Кто такие абадзехи? Почему русской армии было тяжело воевать в горах?

В апреле 1846 г. многотысячная армия Имамата при 7 – 8 орудиях, обойдя русские укрепления (вероятно, гарнизоны тех просто не решились помешать такому количеству горцев, мобилизованных по всей территории Чечни и Дагестана), вошла под предводительством самого имама в Малую Кабарду. Пройдя Малую Кабарду, воины Имамата перешли Терек и вступили в Большую Кабарду, ознаменовав этот событие пушечным салютом. Там они соединились с кабардинскими повстанцами. По дальнейшему расчету, на соединение с войском Шамиля и кабардинцами должны были прийти воины западного адыгского племени абадзехов в количестве 3 тыс. человек, среди которых уже давно проповедовали присланные Шамилем мюриды.

Однако абадзехи, хотя и в целом благосклонно относились к призывам мюридов, не смогли выполнить обещание: возможно, не собрали достаточного количества добровольцев, возможно, хорошо не подготовились к трудностям похода через несколько крутых лесистых хребтов Западного Кавказа. Российское командование с большой тревогой следило за развитием кабардинских событий: в случае отложения от России Кабарды горцы могли перекрыть Военно-грузинскую дорогу – практически единственный путь, по которому регулярно осуществлялась связь России с ее закавказскими владениями. В Закавказье же – в Тифлисе, находилась ставка наместника Кавказа, а дальше лежали земли враждебного России Османского Халифата.

В период наивысшего могущества и влияния Имамата решалась уже судьба не просто присоединения к России Кавказских гор, а российского владычества на Кавказе как такового и безопасности южных русских границ. Кабарда своей обширной территорией разделяла два региона, в которых велись активные боевые действия – Западный и Восточный Кавказ, и в случае присоединения ее к борьбе сплошной антироссийский фронт протянулся бы через весь Северный Кавказ от Черного моря до Каспийского.

Кабарда
Кабарда

Призывы эмиссаров Шамиля активно звучали среди адыгов Западного Кавказа, наибольший успех имея у горного адыгского племени абадзехов. Абадзехи (упоминание этого названия в искаженной форме «адехи» встречается в поэме А. Пушкина «Тазит») населяли крутые лесистые горы в верховьях четырех притоков Кубани – Афипс, Пшиш, Шхагуаш (Белая) и Лаба, летом пасли скот на высокогорных пастбищах у границы вечных снегов. Ограниченность пахотных и пастбищных угодий привела к тому, что у них не произошло сильного имущественного расслоения, и родоплеменная знать не имела такого сильного влияния, как у других адыгских племен. Поэтому идеи устройства быта в соответствии с шариатом, ограничивавшим наследственные привилегии аристократов, в среде абадзехов нашли более благодатную почву.

Под влиянием проповедей посланцев Шамиля у абадзехов активно происходила внутриплеменная консолидация, разные общины выбирали объединенные органы власти. В 1847 г. в селении Хаджико (Хаджох) в горном урочище Каменный Мост абадзехи учредили мегале – трибунал, по приговору которого уличенных в изменнических связях с российской администрацией сбрасывали в ущелье реки Шхагуаш.

Абадзехия
Абадзехия

Русская армия, как все европейские армии того времени, вела войны, захватывая у неприятеля территории и затем утверждаясь на них, выстроив крепости, где дислоцировались гарнизоны, готовые в любой момент выступить в нужном направлении и пресечь попытки отвоевать захваченные земли или подавить мятежи населения. Однако в крутых, поросших лесом горах Кавказа эта тактика была бесполезной: даже если бы удалось возвести крепость на горном уступе, из нее мало что можно было бы контролировать, так как даже близкие переходы по крайне пересеченному рельефу были очень тяжелы для отягощенных обозами военных колонн.

За каждым выступом каждой горы, в каждой роще мог скрываться неприятель; горские конные отряды могли передвигаться по горам куда угодно легко и скрытно, получая все необходимое в любом встречном селении. Снабжать крепость продовольствием, медикаментами, боеприпасами по узким и плохим дорогам, зажатым среди горных склонов, возможно было бы только с тяжелыми боями и потерями как в случае с «сухарной экспедицией». Понятно, что на практике это было осуществить невозможно. Горы можно было прекрасно оборонять, что и делали горцы, но наступление в них давалось очень трудно, а на широком фронте было практически нереальным.

По этой же причине и горцы до Шамиля не создали единого государства, а объединение их под властью Имамата было следствием стремления дать общий отпор российской колонизации. Поэтому российские войска возвели укрепленные линии, довольно плотно окаймляющие обширные регионы, где проживало непокорное России население, но захватить сами горные земли не могли, а лишь совершали карательные экспедиции в селения, где собирались горские воины или пребывали горские предводители. Экспедиция с боями продвигались к селениям, занимали и разрушали их, уничтожали запасы продовольствия и фуража, затем, когда их собственные запасы подходили к концу или потери в боях с горцами становились сильно ощутимыми, отходили обратно на Кавказскую линию.

Горцы, которые, используя пересеченный рельеф местности, умели вести оборонительные бои с неожиданными засадами, молниеносными набегами и обстрелами, несли обычно значительно меньшие потери, чем русские войска. Они возвращались в свои разрушенные селения и восстанавливали их, затем собирались и, в свою очередь, совершали нападения на русские укрепления, казачьи станицы, следовавшие по дорогам вдоль Кавказской линии военные колонны и обозы.

Однако горцы использовали хоть свою традиционную, но уже устаревшую тактику противостояния войскам кочевников, в прошлые века терроризировавшим Кавказ. Кочевники приходили, завладевали добычей, если горцам не удавалось отстоять что-то из имущества, и уходили. Поэтому у горцев раньше не было необходимости удерживать свою территорию: достаточно было отбить у врага свои пожитки, укрепиться в горах и дождаться, пока тот сам покинет их земли.

Когда же кавказские горцы столкнулись с русской армией, оказалось, что та умеет прочно удерживать завоеванные территории, возводя на них укрепленные линии. Горцы могли штурмовать и разорять русские укрепления, но это было для них так же мало полезно, как для российских войск – карательные экспедиции в горы: в открытом бою горцы сильно уступали регулярной русской армии, имеющей более совершенную для этого тактику и куда как лучше вооруженной. Да и человеческие ресурсы у русских были гораздо больше, чем у горцев. Совершив нападение на русскую крепость, даже захватив и разрушив ее, горцы все равно были вынуждены отступать в горы, когда подходили превосходящие российские силы. Таким образом, ко времени образования Северокавказского имамата горцы уже потеряли все прилегающие к горам равнинные и часть предгорных территорий, где могла быть успешной применяемая русской армией европейская военная тактика. Вернуть их оказалось не под силу даже организованной армии Имамата, тактика и вооружение которой все равно не подходили для этого.

Прочитать полную версию и оставить комментарий можно здесь : http://history-thema.com/nezavisimyiy-duh-protiv-samoderzhaviya-kavkazskaya-voyna-chast-xi/

Если вам понравилось, нажмите слева «лайк» (палец вверх), а вверху «Подписаться на канал». Спасибо, что дочитали до конца! УДАЧИ!

Авторское право защищено©history-thema.com 2018 Условия копирования на сайте.