Оба друзья до гроба

Куда бы русский по земле ни взреял,

Он одинок в пространстве без еврея,

Еврей и русский — пара сапогов,

Их носят все, от братьев до врагов.

В семнадцатом мы на Царя пошли с винтовкой,

В тридцать седьмом нас наградил Иосиф

лесозаготовкой

И зонами, покрепче городьбы,

Но выжили мы, экие дубы!..

А позвала Отчизна в грозный час,

Мы, русские, фашистов бить, евреи славить нас,

И вместе до Берлина добрались,

А, промотав ССС Р, разодрались:

Теперь евреи в Израиль бегут,

А русские их банки стерегут,

Поникнув долу буйной головою —

Москва сдалась чеченскому конвою.

На Красной площади раввин и поп,

Вздыхая, нам готовят общий гроб,

А Ленин спит, а Троцкий в эмиграции,

Дзержинский сем подвергнут депортации,

В такую варварскую непогоду

Надежда на Ежова и Ягоду.

Итог:

Они из пролетариев, без свиты,

А остальные — все антисемиты!..

1997