз народов на основе божественных законов силен, и иноверцы больше не смогут нанести поражения мусульманам.

горцы делают намаз
горцы делают намаз

Было мобилизовано 4 – 4,5 тыс. чеченских воинов, которые должны были вести бои, если русская экспедиция вступит в Чечню. Из них собственно Дарго должны были оборонять около двух тысяч человек. Общее командование чеченскими отрядами осуществлял сподвижник Шамиля Талхиг Шалинский. В Дагестане против экспедиции М. Воронцова были мобилизованы отряды андийцев (западный аварский субэтнос), которыми командовал военачальник Лабазан (Рамадан). Их общее число составляло около 6 тыс. человек. Также против русских должна была действовать аварская конница под командованием уже упоминавшегося бывшего союзника России, перешедшего, однако, из-за недоверия российского командования к Шамилю, Хаджи-Мурата Хунзахского. Ее численность составляла около 500 человек. Артиллерии у горцев было очень незначительное количество – всего несколько орудий, так как в то время горцы еще не умели сами изготовлять их и пользовались трофейными, захваченными у русских.

Чеченский отряд экспедиции, в котором находился сам М. Воронцов, выступил из крепости Внезапной ранним утром 31 мая. Когда российские войска углубились в горы, неожиданно началось сильное похолодание, на высокогорьях даже пошел снег. Узкие горные дороги, подчас проходившие по карнизам над глубокими пропастями, часто скрытые густым туманом, не были приспособлены для передвижения большого количества пехотных колонн, тяжелых обозов с провиантом и артиллерией. Дороги в горах хорошо просматривались и простреливались с окрестных склонов, и постоянные обстрелы горцами сильно задерживали продвижение экспедиции.

По приказу Шамиля все селения на пути следования русских разрушали сами же горцы, продукты и фураж сжигались, чтобы русские не могли сами пополнять свои запасы. Небоеспособное население воины уводили вглубь гор.

Оставление горцами аула (худ. П. Н. Грузинский)
Оставление горцами аула (худ. П. Н. Грузинский)

Положение экспедиции М. Воронцова с каждым днем становилось все хуже, лошади падали от бескормицы, страдающие от холода, голода, усталости и ран солдаты и казаки еле могли двигаться вперед. Только 4 июля Чеченский отряд достиг, наконец, селения Анди. Лишь оказавшаяся низкой боевая активность воинов-андийцев, недовольных приказом Шамиля об уничтожении их селений, пусть и ради общего блага, стала причиной того, что экспедиция М. Воронцова вообще смогла идти в намеченном направлении по крутым горам. Поняв, что теперь русские вступят в Чечню, Шамиль приказал убить находившихся у него в плену с 1843 г. полковника Веселицкого и десять русских офицеров.

6 июля 1845 г. соединившиеся отряды экспедиции М. Воронцова начали наступление на Дарго через так называемый Ичкеринский лес в горах Восточной Чечни. Чеченцы заблаговременно укрепили все подступы к селению завалами из срубленных вековых буков. Началось тяжелое, кровопролитное и изнурительное «прогрызание» российскими войсками чеченских оборонительных линий, окруживших Дарго кольцом толщиной в семь верст. Из-за сваленных древесных стволов чеченцы расстреливали штурмующих эти традиционные горские полевые укрепления русских солдат почти в упор. Когда же русские подбирались к ряду завалов вплотную и были готовы нанести штыковый удар, перед которым горцы, не имевшие соответствующего оружия, были мало устойчивы, чеченцы стремительно отступали за следующий ряд, и серия упорных кровавых боев продолжалась вновь. Возле М. Воронцова был убит адъютант, мундир самого главнокомандующего, лично поведшего в атаку две роты Навагинского полка, оказался прострелен пулями. Солдаты даже стали говорить, что М. Воронцов заговорен от оружия.

