Алмазно-золотые вилки

Бандиты, захватив давно совучрежденья,

Явились к Черномырдину поздравить с днем рожденья,

И ну дарить ножи, кастеты, сабли, пистолеты,

Алмазно-золотые вилки, топоры и амулеты,

Поскольку личным он, а не чужим горбом

Приватизировал всего-то лишь «Газпром»...

Когда ж закончатся опального борца мытарства,

Мы изберем его главою государства,

Который от забот свалившихся устанет

И митингующих расстреливать еще разок не станет.

От мыслей сих трухнул и президент.

Примчался на банкет, как чей-то резидент,

К уволенному им самим премьеру:

Живи среди волков, да знай в их сварах меру!

Бандит, на случай, обласкал бандита,

Такая на Руси теперь элита.

Мохнатый тележид сквозь дождь жемчужных слез

Степанычу «Георгия» поднес.

Наверно, дед жида при следственной загрузке

Героя кокнул где-нибудь в кутузке.

Один Басаев не приехал — загордился:

Мол, я вобче убийцею родился,

А эти в паханы себя продвинуть рады,

Но кто они?... Сплошное партократы.

Не дедушка Мазай, средь радужных боевиков

Мелькнул политбюровский член, упитанный Рыжков,

И свойски подмигнул дальневосточной лани,

Жующей курочку, Горячевой Светлане.

Итог:

Конечно, воры далеко не нация,

Но и у них — в чести субординация!..

1998

(Бандиты элиты - название в оригинале)