При прорыве оборонительных линий горцев в Ичкеринском лесу со стороны российских сил погибло до семидесяти солдат, казаков, грузин и унтер-офицеров, несколько офицеров и один генерал. За это время Шамиль, усомнившийся в целесообразности обороны чеченского селения, где было мало каменных укреплений, решил все-таки оставить Дарго и вывел из него войска, которые раположились на окрестных высотах. Женщин, детей и стариков мюриды заблаговременно эвакуировали в другие области Чечни. Уходя из селения, воины Шамиля сожгли большинство опустевших домов, в том числе дом самого имама, уничтожили запасы продовольствия и фуража.

7 июля, прорвав последний ряд оборонительных завалов горцев, русские войска вошли в пустое и обугленное селение. Тут же закрепившиеся на окрестных горах воины Шамиля обрушили на них град пуль и устремились в конные атаки. Установив на левом берегу реки Аксай несколько орудий, горцы подвергли экспедицию и артиллерийскому обстрелу. Чтобы не оказаться перебитыми на тесных улицах селения, российские войска пошли в контратаку на окружавшие его высоты. В ходе длившихся весь день жестоких боев русским удалось с тяжелейшими потерями занять несколько высот, которые горцы предпочли покинуть с приближением темноты.

В первый же день удержания Дарго экспедиция потеряла почти триста солдат и офицеров убитыми. С каждым днем положение русских становилось все более угрожающим: горцы непрерывно совершали многочисленные упорные атаки мелкими группами, стремясь измотать войска и выбить из занятого села. Дарго, расположенное в низине, прекрасно простреливалось с окрестных гор. Вследствие потерь состав экспедиции быстро убывал, подходили к концу запасы продовольствия и медикаментов. Расчет на то, что с занятием русскими Дарго горцы сложат оружие, не оправдался, да и само занятие селения выглядело слишком сомнительно: хотя все улицы были под контролем российских войск, за его окрестности русские не могли уже продвинуться ни на шаг. Напротив, горцы все усиливали натиск и грозили вот-вот вытеснить оттуда и разгромить всю экспедицию. Всех своих сподвижников и воинов Шамиль предупредил, что всякий, кто изъявит желание заключить мир с русскими, будет казнен.

10 июля к Дарго подступил обоз с продовольствием, выдвинувшийся из Темир-хан-Шуры. Главнокомандующий выслал ему навстречу колонну под командованием Ф. Клюки-фон-Клюгенау, состоявшую из шести пехотных батальонов, нескольких сотен казаков и грузин при четырех горных орудиях. Чеченцы уже успели восстановить все возведенные из поваленных деревьев лесные укрепленные линии. Российские подразделения увязли в кровопролитных боях за завалы, и горцам, атаковавшим их со всех сторон на узкой лесной дороге, удалось разделить колонну на несколько частей. Положение стало катастрофическим для отряда Ф. Клюки-фон-Клюгенау: движение остановилось, отсеченные друг от друга военные группы не могли наладить связь между собой и были вынуждены стоять на месте, отчаянно обороняясь от наседавших на них отовсюду горских воинов. Только когда сгустилась темнота, передовой группе удалось возобновить продвижение и соединиться с обозом. Затем подошли и остальные уцелевшие группы. В первый день боев колонны Ф. Клюки-фон-Клюгенау, прозванной «сухарной экспедицией», погиб генерал В. Викторов, горцы же захватили три горных орудия.

Пока оставшиеся бойцы колонны, соединившись с обозом, в лесу перестраивали свои порядки, готовясь с утра выдвинуться обратно в Дарго и доставить голодающей экспедиции провиант, горцы во второй раз восстановили прорванные русскими завалы и засели среди них, ожидая, когда войска тронутся в обратный путь. Утром 11 июля полил сильный дождь. Под дождем, увязая по колено в грязи раскисшей, заваленной трупами людей и лошадей после вчерашнего перехода дороге, колонна с обозом выдвинулась в Дарго. Держать ровный походный строй было невозможно, солдатам приходилось перелезать через окровавленные трупы своих товарищей и лошадей. С первых же шагов колонны по Ичкеринскому лесу началась стрельба. Вновь начался упорный и кровопролитный штурм одной линии завалов за другой. При штурме первых же завалов погиб в прошлом году сумевший остановить наступление 20 тыс. мюридов в Северном Дагестане генерал Д. Пассек, а также полковник Ранжевский.

Солдаты, офицеры, казаки, грузины, штатские с обоза – все смешались друг с другом и, ежеминутно погибая под горскими пулями, шашками и кинжалами, стремились только достичь спасительного селения, где стояли войска М. Воронцова. «Сухарная экспедиция» неминуемо была бы полностью перебита, но главнокомандующий, заметив из селения положение дел, выслал подкрепление. Выступившим на помощь погибающему отряду Ф. Клюки-фон-Клюгенау подразделениям удалось соединиться с уцелевшими солдатами того и отбить у горцев часть обоза, после чего отступить в Дарго.

Ф. Клюки-фон-Клюгенау
Ф. Клюки-фон-Клюгенау

За два дня «сухарной экспедиции» российские войска потеряли на восьмикилометровом участке лесной дороги убитыми двух генералов, трех штабных офицеров, четырнадцать обер-офицеров и 446 солдат, казаков и грузин. Без вести пропали 122 человека, свыше восьмисот солдат и офицеров получили тяжелые ранения.  Того продовольствия, что все же удалось под пулями и шашками доставить в Дарго, экспедиции М. Воронцова могло хватить только на три дня. Силы русских стремительно таяли. В таких условиях главнокомандующий принял решение отступать. Учитывая состояние экспедиции, горцы могли уничтожить ее вскоре после выхода из селения, где она занимала оборону. Поэтому М. Воронцов предварительно отправил на линию одиннадцать добровольцев-лазутчиков, которые, пробираясь разными путями по горской территории глухими лесными тропами, дошли до генерала Р. Фрейтага и сообщили тому о бедственном положении экспедиции. Русские стали уходить из Дарго на линию через селение Герзель 13 июля, перед уходом сжегши все уцелевшие постройки в ставке Шамиля. По приказу М. Воронцова был сожжен и весь груз, который мог задержать продвижение экспедиции, в том числе его собственное имущество.

16 июля изнуренный русский отряд был окружен горцами на поляне возле селения Шаугалберды. Горские воины подвергли занявшую круговую оборону экспедицию ожесточенному ружейному и артиллерийскому обстрелу, намереваясь окончательно разгромить ее и уничтожить либо захватить в плен самого императорского наместника. У экспедиции уже подходили к концу боеприпасы, и казалось, что горцы, действительно, сейчас добьются величайшей за всю предшествующую историю своей борьбы с Россией победы. Однако воодушевленные личным мужеством главнокомандующего остатки русской экспедиции смогли удерживать оборону на поляне в течение трех дней. 19 июля к поляне подошли войска под командованием генерала Р. Фрейтаг и устремились в атаку на обложивших погибающую экспедицию М. Воронцова горцев. Им удалось прорвать блокаду и вызволить из нее окруженных, после чего отступить с остатками Даргинской экспедиции на Кавказскую линию.

Шамиль после боев при Дарго остался недоволен местом, которое он избрал для своей ставки. Выяснилось, что Дарго не является таким уж недоступным для российских войск селением. Поэтому он переселился со своей семьей и ближайшими сподвижниками еще глубже в горы Ичкерии – в селение Ведено (Ведана) между реками Хулхулау и Ахкичу на плоском отроге лесистого хребта. Из Ведено через высокогорный перевал Харами проходит дорога в соседний Дагестан. В окруженном высокими и крутыми лесистыми горами Ведено резиденция имама Шамиля находилась на протяжении последующих четырнадцати лет.

Прочитать полную версию и оставить комментарий можно здесь: http://history-thema.com/nezavisimyiy-duh-protiv-samoderzhaviya-kavkazskaya-voyna-chast-x/

Если вам понравилось, нажмите слева «лайк» (палец вверх), а вверху «Подписаться на канал». Спасибо, что дочитали до конца! УДАЧИ!

Авторское право защищено©history-thema.com 2018 Условия копирования на сайте.